Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Турин–Ванкувер. Далее – Сочи?

Номер 16 (489) от 28 апреля26 февраля 2010 года. Канадский Ванкувер. В Москве глубокая ночь. В микст-зоне олимпийского ледового катка российские телевизионщики пытаются взять интервью у Екатерины Лобышевой. Катя поворачивается к камере, пытается что-то сказать, на глаза у неё наворачиваются слёзы, обречённо машет рукой…

Только что в её жизни произошло самое худшее, что может быть в жизни каждого спортсмена: наша женская команда, лидером которой была коломчанка, в гонке преследования проиграла польскому трио, упустив тем самым, как выразился главный тренер сборной России Николай Гудин, «считанную» медаль – команде в международной табели о рангах занимавшей восьмое, последнее место среди финалистов, а наши – второе.

Как тут не вспомнить итальянский Турин, откуда четыре года назад Екатерина привезла в Коломну, в общем-то нежданную, бронзовую олимпийскую медаль да серебро Дмитрий Дорофеев, а Светлана Журова завоевала звание олимпийской чемпионки. Теперь медаль для женской команды даже планировалась. И – ничего.

Как такое могло случиться

– В предолимпийском цикле, – рассказывает Лобышева, – была проделана огромная работа, большое внимание уделялось тактическому пробеганию дистанции. Очень много говорили об этом. В итоге получилось так, что Галина Лихачёва… (подыскивает слова) даже на дистанции не говорила, что ей плохо.

За два круга до финиша я и Катя Шихова сбросили скорость, пребывала в полной уверенности – Лихачёва где-то рядом, когда, обернувшись, пересекла финишный створ. Но Галина только-только миновала последний поворот. Поняла: всё кончено.

Конечно, и моё неудачное выступление в индивидуальных дисциплинах наложило свой отпечаток. Но последние силы, всю злость я собрала в кулак. Решила – что бы ни случилось, буду бороться до последнего, какая бы скорость ни была, доеду, сделаю всё возможное.

К сожалению, не только от меня всё зависело в командной гонке. Да, Катя Шихова молодец! Мы с ней провели дистанцию на очень хорошей скорости, начали очень быстро и держали темп. Далеко опережали полячек. И никакого шапкозакидательского настроения, как кое-кто считает. Шли, словно в последний бой.

Почему выбор тренеров пал на Галину Лихачёву? Этот вопрос нужно задавать тренерам, им видней. Хотя на тренировках всё было в штатном режиме, но и скорости были пониже. Впрочем, Лихачёва прекрасно понимала меру своей ответственности, и, мне кажется, просто боялась остаться не у дел, как и Екатерина Абрамова, лишившаяся места в команде.

– Нездоровая обстановка в женской сборной давно стала притчей во языцех…
– К Олимпиаде я готовилась вместе с мужчинами-спринтерами у Владимира Филиппова и Дмитрия Дорофеева. Прежде почему-то считалось, что все проблемы из-за Лобышевой, не сошедшейся с кем-то характером. Думали, меня не будет в команде и всё наладится. И что же? Всё осталось по-прежнему. Просто есть люди, всегда идущие на конфликт. Катя Шихова попала в мою ситуацию: те же неблагоприятные условия для тренировок. Делилась со мной о наболевшем: выходишь на лёд, надо настроиться на максимальную, плодотворную работу, а тут начинаются скулёж, нытьё, свой план тренировок предлагается. Считаю, это в корне неправильно. А тренеры должны быть строже к спортсменкам.

– В слово «команда» мы всегда вкладывали высокий смысл – локоть, плечо партнёра, один за всех… Вот на Олимпиаде немки бежали – и стали олимпийскими чемпионками – помогали друг другу, подталкивали, Анни Фризингер, упав на самом финише, из последних сил постаралась сделать так, чтобы конёк пересёк невидимую электронную финишную черту. Была ли у нас команда, в которой все за одного?
– Фризингер – боец, она знает цену олимпийской медали. Я не хочу всё валить на Лихачёву. Может быть, мы были в чём-то неправы, слишком быстро начали, но ведь это Олимпиада. Значит, Лихачёва не была готова работать по максимуму. Впрочем, наше поражение – совокупность многих причин и ошибок.

– Не был ли ошибкой твой уход из женской команды?
– Это сказка о двух концах. С одной стороны можно было тренироваться в женском коллективе многоборок, тогда полный дискомфорт, что продолжалось три года. Выбрала наименьшее зло для себя.

Екатерина Шихова осталась…
– И что?

– Выглядела лучше на Играх, дважды победила на этапах Кубка мира.

Исход мог быть летальным

– Не будем забывать о перенесённой мною болезни, вырвавшей полтора месяца тренировок в напряжённейшем предолимпийском цикле. Лечение, антибиотики – всё это выбило из колеи. Пришлось пропустить четыре этапа Кубка мира. Я вернулась и продолжила подготовку к Олимпийским играм.

Здесь позвольте сделать небольшое отступление. Острую кишечную инфекцию, переносимую грызунами, Лобышева, скорее всего, заполучила на олимпийской базе в Новогорске. Специалистам хорошо известно, что под большими физическими нагрузками иммунная система слабеет, человеческий организм во многом утрачивает способность сопротивляться болезням. Любой чих может иметь далеко идущие последствия.

