Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Город известный и знаменитый. Коломна глазами художников и путешественников

Номер 6 (837) от 15 февраля 2017 г.Мы продолжаем нашу рубрику. Всегда интересно узнать, что думают о твоём городе гости. Кто-то просто констатирует факты, кто-то размышляет и пытается делать экскурсы в историю, а кто-то восхищается самобытностью и уникальностью нравов. Так было всегда. Как мы уже писали ранее, Коломна всегда притягивала гостей: и в стародавние времена, и сейчас. Путевые заметки, сделанные несколько веков назад, дают возможность представить, как выглядел наш город в те или иные годы, чем занимались местные жители, как был устроен быт.

 

Особенно интересно описание, сделанное в 1654–1655 годах архидиаконом Павлом Алеппским, входившим в делегацию во главе с антиохийским патриархом Макарием III. Его произведение «Странствования Макария» более известное как «Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVII в., описанное его сыном – архидиаконом Павлом Алеппским», представляет собой чрезвычайно ценный источник информации середины XVII века.

Из путевых заметок читатель может получить как общее представление о внутренней жизни Московского государства, так и ознакомиться с подробным описанием отдельных городов. Коломне посвящена книга VI «Странствования Макария».

Как пояснила кандидат исторических наук, декан факультета истории, управления и сервиса, преподаватель на социально-культурном сервисе ГСГУ Анжелика Барсукова, свидетельства Павла Алеппского как православного путешественника во многом заслуживают доверия, несмотря на значительную долю восторженности и наивности чужестранца, нередко отличающих его.

Макарий III, патриарх Антиохийский, застал свою церковь, обременённую долгами, и для их погашения два раза отправлялся за милостью в православные страны.

Первое путешествие продолжалось с 1654 по 1656 гг. Причём в Коломне патриарх и его спутники пробыли шесть месяцев, задержанные распространением жестокой моровой язвы, которая продержалась в городе всю осень 1654 года; гости вынуждены были поселиться в одной из келий епископского подворья и прожить там с 17 августа 1654 по 30 января 1655 гг.

Как показали последние исследования, одна из рукописей данного источника была выполнена Павлом Алеппским во время вынужденного пребывания в Коломне в 1654 году. В тексте колофона арабских записей «Калумна» – это город-крепость из камня, близкая к престольному городу «Стулитса», т.е. Москве.

Появление текстов рукописей, выполненных в Коломне, свидетельствует о наличии относительно комфортных условий на архиерейском подворье для занятий традиционной книжной деятельностью арабским автором, которому удалось подробно описать жизнь русского города допетровского периода.

Наблюдательный и пытливый, любознательный и не лишённый литературного таланта, Павел Алеппский сделал яркие зарисовки жизни и быта Коломны того времени. Источник представляет интересные сведения о местном кремле, рассказывает о территориально-административной организации города, справедливо подчёркивает как торговую, так и культурно-духовную ценность Коломны. Несмотря на страшное опустошение, произошедшее из-за мора, Павел Алеппский отмечает оживлённую внутреннюю торговую деятельность Коломны, возобновившуюся с прекращением распространения заразы.

Знакомство Павла Алеппского с Коломной (в размерах современной территории) начинается с каменного монастыря «Галутфуни» (Богоявленский Голутвин монастырь), рядом с которым была ночная остановка. Путешественник особое внимание уделяет рекам и подробно описывает способы передвижения: Оку он сравнивает по обилию с египетским Нилом, а по Москве-реке их судно управлялось верёвками с берега из-за стремительности течения и большой глубины. Про Коломну (Коломенку) он пишет как об источнике, давшем имя городу.

При чтении мы чувствуем особое восхищение Павла Алеппского, которое подчёркивает ожидание встречи со «знаменитой крепостью», с Коломной. В городе гостей встречал воевода вместе с почётными горожанами, священниками и всем народом.

При описании Коломны автор сопоставляет её по величине с городом Эмессой (древнее название сирийского города Хомс). Стены крепости «страшной высоты» и «выстроены из больших камней и крепкого, чудесного красного кирпича». Башни Коломны напомнили путешественнику башни родной Антиохии, но уточняет, что они «или даже лучше и красивее их по постройке – удивительно крепки и непоколебимы».

По словам П. Алеппского, коломенский кремль – «это постройка, доведённая до совершенства и достойная удивления зрителя». Путешественник отмечает очень много деталей, в том числе: «крепость была окружена рвом», скаты которого выложены камнем.

По свидетельствам путешественника, организация жизни в городе хорошо продумана, упорядочена, применяются технические новшества – подъёмные машины в башнях, стеклянные фонари на улицах, железные часы в колокольне.

В тексте очень много художественных оборотов при описании церквей: «благолепная», «весьма красивая», «величественна», «очень красивое устройство». Покрытия храмовых крыш ему напомнили по фактуре «кедровую шишку» и «артишок».

В Коломне как в епархиальном городе было казнохранилище владыки, богатство которого восхитило путешественников по числу сундуков с серебряными и золотыми монетами. Так сказать, из профессиональных интересов Павел Алеппский подробно описывает палаты, канцелярию, храмы архиерейского двора, хозяйство епископа, земельные владения и сферу его судебной юрисдикции. Восклицательно звучат слова: «Говорят, будто епархия эта бедна и мала, да поможет ей Бог! А она больше области трёх патриархов: антиохийского, александрийского и иерусалимского <…> Здесь архиерейское управление ведётся хорошо и возможна жизнь привольная».

