Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

«На Куликовом поле родилась Россия...»

Номер 36 (509) от 15 сентябряЭти слова принадлежат историку В. Ключевскому. Именно там, на Дону, началось духовное возрождение России, открылась новая страница нашей истории. О героических событиях того времени повествуют разные летописные источники, основные из которых – «Задонщина», «Сказание о Мамаевом побоище», «Житие Сергия Радонежского».

Звенит слава по всей земле Русской.
Трубы трубят в Коломне,
Бубны бьют в Серпухове...…

Имя Коломны тесно связано с этим историческим событием. У нас, на Девичьем поле, на высоком берегу Оки, 15 августа 1380 года устроил Дмитрий Иванович смотр своим войскам. Тремя дорогами шли русские витязи на место встречи, получив от московского князя следующие грамоты: «От великого князя Дмитрия Ивановича всея Руси князьям и боярам и детям боярским и всем воеводам и всему войску и всем безымянным – чей кто ни будет. Как только к вам эта грамота моя придёт и вы бы, часа того не дожидаяся, собирались все конечно в Коломну на Успение святой Богородицы…» («Сказание о Мамаевом побоище»). Великий князь двигался Московско-Коломенской дорогой, и встретили его коломничи и «мнози воеводы и ратницы» у реки Северки, на границах коломенской земли. Тогда, по легенде, поклялся князь не на жизнь, а насмерть биться за землю русскую, взял горсть земли в рот в свидетельство своей клятвы, запил студёной водицей из реки и сплюнул её. С тех пор якобы и стала вода в Северке мутной. А в самом городе «с живоносными кресты и со святыми иконами, со всем собором» встречал войско митрополичий наместник, епископ Коломенский Герасим. На следующий день состоялся смотр. Разное количество воинов называют источники, но по последним данным в русском войске было около 50 тысяч человек из 14 русских княжеств. (Войско Мамая явно превосходило его: предположительно 70–75 тысяч воинов.) По средневековым меркам эти были огромные войска. «Сыны русские покрыли поля коломенские…» («Сказание о Мамаевом побоище»).

На Девичьем поле Великий князь Московский поставил полки так, как они потом расположились на поле битвы, дал каждому полку воеводу, и отсюда все тронулись в путь. Коломенцы вошли в состав Передового полка, командовал ими Микула Васильевич Вельяминов – один из знатнейших московских бояр, свояк и любимец Великого князя (они были женаты на родных сёстрах). Осмотрев полки, Дмитрий вернулся в Коломну и помолился в одной из церквей. Возможно, это был Успенский собор, возведённый в честь победы московских войск над отрядом мурзы Бегича на реке Воже в 1378 году. Но это маловероятно: незадолго до августа 1380 года у собора, почти полностью выстроенного, обрушился купол. Это был нехороший знак: храм, возведённый в честь победы над монголо-татарами, перед очередной битвой с ними рушится… Дмитрий попросил духовной поддержки у Сергия Радонежского – и получил её. Служба о ниспослании победы шла, скорее всего, в Воскресенской церкви великокняжеского двора, где за 14 лет до этого состоялось венчание юного Дмитрия и его супруги Евдокии.

20 августа войско выступило из Коломны и пошло вдоль Оки, а близ устья реки Лопасни перешло Оку вброд. Дмитрий старательно обходил рязанские земли, потому как знал о договорённости Олега Рязанского с Мамаем и не хотел давать повода раньше времени для нападения.

