Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

В мире братьев меньших

Номер 42 (669) от 30 октября 2013 г.Охота – не только один сплошной праздник и байки на привале, как на картине художника Василия Перова, но и ответственность со множеством обязанностей, сокрытых от глаз человека непосвящённого, полагает председатель Коломенского общества охотников Евгений Скворцов.

– Евгений Александрович, начнём с того, что представляет собой ваше беспокойное живое хозяйство?
– Наше общество расположено в границах Коломенского административного района, это 109,054 тысячи гектаров, площадь собственно охотничьих угодий составляет 86 тысяч гектаров. Из охотопользования изъяты земли селитебные и занятые промышленными предприятиями. Наш район в Московской области средний по охотничьим угодьям, в Шатурском районе их площадь вдвое больше.

Есть у нас одна особенность: будучи самодостаточными, в 1996 году мы вышли из состава Московского общества охотников, став самостоятельным юридическим лицом со своим уставом и своими, прямо скажем, проблемами. Если до момента обретения самостоятельности в обществе насчитывалось 1200 членов, потом их количество увеличилось до 3000. Всем нужно предоставить возможность поохотиться.

Наша самостоятельность не всем по нраву, но в отличие от соседей, общество оснастилось технически, у каждого егеря есть УАЗик, достойная зарплата. У нас несколько направлений деятельности, самое интересное – охотничье хозяйство.

– Какая живность обитает в коломенских лесах и в каком количестве?
– В начале девяностых, когда разваливались совхозы и коллективные хозяйства, а поля превращались в пустоши, начала стремительно сокращаться кормовая база, что стало настоящим бедствием для животного мира, зато пышным цветом расцвело браконьерство, мы оказались в сложной ситуации.

Тем не менее, удалось удержать численность лося и даже увеличить поголовье. Нашли заинтересованных людей, которые оказали обществу материальную помощь. Например, раздобыли 5 тонн соли-лизунца, необходимого ингредиента в рационе зверья.

Наконец, в урочище Климовка – огромная поляна среди леса на бывших землях совхоза «Сергиевский», создан своего рода заповедник. Здесь на площади почти 200 гектаров вспахиваем землю, сажаем кормовые культуры, привлекая зверя. Зачем пашем? Допустим, глухарь, птица каменного века, ему камешки нужны, что прячутся в песчаной почве. Он за трактором почти следом идёт.

Наши егеря – универсалы, под руками у них трактора, экскаватор, приобретённые благодаря разумному хозяйствованию. Бережём Климовку, как зеницу ока.

На коломенских землях водятся: лось, кабан, косуля – из копытных; заяц беляк, заяц русак, белка, горностай, куница, норка, хорь, лисицы избыток, много бобра. Из пернатых – рябчик, тетерев…

– Говорят, от бобра много вреда.
– Не так уж и много, если подходить к зверю разумно. Взять Оку. Если не будет бобра, то ветла, растущая на берегах, перестанет быть и защитной, и кормовой средой. У ветлы веток-то нет, листья наверху, а внизу-то мы голые. Бобр спиливает дерево, валит в воду, а пенёк даёт множество побегов. Вот вам кормовая база для других видов животных. Маленькие речки пересыхают летом. Бобр тут же построит плотинку.

– Как регулируете и отслеживаете численность животных?
– В январе­марте проводим так называемый ЗМУ по очень сложной методике подсчёта с учётом кормовой и защитной среды. Решаем, кого можно больше отстрелять, а кого вообще нельзя. Тетерева запрещаем стрелять, куропатку очень ограниченно.

Сезон зимней охоты в Подмосковье открылся 15 сентября. Дурость! Кому нужна лисица в сентябре?! Она же как мех ничего не стоит. В нашем охотхозяйстве этот срок сдвинут до 12 октября.

В России испокон века зимний сезон открывался на Покров день охотой на зайца, на лисицу – с 1 ноября. Идёт отстрел, смотрим: кто отстрелял, где и сколько. У нас установлена квота.

Исходя из численности, приплода, планируем работу по заготовке кормов. Знаем, сколько пищи в сутки требуется кабану, лосю. Ещё в программе: восстановить пересохшие водоёмы, воссоздать естественные условия обитания. Ведь человек вытесняет зверьё с привычных мест. Дачников в последнее время столько развелось…

Что такое средняя полоса России? Когда-то на наших землях сплошь росли дубравы, липа, осина, сейчас – хвойные. Мы желудями выращиваем дубки, чтобы потом взрослое дерево давало корм и защиту.

