Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

История с электричеством, или Скупой платит дважды

Номер 2 (526) от 19 января 2011 г.Как ни стараешься, никак не избавишься от какого-то трудно объяснимого наваждения. Полное дежавю! По крайней мере, в психологическом плане. Как будто чрезвычайное происшествие на электроподстанции «Чагино» в подмосковной Капотне, повлекшее веерные отключения энергии в Московской и ряде сопредельных с ней областей, случившееся пять лет назад, получило логическое продолжение и никого и ничему не научило. Тогда это случилось в начале лета. Теперь извольте получить новогодний подарок! Подмосковье без электричества погрузилось во мглу, без света остались 400 тыс. человек, встал аэропорт Домодедово.

С такими мыслями отправился на встречу с директором МУП «Коломенская электросеть» Владиславом Владимировичем Князевым. И первый вопрос:

– Уместны ли аналогии с аварийной ситуацией в Чагино?
– Тогда случился системный сбой, сейчас это было стихийное бедствие. Я не могу пространно комментировать, хотя бы по этическим соображениям, причины, из-за которых коллеги попали в столь сложную ситуацию. Хотя местные СМИ все беды уже валят на энергетиков. Это не так. Уже лесные пожары 2010 года показали, что линии электропередач в 110, 35, 10 и 6 кВт не имели достаточных охранных зон. То есть, ширина просек в районах в лесных массивах оставалась слишком узкой. Падающие деревья рвали провода.

– Уже тогда следовало бы сделать определённые выводы. Выходит, недавний опыт нас ничему не научил?
– Попытаюсь, если не оправдать, то хотя бы кое-что прояснить. Возьмём наш город. Так называемый порубочный билет, владелец которого проводит профилактические рубки деревьев, стоит больших денег. И, естественно, наша электросеть или электросетевые компании иногда не могут себе позволить из экономии пойти на масштабные затраты. Сталкиваются два закона – экологический, запрещающий и оберегающий зелёные насаждения, и энергетический, предписывающий правила устройства ЛЭП, в котором говорится, что в охранной зоне должно быть всё вырублено. Эта нестыковка, на мой, подчёркиваю, взгляд, имела столь серьёзные, даже катастрофические, последствия.

– Нас сия беда миновала. Ну, а если бы Коломна попала в зону ледяного дождя…
– Не люблю сослагательного наклонения. Если бы да кабы… Наши распределительные сети напряжением 6 и 10 кВ спрятаны в кабелях под землёй. Для нас главный катаклизм – моменты оттаивания или промерзания почвы, когда происходят подвижки земли.

Что касается ледяного дождя, ему с успехом могут противостоять изолированные, самонесущие провода, которыми оборудованы 20 процентов линий в уличном освещении. Такие провода – дорогое удовольствие. Но мы по программе энергосбережения каждый год стараемся увеличивать их долю на 5 процентов. Такие провода даже на земле после падения дерева продолжают работать. Конечно, ничего подобного в подавляющем большинстве районов Подмосковья просто нет. По крайне мере, мне лично во время январских поездок видеть не доводилось.

Кое-кто просто растерялся. Мы, например, приехали с дизель-генератором в Рузский район, и часов шесть ждали хозяев, не имея возможности подключиться к электроподстанции и дать ток в деревню. Потому как правилами запрещено работать в чужих электроустановках. Как говорится, не зная броду… Огромное количество бригад работали и работают на восстановлении порушенного энергохозяйства. Кстати, народ с пониманием, адекватно относится к происходящему. Нет паники, какого-то озлобления.

– Какой-то чин из Минэнерго говорил по одному из центральных телеканалов, что электроэнергии у нас в достатке, а вот с транспортировкой возникают проблемы.
– За всю страну говорить не могу. За Коломну откровенно скажу: ряд районов – Колычёво, центральная и старая части города, Щурово испытывают энергетический дефицит. И вся проблема состоит в том, что эту электроэнергию следует выкупать. Таких денег в бюджете нет. Цены диктует топливно-энергетический комитет правительства Московской области. А они растут.

– Не знаете, как дела у ваших соседей в районе?
– С директором распредсетей Владимиром Михайловичем Клишиным были постоянно на связи. В районе критической точки ситуация не достигала. Единственное могу сказать: друг другу мы всегда помогаем.

– Владислав Владимирович, на пути к вам на коротком отрезке от автобусной остановки на улице Октябрьской революции насчитал с десяток деревьев, нависших над проводами. Ветер, оледенение – пожалуйте, обрыв!
– Повторюсь, дешевле восстановить оборвавший провод, чем получить разрешение на опиловку этих деревьев. Только в случае серьёзной аварии мы можем пустить в ход пилу. Кстати, правильная обрезка сучьев тоже требует специальных знаний. Такие специалисты есть в жилищном тресте, который, в основном зимой, занимается опиловкой по чёткому графику. Лето – пора капитального ремонта электросетей. С жилищным трестом в этом плане мы работаем в тесном контакте и всегда согласовываем свои действия.

– Линия высокого напряжения, пересекающая из конца в конец часть городской территории, не причиняет хлопот?
– Параметры охранной зоны под ЛЭП выдержаны, деревья не мешают. Что ещё? Чтобы высоковольтные провода не оледеневали, такие линии оборудуют специальными устройствами для плавки льда. Но это не в нашей компетенции.

– Подведём итог. Вы считаете, главная причина бедствия это…
– Погодный фактор. Стихия, которой, как не пыжится, человек не всегда может противостоять. Энергетики прикладывают неимоверные усилия, чтобы как можно быстрее ликвидировать последствия аномальных явлений. Даже работают в тёмное время суток, что противоречит правилам. Не буду называть это героизмом. Просто мы чувствуем свою ответственность.

P.S. Как выясняется, причиной многочисленных аварий стали технологические нарушения при устройстве ЛЭП в районах области. Просеки в лесных массивах повсеместно заужены и составляют 12–15 метров при высоте деревьев 25–30 метров, вместо обязательных 40–60 метров. И всё из-за пресловутой экономии средств, обернувшейся колоссальными расходами, максимальным напряжением сил и социальным потрясением. Только в Подмосковье теперь предстоит вырубить 8 тысяч гектаров леса.

Известно, скупой платит дважды.

Юрий ШИЛОВ.