7 сентября пришли к Дону, переправились через него (есть предположение, что это задумка князя: чтобы не было пути к отступлению – позади река), а 8 сентября (21.09 по н.ст.), в день Рождества Пресвятой Богородицы, состоялась Куликовская битва. Длилась она, по предположению учёных, всего три часа: с 11 часов до 14. Вот как описывает бой источник «О побоище, которое было на Дону, и о том, как князь великий бился с ордою»: «..пошли войска, и земля загудела, горы и холмы затряслись от множества бесчисленных воинов… И была эта великая сеча жестокой и битва упорной, так что земля содрогнулась, и от начала мира не бывало такой сечи у великих князей русских…как дождь из тучи, лилась кровь и тех и других – сынов русских и поганых, бесчисленное множество пало убитыми с той и другой стороны…» Коломенцы, стоявшие в Передовом полку, первые приняли всю тяжесть вражеского удара на себя. Коломенский воевода Микула Васильевич пал в первый час сражения… Его имя стоит в начале синодика погибших в битве князей и бояр. После победы над телом своего любимца «многа плакався» князь. Велел Дмитрий составить список погибших, и было в нём 20 бояр коломенских. Уже на следующий день, 9 августа, пришла весть о победе в наш город. Но принесла она не только радость, но и весть об убитых: «Тут щуры рано запели жалобные песни у Коломны на городских стенах в воскресенье, в день Акима и Анны… Это не щуры рано запели жалобные песни, все расплакались жёны коломенские» («Задонщина»).

Семь дней хоронили убитых, воды реки окрасились в красный цвет от крови павших, «трава кровью была полита». Именитых воинов, павших смертью храбрых, везли хоронить домой в дубовых колодах, вытесанных из цельных стволов деревьев, внутрь заливали мёд, чтобы тело сохранилось, а снаружи дерево смолили. Так везли и Микулу Вельяминова. Есть предположение, что его похоронили в селе Никульском под деревянной Никольской церковью, которую он сам и повелел возвести. Рядом похоронили тех, кто умер по дороге от ран, на этом месте сейчас возвышается крест с надписью: «Вечная слава героям, погибшим на Куликовом поле». Но есть и другая версия: успокоился Микула Васильевич в родовом монастыре рода Вельяминовых – самого знатного московского рода XIV века – в Богоявленском монастыре Москвы.

Обратно домой шло русское войско долго, только 21 сентября вступило в Коломну. Отдыхал здесь Дмитрий в своём дворце четыре дня, затем воины двинулись дальше и только 10 октября пришли в стольный град.

В память о той знаменательной победе недалеко от Коломны был основан Богородице-Рождественский Бобренев обетный мужской монастырь. Построен он был по обету (клятве), которую дали Дмитрий и его друг Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский (по-родственному называли его ещё Бобреня) на поле битвы. По преданию, объезжали они перед битвой поле Куликово и дали обет: если победят Мамая – поставят монастырь в честь этого. И через год, в 1381 году, уже стоял монастырь-сторож через реку от коломенского кремля, по дороге во Владимир, на землях Боброка-Волынца, посвящённый Рождеству Пресвятой Богородице (на этот праздник состоялась битва). Говорят, что первыми насельниками этого монастыря стали раненные и увечные в Куликовской битве.

Повелел князь достроить и Успенский собор, и стал он первым памятником на Руси, посвящённым двум победам над татаро-монголами: в 1378 и 1380 гг.

Помнят до сих пор коломенцы своего князя. Маленькая улочка, позади церкви Воскресения, носит его имя. На кремлёвской стене в честь 600-летия победы открыли мемориальную доску, а в 625-годовщину сражения памятный камень от коломичей появился и на Куликовом поле. В Колычёве есть набережная Дмитрия Донского, а с 2007 года стоит перед коломенским кремлём памятник Великому князю. Изображён он сидящим на коне и смотрящим в сторону Москвы, как бы встречающим войска русские, а теперь – и всех приезжающих в наш город. На высоком берегу Оки на Девичьем поле установлен памятный знак в 1990 году в честь сбора русских ратей (на месте разрушенного памятника 1880 года), а недавно поставили и крест в память обо всех убиенных воинах на поле Куликовом. За них до сих пор молятся в коломенских храмах.

