Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Как Феникс из пепла

Номер 43 (721) от 5 ноября 2014 г.За свою 100-летнюю историю Коломенский завод тяжёлого станкостроения прожил несколько жизней. Были рождение, годы индустриализации и Великой Отечественной войны, эвакуация и возвращение, расцвет и угасание, когда кризисные управляющие пустили нажитое многими поколениями станкостроителей в распыл и даже банкротство. Приходили временщики, стратегия которых сводилась к циничному «после нас хоть потоп», пока, наконец, бразды правления и всю полноту ответственности не взял на себя производственный центр «Станкотех», заслуживший почти за 20-летний стаж работы в станкостроительной отрасли репутацию делового и надёжного партнёра, а к руководству производством пришли не чужаки, а свои доморощенные специалисты, взращённые на коломенской земле.

Один из них – главный инженер Пётр Николаев, человек, переступивший впервые порог заводских проходных в 1968 году. Кому как не ему знать и поведать нам о переменах в жизни станкостроителей, предвещающих возрождение некогда флагмана отечественного станкостроения.

Ретроспектива

21 июня 1914 года, подписав учредительный документ, фирма «Липгард и К» основала на левом берегу Оки заводик по производству сельскохозяйственных машин – сеялок, веялок, жаток и прочего инвентаря. Столыпинские реформы обещали устойчивый сбыт продукции. Пригодилась она и в советской деревне.

Сельскохозяйственную специализацию заставила поменять Великая Отечественная война, когда потребовалось перенастроить производство на ремонт искалеченных танков, пушек, поступающих с фронта.

По мере приближения немцев к Москве было принято решение об эвакуации завода вместе с работниками в Красноярск. Там, за Уралом, предприятие продолжило восстанавливать военную технику.

И только по возвращении домой в 1948 году завод перешёл на выпуск кузнечно-прессового оборудования. Сначала со сборочных площадок сошли первые токарно-винторезные станки марки ДИП-500, потом пришёл черёд карусельных, расточных, зуборезных станков и прессов – фирменной на десятилетия вперёд продукции ЗТС.

Новая техника требовала новых знаний и специалистов, которых приглашали в Коломну из того же Красноярска, Ульяновска, Краматорска… Именно эти люди поднимали станкостроение большой страны.

Грузите молотки вагонами

Предприятие вышло на новый виток развития в конце 50-х, когда тяжёлое крупногабаритное оборудование отправляли в КНР. Кстати, в аббревиатуре «ЗТС», буква «Т» как раз и символизирует особенность и класс коломенских тяжёлых станков. Эти машины уникальны по габаритам, техническим параметрам, наконец, металлоёмкости и весу в диапазоне от 50 до 500 тонн и часто существуют в единственном роде.

Весовые характеристики обрабатываемых деталей им подстать: 50–250 тонн. Велики и размеры планшайбы у богатейшей гаммы карусельных станков с диаметром обработки от 1 и свыше 22 метров. Такие махины в Союзе могли проектировать и строить только в Коломне.

Так вот, когда были налажены, можно сказать, конвейерные поставки продукции в Китай, на заводе родилось присловье: каждому китайцу по станку. С юмором у нашего народа всё и всегда было в порядке.

Малоизвестный факт. В наше время вряд ли, а тогда каждое советское предприятие было обязано производить товары народного потребления. На заводе «Текстильмаш», например, штамповали торцевые ключи и свёрла с ручным приводом, на Коломенском заводе – АОГВ, относительно технически сложный продукт, пользовавшийся повышенным спросом у застройщиков индивидуального жилья. В остальном это была мелочёвка, как и у ЗТС – те же ручные дрели, мебельная фурнитура и молотки, те самые, чем гвозди забивают.

Эти молотки почему-то очень приглянулись китайцам и сначала поставлялись в Поднебесную в хромированном виде. Однако через некоторое время заказчик попросил не эстетствовать и от хрома отказался. А вот аппетит сохранил: молотки везли через всю страну вагонами крупными партиями.

На месте не сразу, но догадались, для чего. Молотки мудрые китайцы отправляли в переплав, ведь сделаны они были в кузнечном цехе из углеродистой стали. А в металле в то время в стране недостатка не было. И ещё не родился слоган: экономика должна быть экономной.

В пору расцвета

  

Пресс Д1143А.

Начало 60-х–80-е годы – время расцвета предприятия, которое становится гигантом станкостроительной советской индустрии. В эту пору создаются уникальные машины, такие как станки-гиганты КУ-466 с обработкой деталей, вес которых достигал 300 тонн, КУ-299 с планшайбой диаметром 20 метров, отправленные Атоммашу и в Японию. Аналогов этой коломенской технике в мире не было. Завод работал на космическую и атомную отрасли, поставляя свою продукцию более чем в 40 государств: страны СЭВ, США. Канаду, Англию, Японию, Италию, Францию. В те годы на предприятии трудились почти 10 тысяч человек.

