Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

На роду написано

Номер 2 (731) от 21 января 2015 г.Первоклашками мы овладеваем правилами каллиграфии, и в преклонном возрасте берёмся за перо, но при всех внешних изменениях написания букв, специалист установит, что тот или иной почерк принадлежит одному и тому же человеку.

Признаться, я полагал, что особенностями почерка занимается графология. В известной степени это так, однако, приоритет в этой области криминалистики принадлежит всё-таки почерковедению. О чём и поведал главный специалист-эксперт отдела по экспертному криминалистическому обеспечению МУ МВД России Анатолий Елистратов.

– Анатолий Яковлевич, несколько слов об истории почерковедения.
– Как отдельное направление в криминалистике почерковедение в советской милиции оформилось в 30-е годы прошлого века, несколько позднее, например, дактилоскопии или графологии. Последняя как наука исследует почерк, чтобы составить психофизический портрет личности. Есть и ещё такой раздел, как автороведение для определения авторства художественного произведения.

Почерковедение позволяет установить конкретного исполнителя рукописной записи. Хотя с помощью почерковедения можно установить даже необычное состояние и руку пишущего.

В этот момент, взглянув на мой блокнот, Анатолий Яковлевич, словно престидижитатор, показавший блестящий фокус, потрясший зрителя, сказал:

– Вы, Юрий, левша. И Вас когда-то переучили писать правой рукой.

Оставалось только руками развести. Удивление было безмерным.

– Ещё возможно, – продолжил Елистратов, – установление пола. По каким признакам? Их целая совокупность. Существуют определённые знаки, по которым можно определить: писала женщина.

Один из признаков почерка – координация движений. Ваш темп письма достаточно большой, выработанность большая, а координация средняя. Иногда это говорит о возрасте пишущего. Индивидуальный почерк, присущий только одному человеку, складывается из нескольких навыков, главные – технический и физиологический. С возрастом технический навык изменяется, физиологический остаётся.

– Так какова ваша главная задача?
– Установить конкретного исполнителя рукописи. Он – не он. Исследуем рукописи, идентифицируем подписи. Каждый почерк строго индивидуален.

– Предмет, которым вы занимаетесь, это наука или искусство? Может быть, нечто иррациональное?
– Наверное, и то и другое. Замечу, почерковедение – один из самых сложных видов криминалистических исследований. Ошибиться очень просто. Многое здесь зависит от условий, качества рукописи или подписи, образцов.

Это ответ и на второй вопрос. То, чем мы занимаемся, предмет однозначно рациональный.

– Где учат вашему ремеслу?
– Были и есть хорошие школы. Я в криминалистике более 30 лет. Имею допуски к работе в разных направлениях криминалистики: почерковедение, трассология, дактилоскопия, баллистика, портретная экспертиза…

– Без живых примеров применения ваших знаний и навыков в практической работе не обойтись.
– Почерковедение в настоящее время чрезвычайно востребованный способ криминального расследования. Идёт настоящий вал таких дел. Простейший пример, так называемые, резиновые квартиры. Сейчас установлена уголовная ответственность за прописку сверх лимита и соответствующего на то разрешения. Часты подделки подписи квартиросъёмщика. Какая-нибудь баба Маша подмахнёт бланк прописки за свою соседку. Определяем подлинность факсимиле.

Сегодня мошенникам легко добыть все сведения о банковском клиенте, оформить кредит и снять деньги с чужого счёта. Вот недавно выявили одну женщину, которая занималась этим на миллионы. Банк не стану называть.

– Припомните что-нибудь ещё из Вашей практики.
– Два компаньона организуют фирму, как водится, определяют состав учредителей, которые ни сном ни духом об этом не ведают, подделывают подписи. И пускаются во все тяжкие…

– Какая наука и техника используются в вашей работе, или кроме острого глаза и серого вещества в помощниках больше ничего нет?
– Есть математические методы исследования. Они достаточно простые, но они существуют. Есть и секреты, которые пусть останутся профессиональной тайной. И ещё есть интуиция, помноженная на знание высокого профессионала.

Хотите пример? Припоминается дело многолетней давности о мелкооптовом магазине. В нём были выявлены хищения госимущества в особо крупных размерах. Требовалось идентифицировать едва различимые подписи на документах.

Подпись в накладной была сделана через копировальную бумагу, очень плохо видима. Нам удалось её специальным методом восстановить и доказать авторство. Но адвокат в суде усомнился в наших выводах, заявив, что подпись мог оставить кто угодно, но не обвиняемый.

Пришлось проводить судебный эксперимент прямо в зале суда с авторучкой, листком бумаги и копиркой. Пришлось объяснить судье: в подписи будут присутствовать такие-то такие признаки. И всё сошлось. Истина торжествовала!

– Значит, наш почерк сугубо индивидуален, и как бы у нас на роду написан. От него не открестишься?
– Точно так. Как бы мы ни старались почерк изменить или скрыть. На одном почтенном предприятии появились анонимные письма в адрес руководства, очерняющие достойных людей и работников. В результате – разлад и нервозность в работе коллектива. Грешили на одного сотрудника, но как-то не вязалось это грязное занятие с положением и обликом этого человека.

С анонимками познакомился Александр Михайлович Мякотин, почерковед, который и сделал однозначный вывод: он! Во что не верилось. Отправили письма в одну солидную организацию, оттуда извещают: не он. Опять сомнения.

Мякотин стоит на своём. Во второй, третьей инстанции не дают точного заключения, ограничиваясь обтекаемыми формулировками – «вероятный вывод». Мякотин упорствует. Это, к слову, об интуиции, помноженной на знания профессионала.

И вот только когда оперативным путём были найдены открытки, которые аноним писал своей девушке 30 лет назад, авторство было установлено.

Есть много факторов, которые сбивают криминалиста-почерковеда с истинного пути, когда ошибка возможна, но природу не обманешь. И тайное всегда становится явным.

Юрий ШИЛОВ.

PS Если Вас, уважаемый читатель, заинтересовала наша публикация, мы готовы продолжить серию рассказов о криминалистике.