Аналогичное Катиному заболевание было диагностировано, о чём рассказала телепередача «Человек и закон», у члена российской сборной команды по стрельбе спортсменки N во время подготовки к чемпионату Европы. В том случае всё кончилось печально – девушку врачам спасти не удалось.

Лобышева, можно сказать, выкарабкалась, потеряв при этом в весе килограммов 15. По сути, подготовительную работу следовало начинать заново. И она сделала это.

От Олимпиады до Олимпиады

– Четыре года после Турина. Ты не считаешь, что был застой в результатах?
– Был. В чём причина? За это четырёхлетие у меня сменились четыре тренера: Саютин, Тыклин, Клевченя и, наконец, мой нынешний – Филиппов. В очередном олимпийском цикле, думаю, появится пятый.

У каждого своё видение организации тренировочного процесса, техники. И потом, все они знали меня как спортсмена и человека лишь один год. Этого очень мало.

– Какая же роль в этом тандеме уготована спортсмену, он что, права голоса не имеет?
– Я не могу сказать руководству федерации коньков, мол, мне не нравится тренер, с которым вы предлагаете работать. Тебе скажут: Катя, не хочешь тренироваться в составе сборной России, тренируйся там, где тебе нравится. При этом спортсмен лишается источников финансирования, например, для проведения сборов или поездок на соревнования.

Вообще, считаю, двум богам молиться нельзя. Доверяешь одному тренеру, надо с ним готовиться.

– С удивлением узнал, что тебя, классического средневика, решили «перековать» в спринтера.
– Не было разговора о том, что я буду чистым спринтером. Другое дело – 1000 метров – всё-таки моя дистанция и 1500. Спринтером нужно родиться. Природой даются резвость, быстрота, взрывная сила. Мои козыри выносливость, координация. Так что ни я, ни другие не питали надежд на высокие результаты на дистанции 500 метров.

Феномен Ивана Скобрева

На вопрос об Иване Скобреве, завоевавшем в Канаде две медали на стайерских дистанциях, Лобышева отреагировала моментально, видимо, ждала этого вопроса:

– Иван молодец. Он рискнул, но на его месте рискнули многие, я в том числе. Это 100 процентов. Когда уже шёл разговор, что Ваня поедет в Италию тренироваться, я тоже очень хотела, но у меня не было такой возможности. Оплатить сборы, проживание, питание.

Скобрев был настроен весьма решительно и уехал бы к Маурицио Маркетто. В федерации коньков решили, чтобы не напрягать обстановку, оплатить эти сборы.

– Помнится, в одном из интервью Скобрев сказал, что, приехав после Италии на Кипр, где национальная команда проводила один из последних сборов перед Олимпиадой, удивился величине нагрузок, что тренеры давали спортсменам. По словам Скобрева, после каждой тренировки у Маркетто, его буквально выворачивало наизнанку. Настолько приходилось тяжело. Кипр показался раем.
– Я очень часто говорила своим тренерам: мне не хватает нагрузки, аэробной и силовой работы. Думаю, наши наставники просто перестраховывались, ведь состав сборной по пальцам пересчитать осталось. Выведешь из строя одного-другого, бегать будет некому за Россию. Так что тренеров понять можно.

Слово в защиту наставника

– Если уж речь зашла о тренерах, председатель Комиссии Совета Федерации по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов сказал: личные тренеры обязаны ехать со своими учениками на Олимпиаду и получать рабочую аккредитацию. На это и деньги выделяются. А ведь могло случиться, что заслуженный тренер России, твой наставник Владимир Рубин не был включён в заявку. Ты восстановила справедливость.
– Владимир Васильевич в определённый период времени заменил мне отца, безмерно ему благодарна за всё. Мне было очень обидно, видела, как он сильно выкладывался, помогал девчонкам, и они к нему прислушивались. Говорили между собой: вот, Васильич не поедет… Но никто не брал на себя ответственность сказать, что думаешь, вслух. Пойти, может быть, на конфликт.

Когда я поставила вопрос ребром на собрании команды, меня, наверное, не до конца поняли, ведь это не в компетенции спортсмена. Однако новый президент Союза конькобежцев России Алексей Кравцов услышал «глас народа».

Ожидание перемен

– С избранием нового президента Союза конькобежцев, – продолжила Лобышева, – все мы, конечно, ожидаем перемен к лучшему. И на этом фоне есть желание тренироваться дальше, готовиться к Сочи. Но пока ничего конкретного, не знаю, кто будет меня тренировать, а хотелось бы определённости.

– Специалисты считают, что за столь короткий срок – четыре года – элитного спортсмена не подготовить. Остаются те, что есть. С ними, то есть с вами и предстоит работать.
– Да, большого выбора у нас нет. Бывший президент Комаров говорил, что юниорки наступают нам на пятки. Видела их и могу выделить двух, максимум трёх девочек да столько же мальчиков. И это всё. Смены фактически нет. Благо результаты у них сейчас были бы, как говорят, впереди планеты всей. Увы…

Хорошо быть оптимистом, но при этом стараться реально смотреть на вещи.

– К Олимпиаде в Сочи тебе, Екатерина, исполнится 29 лет.
– Прошу заметить, – улыбается, – 28. Очень хороший возраст для конькобежца. Главное, чтобы здоровье не подвело.

– Береги себя, – говорю на прощанье.

Юрий ШИЛОВ.