Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Миф или наука?

Номер 8 (583) от 29 февраля 2012 г.Ответить на этот вопрос, для кого-то он звучит риторически, помог декан юридического факультета МГОСГИ, кандидат исторических и юридических наук, профессор кафедры истории В.Н. Огнев.

Имя моего собеседника внесено в биобиблиографический словарь «Историки России ХХ века».

– Владимир Никодимович, с юбилейной датой, тут всё ясно, но почему 2012-й объявлен Годом истории?
– В этом году сошлись две очень крупные даты, связанные с борьбой русского и других народов, населяющих Россию, многонациональную, многоконфессиональную страну, за свою государственность, общественные и политические отношения, за свой суверенитет. Во-первых, это 1612 год – освобождение от поляков Москвы, изгнание интервентов и самозванцев из России, это и созыв Земского собора в следующем, 1613 году, который избрал новую царскую династию Романовых, правившую 300 лет.

Вторая колоссальная дата – изгнание наполеоновской армии «двунадесяти языков» из российских пределов – Отечественная война 1812 года. Поскольку они сошлись, эти две даты, то и было принято решение Президентом РФ, отметить не просто Год истории как науки, но и как знаменательнейший год в истории государства Российского, чтобы обратить внимание нашего общества и особенно подрастающего поколения, школьников, студентов на выдающиеся победы наших предков в государственном строительстве, борьбе за независимость и суверенитет России.

Сейчас это очень актуально. Потому что есть много людей, которые считают: а зачем эта Россия? Пусть она будет где-то там одним, скажем, из 75 штатов другого государства. Сытней, лучше заживём… Аналогии напрашиваются, просматриваются исторические параллели.

Главное, чтобы празднование Года истории не стало кампанейщиной, а было обращено серьёзное внимание на развитие исторической науки, на дальнейшее просвещение народов РФ.

– Вы сами, Владимир Никодимович, подвели меня к вопросу: история миф или наука?
– Конечно, наука. Своим студентам я говорю: зачастую она сложнее, чем математика. В математике дважды два – четыре, а вот в истории… Попробуйте из какого-нибудь исторического определения, понятия выкинуть или поменять местами слова. Совсем всё по-другому получится.

История есть процесс во времени и пространстве, она призвана отвечать на четыре главных вопроса человеческого бытия: что произошло, когда произошло, где произошло и почему произошло. Вот это «почему» – выявление причинно-следственных связей, оно может быть у каждого историка своим пониманием причин. Но для этого есть споры, дискуссии, встречи, конференции, когда вырабатывается более-менее приемлемая для всех точка зрения.

Что касается вопроса, адекватны или неадекватны исторические работы тому, что было 1000 или 300 лет назад, нужно прямо сказать – 100-процентного попадания никогда не будет. Жизнь всегда шире и сложнее, чем какие-либо исторические труды. Ни один исторический труд не способен все эти «загогулины», как Ельцин говорил, в развитии истории человечества оценить и осветить. Мы всегда будем приближаться к истине, как и в любой другой науке, а она будет от нас отдаляться. На мой взгляд, это и подтверждает, что история есть наука со своими законами, причинно-следственными связями и мотивами.

– А если в историю вторгаются политика, идеология…
– Конечно, история всегда была лакомым куском для политиков. Они всегда призывали её себе в помощь. И сейчас это делают. Без исторического прошлого любое государство существовать не может. Ведь сколько лет прошло с 1812 года?! А мы эти события помним, изучаем и гордимся, даже болеем за то, что было.

– Тем не менее, советская историография несколько подпортила репутацию отечественной исторической науке.
– Советская историография как раз выдвинула на первый план историю своего народа, историю трудящихся, рабочих. Но нельзя было всё это фетишизировать, вульгаризировать. Нельзя было забывать о купечестве, роли дворянства, образно говоря, «эскадроне гусар летучих», сводить всё к теории классовой борьбы. Таким образом, многие исторические факты были изложены и объяснены предвзято.

– Например, на всякие лады трактовалась роль личности в истории.
– Роль личности нельзя гипертрофировать. Коммунисты этим грешили. Когда надо, гипертрофировали, когда не надо, отодвигали на второй план. Действовали по принципу марксистко-ленинскому: цель оправдывает средства.

