Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Они встретились на фронте

Номер 10 (739) от 18 марта 2015 г.Отец и мать В.Н. Нечаевой (Царьковой) познакомились на фронте в годы Великой Отечественной войны, там же, в прифронтовом госпитале, сыграли свадьбу и потом прожили долгую и счастливую жизнь вместе.

О своих родителях Валентина Николаевна вспоминает с нежностью и любовью, но иногда у неё на глазах появляются слёзы.

– Они прожили 44 года вместе с 1944 по 1988, когда папы не стало. Фронтовики, они прошли всю войну: мама – медсестрой, папа – шофёром.

22 июня у мамы был день рождения. Она пришла на работу в больницу и больше уже домой не вернулась. Завотделением, взяв её и ещё несколько работников, решил ехать на фронт. Жила она тогда на Украине. Так с первого дня оказалась на войне. Вспоминала, что пока ехали, начали бомбить, все – в кукурузу, а врач и говорит: если потеряетесь, то встречаемся на фронте, наш эвакогоспиталь № 3398. Но всё закончилось благополучно, доехали вместе. Попала мама на передовую, носила раненых, перевязывала, а там всякие были, вот она и заболела тифом. Её выходили и оставили работать в прифронтовом госпитале, куда с поля боя привозили раненых. Тяжело было. Однажды папа, шофёр, привёз раненых и спросил: «Сестричка, поесть нету?» Она отдала ему свой паёк.

  

Так и встретились Николай Дмитриевич Царьков и Вера Кузьминична Калиниченко. Она была с Украины, он – из Коломны.

– Где сыграли свадьбу?

– В госпитале. Свадьба была очень скромная, гостей – друг да подруга. Есть нечего, собрали все пайки вместе, так свадьбу фронтовую и отметили, потом расписались. Это было в 1944 году. В сентябре 1945 родилась моя сестра Галя. После войны переехали в Коломну.

– А как они встретили День Победы?

– Вместе. Рассказывали, что такая радость была! Все бегали, обнимались.

– Дружно жили в семье?

– Очень дружно и весело. Часто к нам приходили товарищи папины, мамины. Но о войне говорить не любили, не хотели вспоминать пережитое, поэтому я знаю очень мало. Папа вообще не вспоминал войну. Он умер, когда ему было 68, а мама умерла в 2009 году, не дожив три месяца до 90 лет. Раньше ветеранов не возвышали, уже потом начали чествовать, папа до этого не дожил, а мама застала. Но не любила 9 Мая и 23 февраля. Для нас это были трагические праздники. Особенно ей было тяжело, когда приходили поздравления и открытки.

Но, может быть, хоть что-то она Вам рассказывала?

– Небольшие эпизоды. Фронт. Траншея, залитая водой, в которой много раненых. Вода уже почти болотная, и в ней водятся лягушки. Самолёты бомбят без перерыва, надо перевязывать раненых, а лягушки прыгают прямо на тебя. Сбросишь их и опять занимаешься делом. Много концертов было – сами устраивали. Самодеятельностью занимались, чтобы людям сделать приятное. Кто пел, кто плясал, даже сцену соорудили.

– Как-то сказывалось на их характере то, что они войну прошли? Были у них какие-то особенные качества?

– Были. Мама всегда готова была поделиться всем, что у неё есть. И всех жалела. А папа говорил: «Сделал тебе человек плохо, сделай ему в 100 раз лучше. Тебе от этого будет лучше». Они добрые были.

– Были у них какие-то награды?

– От папы ничего не осталось, а маму потом награждали.

– Что-нибудь привезли с фронта, что потом долго хранили?

– Привезли, – улыбается Валентина Николаевна. – Чемодан, шинель да хромовые сапоги. Мама всегда и говорила, что вот всего-то и нажила: ходила в шинели да сапогах, с пустым чемоданом. Потом при переездах вещи потерялись.

Вещи потерялись, но осталась память. Память о фронтовиках, прошедших всю войну, выживших в самые тяжёлые времена, воспитавших двух дочерей и проработавших честно и добросовестно всю оставшуюся жизнь. Память о простых и добрых людях Вере Кузьминичне и Николае Дмитриевиче Царьковых.

Елена ЛИФАНТЬЕВА.