Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Бойтесь равнодушных

Номер 19 (390) от 21 маяПечальное продолжение трагедии "маленького человека" на страницах нашего еженедельника.

…Пожалуйста, вспомните меня. Вы уже помогли мне однажды. Но беды мне всё же не удалось избежать. Моя внучка Наталья пыталась меня убить, она нанесла мне несколько ножевых ранений. Я была в пяти минутах от смерти…

…Огромное спасибо соседке и её мужу, которые вовремя пришли мне на помощь, они спасают меня от неминуемой смерти уже второй раз. Они очень внимательные и доброжелательные люди. Не то что другие соседи, которые, увидев меня в крови, захлопнули дверь: моя хата с краю, ничего не видел, ничего не слышал…

…Что это за жизнь? Бьют, плюют в лицо, таблетками травят, из квартиры выгоняют. Приходится скитаться по людям или, если повезёт, на Пушкино, в доме временного проживания, пусть всего три недели, но зато в тепле, чистоте и подальше от смертельной опасности, там не зарежут…

…Хочу дожить спокойно оставшиеся мне дни, а не помереть от рук собственной дочери и внучки. Ведь это какой нужно иметь характер, чтобы попытаться родную бабушку зарезать, не каждый сможет, а вот моя внучка Наталья смогла…

…Дочь Галю осудили в марте 2007 года за издевательство над матерью и заставили отрабатывать, но она до сих пор этого не сделала. Теперь внучка взялась мне мстить за мать. Она и раньше вместе с матерью издевалась надо мной, избивали, но на этот раз всё оказалось куда страшнее…

…Внучка Наталья так била, что пришлось звать на помощь. Моя дочь стояла рядом и подбадривала её, говорила, что ей ничего не будет, потому что она несовершеннолетняя...

…В квартире было тихо. Утро. Я пошла в ванную умыться и только намылила руки, как вдруг на моё плечо легла чья-то рука, я так испугалась, что пробил холодный пот. Повернув голову, я увидела внучку, бесшумно подошедшую ко мне. Я спросила, почему она не в школе, а она ответила, что это не моё дело. Тем временем она всё больше прижимала меня к краю ванной, а когда отступать мне было уже некуда, приказала обнять её. Я показала, что у меня руки в мыле, попросила дать мне умыться, но она ответила, чтобы я не спешила, в другом месте меня помоют, и снова приказала обнять её. Сейчас опять будет бить, подумала я. Спорить было бесполезно, я обняла, и в ту же секунду почувствовала сильный удар в спину и тут же в грудь с левой стороны, это были удары ножом…

…Что было бы со мной, если бы не мои соседи? Очнулась я в больнице на следующий день, оказывается, сразу на операционный стол попала, соседи по палате шептались, что с того света меня врачи вытащили…

…Когда я вышла из больницы, то узнала, что ни дочь, ни внучку милиция не задержала. Они сейчас в розыске. А заявление моё не берут и не оформляют, всё на потом откладывают, говорят, когда найдут их, тогда уж …

…Сейчас я поставила на входную дверь два замка, но страх не покидает меня, моей жизни угрожает опасность каждую минуту. Они не остановятся ни перед чем, лишь бы добить меня и завладеть квартирой полностью…

Кто бы мог подумать, что история Сергеевой Екатерины Юрьевны, о которой мы писали в декабре 2006 года, будет иметь такое страшное продолжение. Тогда пенсионерка, которой нет ещё и 70 лет, поведала о своей ужасной жизни, как изо дня в день ей приходится терпеть издевательства и побои от родной дочери и внучки-старшеклассницы, которые хотят выжить женщину из квартиры. Единственным желанием Екатерины Юрьевны было уйти в дом для престарелых, чтобы спокойно дожить остаток своих дней. Мы помогли, чем смогли. И так как ни звонков, ни писем после этого не было, решили, что всё закончилось благополучно для пожилой женщины. Однако всё вышло совсем наоборот. Родственники не успокоились, и раз побои и скандалы не помогали избавиться от мешающей жить припеваючи матери, они задумали использовать последний способ, проверенный, – чтобы уже раз и навсегда.

