Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Санкциям благодаря и вопреки

Номер 3 (834) от 25 января 2017 г.В 2016 году ОАО «Канат» увеличило объёмы производства продукции на 20%. Перенесись мы на пару-тройку десятилетий назад, увидели бы ОАО «Канат» среди победителей социалистического соревнования на общегородской доске Почёта, что высится ненужным архитектурным приложением к административному зданию на площади Советской.

Что и говорить, рывок впечатляющий: тут тебе импортозамещение, о котором не толкует только самый отъявленный пессимист, и полное пренебрежение пресловутыми санкциями, которые, оказывается, могут стать локомотивами производства.

– Как дошли до жизни такой? – первый вопрос главному инженеру предприятия Владимиру Бобкову.

– Главным образом рост производства – это, конечно, результат санкций. Мы просто ими воспользовались в полной мере. Те предприятия, что получали прежде импортную продукцию, обратились к нам. Оставалось удовлетворить их потребности, в первую очередь – расположенных ближе к западным границам.

– Но ведь к новым обстоятельствам хозяйствования нужно было быть готовыми. И психологически, и, главное, технически.

– Верно. Не со вчерашнего дня мы готовили себя к очень широкой области деятельности, к большим и разнообразным объёмам производства продукции.

На фабрике выпускного оборудования достаточно для того, чтобы производить порядка 10 тысяч тонн в год канатов и других изделий. Это много. Таких предприятий, как наше, и более крупных, в России предостаточно, но наша заслуга состоит в том, что мы технически переоснастились.

Отказались от того древнего канатного оборудования, на котором работали многие годы, купили самую современную технику. Особенно это касается производства страховочно-спасательных верёвок, используемых в промышленном альпинизме – направление очень динамично развивающееся.

Прочность с большим запасом, надёжность, от которых зачастую зависят жизни людей, предъявляют к продукции особые требования. И машины на этой технологической линейке суперсовременные – европейских фирм, немецкой «Херцог», испанской «Ратера».

И сырьё для верёвок должно быть соответствующего качества – капроновая нить, которую производят в Гродно и Курске. Поставок нам хватает, но российская химическая промышленность в целом безнадёжно отстаёт от зарубежных конкурентов.

Так, в 2015 году в России было произведено всего 150 тысяч тонн химических нитей – полиамидных, полипропиленовых, полиэтиленовых, полиэфирных. Всех! Для сравнения, в Китае – только полиэфирных нитей произведено 20 миллионов тонн.

Кстати, из Китая мы получаем высокопрочную полиэтиленовую нить, по прочности не уступающую стальной. Канаты из такой нити дороги, используются, в основном, в танкерном флоте. Но они того стоят.

Возьмём два каната – полиэтиленовый и стальной одинакового сечения. Второй в восемь раз тяжелее, со временем подвергается коррозии, и работать с ним неудобно. Представьте себе буксировочный металлический канат длиной 200 метров. Сколько тонн весит такая бухта? Каково с ним управляться буксиру? Или швартоваться?..

Предприятие готово к любым вызовам, а также выполнить практически любой заказ. Значительно увеличилась глубина переработки исходного сырья. Раньше фабрика получала готовую нить и плела канаты или верёвки. Теперь нам поставляют гранулят, и нити на любой вкус любого диаметра и назначения мы производим сами на экструзионных линиях, смонтированных ещё в девяностые годы.

Производство перестало зависеть от поставщиков, наши склады не забиты закупленными наперёд запасами или остатками нити, которая может иметь с десяток наименований. Рынок непредсказуем: сегодня ты делаешь одно, завтра другое. Не то что было при плановой экономике. При нынешнем положении вещей мы можем мгновенно реагировать на запросы заказчика и не ждать милости от поставщика.

– Какие требования предъявляются к вашей продукции – она должна быть лёгкой, прочной, красивой?

