Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

И родительский долг платежом красен

Номер 4 (784) от 3 февраля 2016 г.История, старая, как мир. И пока на свете существует род людской, алиментщики и алименты как материальное обеспечение, предоставляемое по закону, будут находиться в центре внимания цивилизованного общества.

У нас речь пойдёт о нерадивых отцах и, представьте, матерях, практически бросивших своих детей на произвол судьбы, оставив их без средств к существованию. Этой проблемой занимаются сотрудники Коломенского районного отдела судебных приставов. А насколько она решаема и серьёзна, знает заместитель начальника отдела, советник юстиции второго класса Государственной гражданской службы Юлия Алексеевна Барничева.

– Социальная государственная политика в части взыскания алиментов, защита прав и свобод детей всегда находится на первом месте. Мы помогаем этим несчастным детям получать алименты от их нерадивых родителей.

– Мам и пап? Последних, конечно, больше?

– Это так. Но в последние годы утвердилась такая аномальная традиция: количество мамаш-кукушек увеличивается. Более того, семейный тандем разом отказывается от своих детей.

– И они попадают под опеку бабушек-дедушек?

– В лучшем случае. А так остаются без призора и попадают в спецучреждения или детские дома.

С момента создания наш отдел борется с нерадивыми родителями, ежедневно, ежечасно понуждая их выплачивать алименты на содержание нетрудоспособных несовершеннолетних детей.

Случается и наоборот: в помощи нуждаются родители. Здесь картина несколько иная. Как правило, такую помощь они получают, но часто она бывает смехотворной. Впрочем, это отдельный разговор.

– Причины этого явления?

– Социально-нравственные. Это ёмкое понятие. Например, в связи с экономическим кризисом кто-то потерял работу и не спешит трудоустроиться, а есть и такие, кто ведёт асоциальный образ жизни. Причин может быть множество.

– Есть какая-то статистика на этот счёт?

– Из года в год количество неплательщиков увеличивается. Примерно в Коломне и районе таковых насчитывается около 1100.

– Это много или мало?

– Много, конечно. Цифра колеблется и зависит в том числе от эффективности нашей работы. Люди, с которыми мы плотно работаем, их около тысячи, – разнокалиберный контингент: ведут асоциальный образ жизни, не платят, находятся в розыске, скрываются. Есть и такие, кто привлекается к уголовной ответственности.

– Как отдел выходит на алиментщика?

– По заявлениям заинтересованных лиц: мам, не имеющих средств на воспитание ребёнка, представителей соцслужб – детские дома, приюты. Основополагающими документами при этом являются судебный приказ, исполнительный лист, нотариальная надпись – соглашение об уплате алиментов, заверенное нотариусом.

В последнем случае люди договариваются между собой о сумме выплат, грубо говоря, совершают сделку, приходят в нотариальную контору, где и составляется соответствующий документ. И расходятся с миром. Законом это предусмотрено. О них мы ничего и не знаем.

– Наверное, проблема неуплаты алиментов чаще всего возникает в неблагополучных семьях?

– Необязательно. Скорее потому, что супруги не пришли к общему знаменателю по воспитанию ребёнка после расторжения брака. Так сказать, по идеологическим мотивам. Они могут иметь стабильный материальный доход. Но таких мало.

В основном это люди, ведущие асоциальный образ жизни, потерявшие работу и не спешащие трудоустроиться. А дети, как ни странно, хотят есть, их нужно одеть и обуть.

Особая категория – намеренно скрывающиеся алиментщики.

– Как соотносится количество алиментщиков с социальной принадлежностью?

– В этом смысле все равны. Есть и рабочие, и врачи, учителя, госслужащие, депутаты. Брачно-семейные отношения затрагивают все слои общества. Дети рождаются и у бедных, и у богатых. В конечном итоге дети и страдают больше всех, становясь разменной монетой во взаимоотношениях взрослых, одолеваемых слепотой и гордыней.

– Среди алиментщиков встречаются, скажем так, неподдающиеся. Какие методы принуждения приходится применять к ним?

– Начинается всё с возбуждения исполнительного производства. Должнику вручаются документы, обязывающие его выплачивать алименты добровольно, к трудоустройству. Ведём разъяснительную работу, если человек не понимает, что ему дальше делать. Предупреждаем об ответственности.

Слова не помогают – выписываем штраф. Возможен даже арест имущества, если человек состоятельный. А если имярек уклоняется от уплаты намеренно, и слова, и увещевания не помогают, дело может кончиться привлечением к уголовной ответственности. И суд определит меру наказания: исправительные работы либо лишение свободы в колонии общего режима.

– Каковы отчисления алиментных выплат от заработной платы?

– У работающего человека на одного ребёнка – 25 процентов, на двух – 33, трое детей – 50 процентов. Если есть задолженность по выплатам, из заработной платы может быть удержано до 70 процентов.

– Можно ведь скрыть источник или источники своего дохода. Или сейчас это невозможно?

– Информация о заработной плате, если человек работает официально, поступает в Пенсионный фонд. И мы ею располагаем. При неофициальном трудоустройстве обращаем внимание на имущество неплательщика. Жёны, бывает, приносят столько полезной информации!

Вообще, легче и лучше заплатить, чем столкнуться с последующими действиями судебных приставов. Хочешь не хочешь, а заплатишь.

Кстати, все алиментщики у нас по умолчанию невыездные. Выехать за границу, к примеру, могут только те, у кого исполнительное производство заканчивается. Попав в чёрные списки, они не полетят и не поедут за пределы Российской Федерации.

– Какие ещё меры противоборства с должниками Вы могли бы назвать?

– Например, публикация списков должников или фотографий в печатных СМИ. Действует!

Можно сказать с уверенностью: работа приставов находит полное понимание в обществе. Мы совершаем благое дело, возвращая нашим маленьким согражданам то, что им положено по праву.

А разборки между родителями пусть остаются их внутренним делом. Дети здесь ни при чём.

Юрий ШИЛОВ.