Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

«Горькая» книга о «неудобных» героях

Номер 3 (630) от 30 января 2013 г.Помню, в 70-е годы в Голутвине можно было часто видеть безногого инвалида, который ездил на самодельной деревянной тележке, поставленной на подшипники, выполнявшие роль колёс, и отталкивавшийся от земли короткими палками с острыми железными штырями на концах. Это был совершенно безвредный человек, но в конце весны 80-го он неожиданно исчез. Говорили, что его отправили в какой-то забытый Богом дом престарелых, убрали с глаз долой по негласному приказу «сверху», чтобы в связи с приближающимися Олимпийскими играми, которые прошли летом 80-го в Москве, он не «портил пейзаж» своим «обрубочным» видом. Грандиозное мероприятие было важней конкретного несчастного человека.

Я не знаю, по какой причине тот голутвинский калека лишился ног, а вспомнил о нём, читая повесть Виктора Камаева «Ить мы ж свои», которая вышла в одной книжке с другой камаевской повестью – «Кому нести печаль свою?» – в конце прошлого года в коломенском издательстве «Инлайт». Обе повести – о трагических судьбах фронтовиков Великой Отечественной, и не просто трагических, а о НЕСПРАВЕДЛИВО трагических. О людях, не просто забытых – БРОШЕННЫХ государством, за которое они на поле брани положили своё здоровье и, по сути, свои судьбы. «Стреляный патрон – выбрасывают…». Так было, так есть, так, похоже, и будет… Менталитет у нас такой, особо гуманистический.

Мой сегодняшний собеседник – автор книги, руководитель коломенского поискового отряда «Взвод» Виктор Камаев.

– Виктор Васильевич, эпиграфом к книге Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» послужили слова апостола Павла: «Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы Вы не были истреблены друг другом». В эпиграф своей повести «Кому нести печаль свою?» Вы вынесли слова Достоевского: «Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества». Жестокость и сострадание – это, похоже, те наши национальные черты, которые всегда шли и идут рядом…
– И этому есть масса подтверждений. При написании книги мне пришлось поработать в архивах и изучать документы, касающиеся просто-таки страшной участи фронтовиков-инвалидов, т.н. ампутантов, лишившихся кто рук, кто ног, а кто и того, и другого (последних на тогдашнем послевоенном жаргоне назвали «самоварами»), которых наше тогдашнее государство за их ратный труд «отблагодарило» ссылкой в отдалённые госпитали и т.н. дома инвалидов, чтобы они своим, как сейчас говорят, совершенно непрестижным видом не портили общей картины «благосостояния» нашего народа. Спокойно изучать подобные документы невозможно. Кстати, до сих пор многие из них имеют гриф секретности! Казалось бы, уж сейчас-то, по прошествии стольких лет, чего бояться, чего скрывать?

– Есть ли данные, сколько в результате войны появилось таких вот фронтовиков-ампутантов?
– Официально – около миллиона восьмисот тысяч. Это, повторяю, официальные данные. Умножайте на два-три раза – получите РЕАЛЬНУЮ цифру.
А факты действительно страшные. Вот, например, те, кто попадали в эти «почётные ссылки», в тот же город Плёс или на Валаам, лишались своих имён и фамилий и за ними закреплялся лишь личный номер. Защитники Отечества – и под номерами! И хоронили их такими же, обезличенно-номерными… Кстати, в ходе поисков среди этих бедолаг я нашёл двух Героев Советского Союза. Вот так Родина-мать отблагодарила их за совершённые подвиги.

– Виктор Васильевич, на днях я прочитал интервью с художником Геннадием Добровым, ныне, увы, покойным, рисунки которого очень точно и полно вписались в смысл Вашей повести.
– Да. Его рисунки инвалидов-фронтовиков, доживавших на острове Валаам, были одной из тех причин, которые и сподвигнули меня взяться за эту повесть. Он же по приезде оттуда надеялся показать свои работы в Москве, на выставке, но чиновники перепугались, назвали его фашистом, который наслаждается изображением чужих страданий. Шесть лет он не мог эти работы показать на публике, лишь в 1986-м серия «Автографы войны» была издана на трёх языках, Добров получил медаль «Борцу за мир», а ещё через десять лет эта серия рисунков была выдвинута на Государственную премию.

– Повесть «Кому нести печаль свою?» рассказывает о без вести пропавших, по сути, таких же брошенных государством и никому, кроме энтузиастов-поисковиков, не нужных…
– Наш поисковый отряд регулярно выезжает на места боёв – и сколько же ещё таких мест, где останки наших солдат так и лежат в земле непогребёнными! Суворов сказал, что война не кончается до тех пор, пока не будет погребён её последний солдат. Следуя этой совершенно справедливой логике, Великая Отечественная не закончится ещё многие и многие годы. Если когда-нибудь закончится вообще.

– Одно из самых сильных мест в повести «Ить мы ж свои» – это когда деревенская женщина забирает из госпиталя инвалида – «самовара», от которого забеременела, и перевозит его к себе в деревню.
– И это тоже не выдумка, такие случаи были, и были нередко. Не люблю громких слов, но такие женщины вот такими самоотверженными поступками (ведь прекрасно же понимали, что всю оставшуюся жизнь рассчитывать придётся только на себя саму) совершали самый настоящий подвиг.

– Планируете ли продолжить эти очень непростые темы?
– Планы есть, и материалов для продолжения тоже хватает, но говорить о них пока преждевременно.

– Спасибо, Виктор Васильевич, за этот очень непростой разговор. Успехов Вам в Ваших писательских трудах!

P.S. Сейчас руководство нашей страны озаботилось воспитанием у молодёжи чувства патриотизма. Святое дело! Обеими руками – за! Но только воспитывать это святое чувство нужно не на несметном количестве тех же дешёвых киносериалов, которыми сегодня переполнены наши телеэкраны и в которых взрослые дяди и тёти никак не наиграются в «войнушку», а такими вот, как представляемая в этой статье, книгами. В которых нет игры в правду, нет заигрывания с ней и нет замалчивания, потому что это – самая правда и есть. Да, неприглядная, да, постыдная, такая, которую не хочется знать – но это именно она, ПРАВДА.

Книга Камаева сегодня есть в коломенских библиотеках. Берите. Читайте. Сопереживайте. И, главное, думайте! Книга этого стоит. Если считаете эти строки рекламой, то лично мне за такую рекламу не стыдно.

Алексей КУРГАНОВ.