Антиохийская делегация во время нахождения в Коломне проживала на территории архиерейского подворья (в наст. время территория Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыря).

Как рассказала Анжелика Барсукова, восхищаясь архиерейским садом, Павел Алеппский перечисляет разные сорта «чудесных» яблок: «красные, как сердолик, жёлтые, как золото, белые, как камфора, все с очень тонкой кожицей <…>, другой сорт <…> с маленькими, сахаристыми плодами. Мы видели – о удивление! – на ветвях его в это время года (август – А.Б.) бутоны и цветы; он приносит обильные плоды».

В своих заметках о Коломне Павел Алеппский описывает занятия коломенцев. Особенно отметим, что благоприятные климатические условия для разведения яблоневых садов в Коломне и постоянный, не только сезонный, спрос на любимые народом яблоки, стимулировали жителей города на занятие торговым садоводством.

Из середины XVII столетия гордо звучат слова Павла Алеппского: «Эта Коломна – город известный и знаменитый».

В Коломне был большой базар по понедельникам и четвергам, на который приезжали крестьяне для продажи своих продуктов из очень дальних мест и из окрестных селений.

В силу своего географического положения Коломна была транзитным центром – пристанью для судов, двигающихся по Оке через Москву на Волгу, к Нижнему Новгороду, и обратно. Город выполнял перераспределительную и товарообменную функции, поэтому коломенский торг служил местом для «сборища всех купцов».

Антиохийский патриарх Макарий осуществлял водосвятие для коломенских храмов, вёл и молился во время церковных служб, был на крестном ходе вокруг кремля, участвовал в принятии решений по обращениям горожан, давал им благословение.

Так страх перед моровым поветрием привёл к нему «воевод и старейшин города, вместе с протопопом и всеми священниками», которые «плача, рыдая и горько жалуясь на жестокость моровой язвы» обратились с просьбой о разрешении установить пост в городе, «чтобы в течение трёх дней не резали скот и не открывали питейных домов, то есть, мест продажи водки и мёда».

Видимо, религиозная ментальность горожан подтолкнула их к мысли, что греховные злоупотребления и есть первопричина покаравшей их смертоносной эпидемии.

Павел Алеппский отметил, что в кремле располагались пять больших каменных церквей. Крайне интересно свидетельство о праздновании престольного праздника в храме Николы Гостиного.

В церкви последовательно в течение трёх дней служили епископ, архимандрит и игумен одного из монастырей. Поскольку коломенский епископ в это время отсутствовал (владыка Александр вступил в конфликт с Патриархом Никоном, был извержен из сана и сослан в дальний монастырь), первый день по традиции, соблюдая иерархию, служил Святейший Патриарх Антиохийский Макарий.

Вполне возможно, что это было первое и пока последнее патриаршее богослужение в храме Николы Гостиного.

«Накануне праздника св. Николая мы слушали малое повечерие в церкви, что внизу соборной. Все, уцелевшие в этом городе и его окрестностях мужчины, женщины, мальчики и девочки, пришли в эту церковь. Они всегда имеют обычай, приходя в церковь, всякий раз приносить с собой свечи; к каждой приклеивают копейку и ставят свечу перед иконой святого, во имя которого церковь, а также перед иконами, стоящими перед окружностью церкви».

«В полночь ударили в колокола ко всенощному бдению. Мы встали к службе и, войдя в упомянутую церковь, нашли там молодых женщин и девиц, которые раньше мужчин и мальчиков поспешили прийти сюда, имея в руках свечи. Было совершено великое торжество по любви их к свт. Николаю, и так как церковь мала, то большая часть народа стояла вне её, на сильном холоде, от полуночи до утра, с непокрытой головой, по их обыкновению».

Оценить пожертвование можно исходя из цен 1656 года. За 1 коп. в августе можно было купить более 100 огурцов, пуд говядины стоил 28 коп., овца – 30–36 коп., поросёнок 5–6 коп., жирный гусь – 9–10 коп., пуд соли – 20 коп., пуд вяленой трески – 80 коп. На 1 копейку вполне можно было питаться целый день. Весьма показательно, что зимой покупка сто кочанов капусты обходилась в 5–6 копеек.

30 января 1655 г. после молебна в коломенском соборе Антиохийский патриарх Макарий уже не речным, а зимним путём на царских санях, запряжённых четвёркой, проследовал из Коломны в столицу, а до нас, благодаря запискам талантливого участника его делегации и его пребыванию в городе, дошли уникальные подробные зарисовки Коломны, её жителей, её нравов и обычаев в середине XVII столетия.

Объёмный текст Павла Алеппского полностью воспроизвести не получится в нашем рассказе, но мы и не ставим себе этой задачи, нам интересно было выбрать яркие штрихи, образы города и его жителей, чтобы их передать. Ведь одним из лучших подарков в юбилейный год может стать душеполезное чтение, когда мы проникнемся описаниями Павла Алеппского, Никиты Гилярова-Платонова, Ивана Лажечникова, Бориса Пильняка и многих других авторов коломенского текста.

Елена ТАРАСОВА.