Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

1917–2017: страна невыученных уроков?

Номер 17 (848) от 3 мая 2017 г.В год столетия революции в России не утихают споры историков, политических, общественных, культурных деятелей, писателей на тему: а что же произошло в нашей стране в 1917 году? Было ли это роковой ошибкой или закономерным развитием истории страны? Где прошли развилки, когда можно было бы избежать трагического развития событий? Наш собеседник – кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной и всеобщей истории ГСГУ Т. Жиркова.

Когда-то С. Есенин написал: «Лицом к лицу лица не увидать; большое видится на расстоянье». Сто лет – много это или мало, для того чтобы увидеть настоящее «лицо» революции? Существует огромное количество точек зрения. К сожалению, советская историография породила множество мифов, связанных с этим периодом. Не так давно Святейший патриарх Кирилл сказал: «Надо отделять факты от интерпретаций». История имеет дело с фактами, а интерпретация событий – дело научной и человеческой совести каждого.

– Революция не возникает ниоткуда, она имеет серьёзное подготовительное основание. Взрыв происходит тогда, когда терпение уже истощилось. Предпосылки революции складывались достаточно долго, – начала разговор Татьяна Михайловна.

Страна была крестьянской: из 156 млн населения 106 – крестьяне, а основной вопрос – аграрный – не решался. 15 млн рабочих – в России была одна из самых тяжёлых ситуаций, связанных с рабочим классом: и с условиями, и с оплатой труда. Тяжело шла модернизация промышленности. Сложные процессы происходили в политике. Несмотря на то, что после событий 1905 года появились ограничения самодержавной монархии, некоторые политические свободы, пользоваться ими в полноте не получалось. Кроме того, начавшаяся в 1914 году Первая мировая война добавила напряжения, обострив национальные, культурные и прочие противоречия. Министерская чехарда, появление Распутина и крайнее недовольство народа – всё это рано или поздно должно было взорваться. И случилось так, что взрыв произошёл в феврале 1917 года.

События начали развиваться в Петрограде – столице Российской империи. Поначалу ничто не предвещало известного всем финала. На одном из самых больших заводов Петрограда – Путиловском – начались локауты – рабочие были уволены, а куда им деваться? Война вокруг... Они хлынули на улицы, вынося туда всё своё недовольство.

23 февраля началась очередная большая демонстрация женщин-работниц (по новому стилю этот день стал потом праздником 8 Марта). Требовали прекратить войну, вернуть мужей с фронта и т. д. Их поддержали рабочие Путиловского завода, демонстрация приобрела массовый характер, продолжилась и на следующий день. Начались беспорядки. Николай II прислал из Ставки телеграмму градоначальнику с требованием прекращения беспорядков. Но это было уже невозможно – стихия народного бунта вырвалась из-под контроля.

Ещё одной серьёзной ошибкой царя стал роспуск Государственной Думы. Тем самым он оттолкнул от себя либеральную интеллигенцию, которая до того момента колебалась.

27 февраля на сторону восставших перешёл Петроградский гарнизон: среди солдат ходили упорные слухи об отправке на фронт, чего никто не желал. Ситуация стала критической. Завершилось всё 2 марта (15-го по новому стилю) – отречением императора от престола. Изначально те, кто «выбивал» это отречение – генералы и бывшие члены Государственной Думы – не планировали совсем отказываться от монархии – она должна была стать конституционной. И без Николая: император должен был отречься в пользу своего сына Алексея, которому на тот момент было 12 лет, а затем покинуть страну.

Николай II был очень слабым правителем, но прекрасным семьянином и отцом. И в этой ситуации отцовские чувства взяли верх: заботясь о своей семье, о сыне, который, как мы знаем, страдал тяжёлым наследственным заболеванием, он не пожелал с ним расстаться. Николай отрёкся не только за себя, но и за сына, передав престол брату Михаилу.

Михаил Александрович, не желая брать на себя ответственность за происходящее в стране, не уверенный в своей безопасности, также отрекается, уже в пользу Учредительного собрания – на тот момент непонятной организации. Так уходящая династия оставила страну, по сути, вообще безо всякой власти. В результате в стране возникло двоевластие: бывшие думцы образовали Временное правительство во главе с князем Г. Львовым, принадлежавшим к партии октябристов, а также Петроградский совет (Петросовет) во главе с меньшевиком Н. Чхеидзе. Большевики в Февральской революции никакой роли не сыграли: руководство партии находилось либо в эмиграции, либо в ссылке.

– Какие мифы о Февральской революции наиболее распространены среди тех, кто сейчас пишет на эту тему? И какие точки зрения существуют сегодня на февральские события 1917 года?

– Один из мифов я уже озвучила: о роли большевиков в этих событиях. До апреля 1917 года – возвращения В. Ленина из Швейцарии – говорить о каком-то влиянии этой партии на события в стране невозможно.

Ещё один миф, достаточно распространённый – «революцию совершили масоны». Он имеет некоторые документальные основания – действительно, среди революционных деятелей были члены масонских лож: тот же Керенский, Некрасов... Но даже они сами писали, что на тот момент масоны не смогли оказать серьёзного влияния на события: «движение снизу» было слишком мощным, а масонская организация слишком элитарной и закрытой, чтобы сколько-нибудь значительно на это влиять.

Есть мифы, связанные с внешним влиянием на события, происходившие в России. Безусловно, страна никогда не живёт в изоляции, и разные силы могут иметь свои интересы в соседнем государстве. Хорошо известен германский фактор влияния, но здесь больше идёт речь, конечно, об октябрьских событиях: возвращение Ленина в Россию, финансовая поддержка РСДРП – всё это было именно тогда. В развитии февральских событий были замешаны английские деньги, но влияние иностранного капитала никогда всё-таки не было определяющим.