Но в некоторых статьях, посвящённых истории XIV в., встречаются сведения о том, что будто бы и не было вовсе этой битвы. За комментариями мы обратились к специалисту по средним векам, доктору исторических наук, профессору, ректору МГОСГИ Алексею Борисовичу Мазурову. Вот что он сказал:

– Есть немало людей, которые заинтересованы в том, чтобы это событие замолчать или извратить из-за внутриполитической ситуации в нашей стране. В России проживают и татары, и русские, и сложившаяся ситуация является очень деликатной. Но я уверен, что историю искажать нельзя ни в каком случае. Куликовская битва – одно из крупнейших событий в российской истории. Есть в истории значимые события-маркеры, которые определяют последующее развитие государства и общества не только на десятилетия, но и на несколько веков вперёд. Весь XIII и XIV века русские княжества изнывали под ордынским игом. Говорят, что это был мирный симбиоз – это неправда, это были отношения ездока и лошади: один погонял, а второй нёс непосильную ношу. Вот пример: ежегодно только одно великое Владимирское княжество выплачивало дань Орде сначала 5000 рублей, а потом все 7000. Для нас эти цифры ничего не говорят, но надо представить, что рубль того времени – это 200-граммовый слиток серебра. Получается, что минимум тысячу килограммов серебра нужно было выплатить Орде. А у нас не добывали этот металл, значит, его надо было купить. Дань высасывала все силы. Не только экономический, но и политический контроль был довольно жёсткий. Вопрос стоял о том, когда случится перелом в этой борьбе. Дмитрий Донской сумел поднять знамя освободительной борьбы, объединить вокруг себя князей Северо-Восточной Руси и добился победы на Куликовом поле.

Та победа, во-первых, потрясла до основания Золотую Орду, рухнул временщик Мамай, который более 20 лет занимал лидирующее положение, случился переворот: Мамай был убит и на трон взошёл другой хан. Во-вторых, страшный экономический кризис разразился в Орде. И в то же время на Руси резко выросло национальное самосознание. По мере того, как Куликовская битва отдалялась, всё больше и больше понимали современники её значение. Сначала не все даже поняли, что произошло. Но Куликовская битва предопределила создание единого государства с центром в Москве. После этой победы никто больше не сомневался, что Москва будет столицей: ни Тверь, ни Новгород. Куликовская битва привела к невиданному всплеску культуры. Это можно сравнить с войной 1812 года, которая вдохновляла потом весь культурный процесс XIX века. Незначительные события такого резонанса не дают.

Коломна сыграла серьёзную роль в этом событии. Она в XIV-XV веках была ближайшим форпостом на пути татарского вторжения. Любая опасность с юга приводила к тому, что сюда выводили полки сначала наместники, а если опасность была велика, то сам Великий князь собирал все военные силы.

– Сколько погибло коломенцев, помимо 20 коломенских бояр?
 Надо понимать, из кого состояло войско того времени. Рать, которую собрал Дмитрий Иванович, состояла из довольно разношёрстных частей. Это были отряды, которые пришли с князьями и боярами. У них у всех были военные слуги-профессионалы, которые занимались военным делом, хорошо вооружённые, в кольчугах, шлемах и со щитами – в полном вооружении. Кроме этого, наверняка было народное ополчение, оно не так было экипировано, но топор, одновременно и рабочий, и военный, был у каждого. Но в основном с Дмитрием шли профессионалы, ополченцы были, но в небольшом количестве. Что касается коломенских потерь, то в «Задонщине» упоминается 20 бояр коломенских. Кто это такие? Это средние и выше среднего командиры, у которых было в подчинении несколько десятков, а может быть, и сотен слуг. Мы имеем данные, что в Коломенском уезде в XVII веке служило порядка тысячи таких дворян, может быть, в XIV веке их было чуть меньше. Подавляющее большинство коломенцев погибло.

С победой на Куликовом поле не закончилось татарское иго на Руси, оно продлилось ещё 100 лет, и лишь в 1480 году Великим стоянием на реке Угре завершилась эта чёрная полоса в истории России. Но вот что по этому поводу написал Николай Михайлович Карамзин: «Оно (Мамаево побоище), к сожалению, не имело тех важных, прямых следствий, каких Дмитрий и народ его ожидали; но считалось знаменитейшим в преданиях нашей истории до самых времён Петра Великого, или до битвы Полтавской: ещё не прекратило бедствий России, но доказало возрождение сил её…»

Елена ЛИФАНТЬЕВА.

В статье использованы сведения из книг «От Девичьего поля к Куликову» («Лига», Коломна, 2005 г.), «Куликовская битва» (изд. «Белый город», 2005 г.).