– Однозначно на этот вопрос не ответить. Всё зависит от области применения. Если мы говорим о верёвках альпинистского назначения, спортивного либо промышленного, продукт должен обладать высокими эксплуатационными характеристиками, в первую очередь, прочностными. Кроме того, иметь стойкость к намоканию, чтобы верёвка не усаживалась, не растягивалась, не теряла гибкости. Эстетика играет немаловажную роль. Кроме того, есть характерные признаки. Зелёный цвет, например, означает, что канат сделан из полистила – смесь полиэтилена с полипропиленом. И так далее.

– Фабрика называется ОАО «Канат». А какова доля каната в общем объёме продукции? Помнится, она снижалась. Предприятие выпускало какие-то сетки, гамаки, бечёвку…

– Сейчас канатные изделия занимают порядка 70 процентов выпускаемой продукции. Да, в лихие девяностые мы чем только ни занимались ради сохранения предприятия. Даже ковроткачеством. Всё это отошло, осталось в прошлом.

– Можно сказать: всё возвращается на круги своя.

– Только на другом уровне. В советское время нашим главным потребителем был рыболовный флот, которому поставлялось почти 100 процентов продукции фабрики – канаты, верёвки, шнуры.

Сегодня, помимо рыболовства, предприятие обслуживает ещё порядка 20 отраслей хозяйственной деятельности, в том числе рыбоводство, развивающееся быстрыми темпами. У нас есть участок орудий лова, шьём садки, в которых разводят главным образом форель.

– Уступает ли ваша продукция зарубежным аналогам?

– В большинстве случаев – нет, по некоторым характеристикам – да. Стараемся сократить дистанцию. Если не предпринимать отчаянных усилий, отстанем безнадёжно, как наша химическая промышленность. Вот покупаем сверхпрочную полиэтиленовую нить для канатов в Китае и Голландии, а ведь могли бы сами её производить. Килограмм такой нити стоит 50 евро! Огромные деньги.

– Как обстоят дела с освоением зарубежного рынка?

– Европейская продукция из-за дороговизны рабочей силы стоит дороже нашей, но это преимущество нивелируется таможенными барьерами, высокими пошлинами. Априори мы оказываемся в невыгодном положении.

Торгуем главным образом с Германией, что составляет 7,5 процента торгового оборота. Раньше эта цифра доходила до 20. При этом значительно возросли поставки нашей продукции внутри России.

– У предприятия налаженные деловые связи, сформирован круг партнёров по бизнесу?

– Мы дорожим своими партнёрами, естественно, появляются новые. Дело-то в том, как в России обстоят дела с бизнесом, экономикой. Те же морские или речные перевозки начали расти, у нас работы и клиентов прибавилось, количество заказов увеличилось.

Принята госпрограмма развития ледокольного флота, соответственно, появится спрос на канаты для атомоходов.

Если авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» стоял на приколе несколько лет на северах, а потом отправился в дальний поход в Средиземное море да ещё и отдавал швартовы. Значит, кораблю потребуется новая оснастка.

– Получается, портфель заказов полон?

– Могли бы больше сделать. Производственные мощности позволяют. В 2016 году фабрика впервые за много лет ощутила нехватку рабочих рук. Это хороший знак.

– Коллектив теперь смотрит вперёд с оптимизмом?

– Последние перемены вселяют надежды. Есть государственная программа по строительству флота, как гражданского, так и военного. Началась более интенсивная эксплуатация даже того, что есть. Соответственно, растут потребности в услугах. Это в традиционных отраслях применения наших изделий.

Появляются новые направления в деятельности. С начала нулевых бурно развивается промышленный альпинизм. Если стройка оживится, потребности ещё более возрастут. Развивается и спортивная индустрия. Рыбоводство – пусть не главная статья наших доходов – тоже дело выгодное. Эти ручейки образуют полноводную реку.

– Владимир Алексеевич, с Украиной у вас были какие-то отношения?

– С Украиной нет, с Крымом. Но Крым теперь – Россия.

Юрий ШИЛОВ.