Российский историк, профессор СПбГУ Б. Миронов считает, что Февральская революция – это делёж власти между элитой и контрэлитой. И если бы им удалось договориться между собой, развитие России пошло бы не революционным, а эволюционным путём. У этой точки зрения есть свои сторонники, однако, мне кажется, всё гораздо сложнее: революция – это огромный клубок противоречий, которые нужно распутать.

Интересную точку зрения высказал в своё время писатель А. Солженицын: многие революции в России происходили из-за того, что власть и общество переставали чувствовать друг друга. Общество не знает, какие шаги предпринимает власть, а власть не считает нужным посвящать общество в курс своих дел. Такой трагический разрыв между властью и обществом, по мнению Александра Исаевича, наблюдался и во время восстания декабристов, и во время обеих революций 17-го года. Европейский опыт привлечения народа, общественности к обсуждению и решению проблем государственного масштаба известен ещё со Средневековья, в России же такого опыта практически не было. Именно поэтому в ХХ веке, а сейчас особенно, в нашей стране заговорили о гражданском обществе, поскольку нестыковка общества и власти вполне может опять привести к социальным потрясениям.

Среди современных политиков и общественных деятелей ожидаемо нет единого взгляда на события 1917 года. Я уже отметила взвешенную позицию патриарха Кирилла. Самую «оригинальную» точку зрения, как всегда, высказал В. Жириновский: «Революция – это ДТП на дороге истории». Г. Зюганов продолжает считать революцию «величайшим событием в истории нашей страны». Даже хронологические рамки революции разные историки расставляют по-разному: кто-то выводит эти события от 1905 года, многие продлевают её до 1922 г. – окончания гражданской войны, а кто-то – до окончания коллективизации (1934 г.), когда был окончательно уничтожен класс крестьянства. Само по себе то, что сейчас есть разные точки зрения на эти события – замечательно, взгляд с этих разных точек поможет нам взглянуть на события во всей их сложности и не строить мифов.

– Сейчас всё чаще приходится слышать, что собственно революцией называют Февральскую революцию, а Октябрьскую – переворотом. Так ли это, и чем эти два события отличаются?

– Что такое революция? Если взять простую формулировку – коренной слом общественных отношений. Что такое переворот? Смена власти с участием небольшой группы. С февралём всё понятно: монархия была свергнута, был установлен совершенно новый строй, началась новая страница в русской истории. С октябрьскими событиями всё не так однозначно: к власти пришла определённая партия и изначально только в одном городе – уже потом советская власть устанавливалась и в других городах: где-то бескровно, а где-то и нет. У историков нет единого мнения на этот счёт, но я считаю, что и то, и другое событие коренным образом изменило страну. И по последствиям оба этих события можно считать революцией. Но методы прихода к власти были абсолютно разные: в феврале это – народное движение, которое подхватили определённые круги. В октябре – захват власти группой людей, получившей поддержку, прежде всего, военных.

– Почему страна после Февральской революции не сумела остановиться и «сорвалась в штопор» гражданской войны? Почему всё не закончилось тогда, в феврале?

– Интересный вопрос. Действительно: хотели свободы и демократии, получили и то, и другое. Но, на мой взгляд, дело в том, что пришедшие к власти люди до тех пор находились в оппозиции и не имели опыта управления страной. Тем более страной, находящейся в ситуации войны и кризиса. Возможно, имей они чуть больше времени и более спокойную обстановку, страна и не сорвалась бы в диктатуру. Но не было ни того, ни другого. К сожалению. В нашем русском менталитете заложено – мы хотим счастья, и немедленно. А долго, кропотливо работать над этим не желаем. Когда в 1917 году русский человек вдохнул свободы, ему показалось, что счастливая жизнь наступит если не вот-вот, то совсем скоро. А война продолжалась, продовольственный вопрос оставался острым; земельный и рабочий вопросы не решались. То есть власть вроде бы поменялась, а жизнь не меняется, если не становится хуже. Исходом подобной ситуации часто бывает установление диктатуры: либо правой, либо левой. Правую диктатуру в лице Л. Корнилова попытались установить в августе 1917 г., но неудачно, и осталась только левая диктатура. Таким образом, подавление Керенским выступления Корнилова открыло прямую дорогу большевикам.

– Иногда приходится слышать от историков, что гражданская война в нашей стране так и не была завершена. Так ли это, и какие события в сегодняшней жизни России могут об этом свидетельствовать?

– Самое страшное, что гражданская война осталась в головах и сердцах. Политически-то она была завершена. Но проблема эта из политической плоскости ушла внутрь. Мы не примирились. Не произошло этого консенсуса – национального, общественного – мы не смогли простить друг друга. И сейчас хорошо видно это столкновение разных точек зрения на события столетней давности: мы до сих пор не можем их отпустить, не можем перевести их в плоскость истории. Эта тема в нашем обществе до сих пор ассоциируется с болью, хотя за давностью событий такого уже, вроде бы, быть не должно.

– Какой же главный исторический урок мы могли бы извлечь из событий столетней давности?

– Главный урок, на мой взгляд, такой: демократия – это сложно, ей нужно учиться, причём, учиться на протяжении длительного времени. То есть, проснуться однажды утром в демократической стране – невозможно, для этого потребуются годы упорной работы.

Беседовала Владислава СОЛОВЬЁВА.