Неужели, чтобы колесо правосудия повернулось, нужно дождаться самого страшного – смерти, причём, насильственной смерти, когда уже правоохранительным органам отступать будет некуда и придётся заниматься поиском виновных? О диких событиях в семье Сергеевых знает весь многоквартирный дом, все сочувствуют, возмущаются, только помочь ничем не могут. 17-летняя Наталья нанесла родной бабушке, которая растила её, душу в неё вкладывала, от матери порой защищала, два ножевых удара: в спину и в грудь. Пожилой женщине чудом удалось вырваться из квартиры на лестничную площадку. Внучка вышла в туалет, чтобы отвернуть кран и пустить горячую воду, в которой и должна была закончить свои дни пенсионерка, эта недолгая отлучка и стала для Екатерины Юрьевны тем единственным шансом остаться в живых. На лестничной площадке она стала звать на помощь соседей, но никто не откликался, а Наталья выбежала за ней, всё с тем же кухонным ножом и тряпкой, чтобы засунуть в рот бабушке кляп и закончить начатое. Она ещё раз занесла нож над бабушкой, но та из последних сил схватилась за него рукой, и тут пришло спасение, соседка открыла дверь тамбура. Екатерина Юрьевна потеряла сознание, а очнулась уже в больнице, после сложной операции. Там, на больничной кровати отделения нейрохирургии, она провела почти 20 дней (о чём свидетельствует справка, выданная пенсионерке в Коломенской ЦРБ 25.04.08 – прим. ред.). Когда пожилая женщина вышла из больницы, то узнала, что ни её дочь, ни внучку не задержали, они находятся в розыске, только вот искать их никто не торопится. Екатерина Юрьевна через знакомых узнала, что они скрываются в Непецино у её второй дочери, которая не поддерживает отношения с матерью уже несколько лет. В милиции информацию пенсионерки проверили, но безрезультатно: беглянку обнаружить не удалось. Мы обратились за разъяснениями в Коломенское УВД, где нам сообщили, что действительно данное происшествие было зарегистрировано седьмого апреля текущего года, а 16 апреля правоохранительными органами было возбуждено уголовное дело по ст. 116 ч.1 УК РФ (нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса). Сейчас дело приостановлено, а подозреваемая находится в розыске. В случае, если Наталью осудят, ей грозит штраф в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода за период до трёх месяцев, либо обязательные работы на срок от 120 до 180 часов, либо исправительные работы на срок до шести месяцев, либо арест на срок до трёх месяцев. Только не будем забывать, что внучка Екатерины Юрьевны несовершеннолетняя, так что скорее всего она отделается лёгким испугом, в отличие от бабушки, которая и сегодня боится не просто находиться в собственном доме и выходить на улицу, она жить боится, ведь в ожидании смерти очень страшно жить.

А пока милиция расследует уголовное дело, Екатерина Юрьевна находится в постоянном страхе. Когда самые близкие люди, твои дети и внуки, готовы ради квадратных метров пойти на убийство, уже не знаешь, где искать помощи и спасения. Как защитить родителей от жестокости детей? Кто ответит на этот вопрос? После происшествия пенсионерке отказали в социальном обслуживании на дому, так как посещения этой “нехорошей” квартиры может угрожать жизни соцработника. Конечно, социальную службу можно понять, это вполне оправданное решение, они не имеют права рисковать жизнью своих сотрудников. Как нас заверила заместитель директора Центра социального обслуживания Г.А. Узунова, пенсионерку в беде не оставят, сейчас решается вопрос о том, как ей помочь, и в скором времени социальная служба обещает найти выход из создавшейся ситуации.

Екатерина Юрьевна пыталась самостоятельно разменять квартиру, чтобы навсегда избавиться от ненависти родных. Только загвоздка заключается в том, что жильё приватизировано: одна половина принадлежит пожилой женщине, а вторая – несовершеннолетней внучке. К тому же, даже те, кто проявлял интерес к данному предложению, видя, что происходит в квартире и в каком она состоянии, сразу отказывались рассматривать подобный вариант. Кому нужны чужие проблемы? Правильно, никому. И наше общество привыкло так жить: не замечать тех людей, кто попал в беду, снимать на камеры мобильных телефонов, как сильный издевается над слабым, проходить мимо замерзающих в сугробе или держащихся за сердце людей. И оставаться при этом равнодушными.

Вот и Екатерине Юрьевне приходится лишь ждать. Ждать и надеяться, что этот кошмар равнодушия и жестокости в её жизни когда-нибудь всё-таки закончится и закончится хорошо. Уже дважды от ненависти и злобы дочери и внучки пожилую женщину спасали сердобольные соседи, два раза ей повезло. А ведь остальные жильцы, а это ещё две квартиры на этаже, на крик о помощи не откликнулись. И человек остался один на один со своей бедой, со своим страхом. Бойтесь равнодушных, сказал поэт, – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существуют на земле предательство и убийство. От этой глубокой истины по спине бегут мурашки. Екатерина Юрьевна ещё верит в людей и ждёт от них помощи. Только вот силы бороться за собственную жизнь почти уже иссякли. Надолго ли их хватит ещё? Никто не знает. И простят ли нам равнодушие там, где уже нет власти денег и чинов, закрытых квартирных дверей и желания блюсти лишь свои собственные интересы?

Виктория АГАФОНОВА.

Все имена и фамилии изменены по этическим причинам.