– Как Вы относитесь к выражению: революция – повивальная бабка истории?
– Сейчас мы хаем наши революции. У нас их было три и, надеюсь, больше не будет. Но ведь все революции нового времени привели и не могли не привести к новому строю, к более прогрессивным буржуазным отношениям. И ведь они были куда более кровавыми, чем наши революции. Гильотиной во Франции только по решению революционных судов было обезглавлено более 200 тысяч человек.

Октябрьская революция была одной из самых бескровных. Это потом началось то, что называется гражданской войной, репрессиями.

– Российская историческая школа – явление грандиозное, как и русская литература…
– Русская историческая школа в основном зарождается в ХIХ веке, но предтеча – ХVIII век. Если взять семитомник Василия Татищева, все мысли, которые он изложил, они у Карамзина, а Карамзин это мостик, первый историк и последний летописец, как его Пушкин называл, тот, кто привил нам вкус к истории как науке и искусству...

Дальше пошли те, кто, может быть, и критиковал Карамзина, но не мог обойтись без его трудов в изложении истории. Погодин, Полевой, Костомаров, потом Соловьёв, Ключевский и так далее.

– Студенты знают имена этих людей?
– Ну, конечно. Читают ли? Сейчас вообще мало читают, всё больше в компьютер смотрят. Знать, знают. Это я гарантирую.

– История нас чему-нибудь учит, предостерегает?
– Недаром говорят: история учительница жизни. Но, увы, мы ни на своих, ни на чужих ошибках не учимся. Набиваем шишки каждый раз заново.

– История имеет обыкновение повторяться.
– Наверное, нельзя так сказать. Каждое событие неповторимо. Аналогии какие-то могут быть, но аналогии мы уже сами проводим, а не история.

И всё-таки оглядываться назад полезно.
– Несомненно. Осмысление исторического прошлого необходимо, а для политика – особенно. Не зря история – обязательный предмет и в школе, и в вузе. Хотя в учебных программах поотменяли всё, что можно было отменить.

– Мы говорим о потерянном поколении, пробуксовке патриотического воспитания…
– Скажу банальную вещь: история это стержень патриотического воспитания. Она даёт примеры служения Отечеству, самопожертвования, добросовестного отношения к делу. Но, надо прямо сказать, слово «патриотизм» сейчас у многих не в чести, и таких людей, коих величают космополитами, сами они считают себя гражданами мира, под влиянием идей запада, становится всё больше. Они полагают, что патриотизм удел ограниченных людей.

– Владимир Никодимович, исторические романы делают нас образованнее, сообщают исторические знания? Я, например, о перипетиях и героях первой французской революции узнал, прочитав роман Фейхтвангера «Лисы в винограднике».
– Хороший исторический роман без «авторской отсебятины» – кладезь знаний, даёт яркое представление о том, как развивалась история. Возьмите нашего земляка Ивана Лажечникова. Энциклопедия ХVIII века! От своих студентов, когда я читаю курс истории по ХVIII веку, требую, чтобы они прочитали Лажечникова, хотя бы его замечательный роман «Ледяной дом». Как будто ты присутствуешь в том времени, вникаешь, входишь, чувствуешь… Это очень важно. Главное для исторического писателя чувство эпохи. Нельзя осовременивать старину.

Что бы я посоветовал прочитать? Есть такой полузабытый писатель – Чапыгин. У него есть произведение, которое называется «Гулящие люди». Если вы хотите узнать от земли, от основ историю России ХVII века, прочитайте эту книжку. А если историю становления советской власти – «Тихий Дон» и «Поднятую целину» Михаила Шолохова.

Читайте того же Тихона Сёмушкина «Алитет уходит в горы», рассказ о том, как чукчи воспринимали тот цивилизационный поток, что обрушился на них в годы коммунистического правления. Очень интересно! Графа Алексея Толстого – «Пётр I», да много чего ещё.

История – это такая наука, которая ещё и очень интересна людям. Она нескучная. Её можно и по романам изучать, и по научным трудам, историческим журналам. Узнаете много нового для себя.

Юрий ШИЛОВ.