Техническая мысль, интеллектуальный потенциал инженеров и конструкторов опережали своё время. Эффективно работали четыре конструкторских отдела – уникальных и серийных машин, специальных станков для военной промышленности, электропривода.

– В ту пору, – вспоминает Пётр Иванович Николаев, – мы выпускали расточных станков по 9–10 в месяц, карусельных – до пяти единиц и в квартал – два тяжёлых станка. Столь же высокими были показатели по зуборезному парку – 3–5 станков по месячной программе.

В Челябинск, Выксу, Первоуральск ритмично поставляли прессы для формовки, калибровки, испытаний труб для газо- и нефтетрубопроводов. После модернизации это оборудование служит и по сей день.

В сотрудничестве с Роскосмосом приложили станкостроители свою руку и к созданию челнока, космического корабля многоразового действия «Буран», строительству атомных субмарин.

Смутное время

Перестройка, запустившая процесс развала реальной экономики, последовавшее за ней правление Ельцина, развал Союза практически уничтожили машиностроительную отрасль.

Рубежным для ЗТС стал 1995 год. Росли как снежный ком миллионные долги за электроэнергию, по зарплате, и в 2000 году на предприятии ввели внешнее, а потом и конкурсное управление, чтобы как-то реанимировать производство. В счёт погашения долгов по зарплате, налогам и кредитам началась тотальная распродажа заводского имущества, с молотка пошли здания, оборудование.

Остатки былого богатства удалось спасти. Столичная фирма «Росстанкинструмент» выкупила 13 гектаров земли, сохранив цехи и технологическую цепочку под выпуск станочного и прессового оборудования.

В 2001 году на свет явилось новое образование ЗАО «КЗТС», начавшееся практически с нуля. Объёмы производства росли, но на горизонте появился новый хозяин – Росэнергомаш в лице Москвы, доселе не имевший никакого отношения к станкостроению. Экономика вновь покатилась под откос. Оставалось удивляться, как правительство допустило чужаков, поспешивших избавиться от местных, проверенных и умелых кадров, к командованию уникальным производством. Долги по зарплате достигали восьми месяцев, экономику продолжало колбасить.

Очередной этап нерадивого хозяйствования завершился бы очередным банкротством, если бы не смена вектора развития. На Коломенский машиностроительный пришла фирма «Станкотех», имевшая солидный опыт работы в тяжёлой индустрии, и новое руководство, заявившее о необходимости не просто восстановить, но и увеличить производственные мощности бывшего флагмана отечественного машиностроения.

Свет в конце тоннеля

Хочется верить, что в отличие от предшественников, у Станкотеха всё получится. Собственно, в этом убеждают первые шаги новых владельцев, погасивших оставшиеся от прежних хозяев долги. В коллективе скоро поняли, что пришли не временщики.

– Наши специалисты, рабочие увидели свет в конце тоннеля, – рассказывает Пётр Иванович, – с совсем другим настроением взялись за работу. Ведь каждый из нас понимал: так дальше продолжаться не может.

У завода есть все возможности соответствовать требованиям времени. Сохранились технологическая цепочка для производства станков и прессов, конструкторские отделы по станко- и прессостроению. Словом, всё, что должно работать в структуре современного производства.

С инженерно-техническими кадрами ситуация сложная, но не безнадёжная. Проблема со станочниками и слесарями-сборщиками. Сохранились и деловые связи, даже с украинскими Днепропетровском и Краматорском, с давним партнёром германской фирмой «Сименс», исправно поставляющей, несмотря на все санкции Евросоюза, электронику в Россию.

В отечественных заказчиках тем более сомневаться не приходится, старые отношения сохранились и реанимируются в полном объёме. Завод занимается модернизацией не только своих машин, всех видов оборудования, в том числе импортного. Технический потенциал велик.

Портфель заказов полон, все договоры подписаны. Есть много наработок с другими фирмами, о которых говорить пока рано. Но если хотя бы треть из них «выстрелит», вперёд можно будет смотреть с оптимизмом. Объективный показатель динамики развития: объём продукции, по сравнению с прошлым годом, вырос в три раза.

Как только появилась прибыль, деньги тотчас пошли на модернизацию собственного станочного парка, покупку оборудования для сварочно-гибочного производства и ремонт цехов – крыш, отопительных систем. Этой работой давненько не занимались, а зимы у нас суровые.

100-летие предприятия следовало бы отметить в июне, но на этот месяц пришёлся переходный период, и было не до веселья.

– Главное для нас – прочно встать на ноги, – считает Николаев. – Придёт время, отпразднуем годовщину. И презентацию предприятия обязательно организуем для своих старых и новых партнёров, покажем мощь и потенциал завода. Ведь по большому счёту наше уникальное производство – единственное сохранившееся в России.

Юрий ШИЛОВ.