– Бывшие поля зарастают мелколесьем…
– Поэтому кормовая база из сельскохозяйственных культур значительно сузилась.

– Получается, меньшие братья подворовывали у старших?
– Конечно. Это было разумное распределение, тем более, что какая-то часть урожая оставалась в полях. Мы даже договаривались с хозяйствами, чтобы оставляли малую толику, например, корнеплодов, что росли вдоль границы леса. И с нами соглашались.

И свои кормовые поля мы не убираем, только вспахиваем, ставим копёшки. И зверьё приходит.

– Четыре времени года. Они что, одинаково любы и открыты охотнику?
– Немножко не так. Здесь свои тонкости, в которые не буду вдаваться. В целом год делится на три временные части: охота весенняя – с марта по май, – на боровую и пролетающую дичь, осенняя – с конца августа до конца ноября, сначала по перу, затем – под зверя. Они накладываются. Наконец, зимняя охота.

– Очень мокрые август и сентябрь сказались каким-то образом в целом на охотничьем хозяйстве?
– Прибавим к ним ещё июль. Сказались и очень здорово. Например, утка садится на гнездо в мае, и если не благоприятствует погода – холод, дожди – кладка остывает, а маленькие пуховички замокают. Потомство может погибнуть.

То же может произойти с кабаньими семьями, зайцем. Когда замокает очень сильно, лесная живность не в состоянии справиться с погодными условиями. Гибели много. Вот сейчас надо бы открывать охоту по кабану… ушёл куда-то. Наверное, ищет, где посуше. Может быть, перешёл на дубняк. Нынче жёлудя много.

– Браконьерство по-прежнему остаётся серьёзной проблемой?
– Более чем. Вся беда в том, что если в былые годы штатные работники охотничьих хозяйств имели право составить протокол на браконьера и передавал документ инспектору, который и принимал решения о мерах воздействия, теперь такой юрисдикции у нас нет. Егеря даже не могут проверить документы у нарушителя лесного кодекса. Процесс предельно забюрократизирован. Так что хулиганов стало больше.

Есть и ещё две беды – квадроциклы и снегоходы. Неуправляемая ситуация. Представьте, что владельцу снегохода в кайф загнать лисицу, бедняга со скоростью 60 километров в час может бежать не более 10 минут, а у этого беспредельщика 140–160 лошадей под задницей, и он может до смерти зверя загонять.

У нас такой техники нет, зато она есть у браконьеров. Вот и забавляются. А наши протесты никто не слышит. Если перехватим кого-то, это один процент от ста.

– Евгений Александрович, что касается экологии, как чувствуют себя в окружающей среде ваши зверюшки?
– Я уже говорил, что в нашей полосе когда-то было больше лиственных лесов, меньше хвойных. Соотношение меняется. Еловые леса, в которых поселился жук-короед, ложатся набок. А на их месте вновь высаживают хвойные породы. Это не совсем правильно.

Мы вторгаемся в мир живой природы. Вот проложили автомагистраль М5 в обход Коломны, вырубили лес, а про лесополосу вдоль шоссе забыли. Ставил этот вопрос в высоких инстанциях, мне говорят, за чей счёт.

А ведь лесопосадки, как губки, впитывают в себя всю дрянь, исторгаемую автотранспортом.

Территорию нашего района в округе Егорьевска наши соседи превратили в помойку.

– Евгений Александрович, каждая охотничья пора, наверное, по-своему хороша. Вам какая больше по душе?
– Самая романтичная весенняя. Вечерняя и утренняя зори. Утром летают самочки вальдшнепа в поисках пищи, вечером на поиск подруги вылетает самец. Продолжается тяга всего 20 минут. Нужно найти укромное место, обустроить его. Природа просыпается, столько голосов вокруг раздаётся. Это нечто. И дело даже не в трофее.

Почему у нас минимальные членские взносы? Да потому, чтобы человек не чувствовал необходимости оправдать свои расходы на охотничьей тропе. Мол, я потратился, возьму добычей.

Я бы даже так сказал: для настоящего охотника важнее процесс, а не результат. Хотя с пустым ягдташем домой возвращаться негоже.

Юрий ШИЛОВ.