Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Археолог – это человек, работающий головой

Номер 31 (402) от 13 августа 15 августа в России отмечается День археолога. Он не является официальным и государственным праздником, но все археологи страны празднуют его как свой профессиональный праздник. Я решила узнать побольше о людях этой редкой профессии и отправилась в МУ “Коломенский археологический центр”.

Археология (от греческого archaios – древний и logos – слово, учение) – наука, изучающая по вещественным источникам историческое прошлое человечества. В России археология стала развиваться с середины XIX века, когда этой наукой увлёкся граф Алексей Сергеевич Уваров. Именно его исследования легли в основу дальнейшего развития науки о древностях.

Так сразу археологический центр и не найдёшь, расположен он в коломенском кремле, на тихой Кремлёвской улице, что за Ново-Голутвином монастырём. Обычный деревянный дом, вокруг яблоневый сад, и только небольшая табличка на воротах говорит о том, что здесь расположено муниципальное учреждение. По старой деревянной лестнице вхожу на второй этаж. Налево комната, в которой стоят компьютеры, а рядом, на шкафах – горшки, которым по 100-200 лет, кости мамонта, коробки с черепками. Есть даже небольшая “музейная витрина”, где находятся старинные стеклянные бутыли самой разной формы, громоздкий фотоаппарат – прадедушка сегодняшних “мыльниц”, изделия из металла и бересты. Сфотографировав всех археологов, кто на данный момент был в центре, интересуюсь у Александра Сергеевича Сыроватко – директора центра, сколько всего археологов работает здесь. Оказалось, восемь: четверо мужчин и четыре девушки. Кроме самого директора, два лаборанта: А. Смирнов и М. Косыгин, по совместительству работает здесь и ректор КГПИ А.Б. Мазуров, бывший руководитель этого учреждения (оно было образовано в 1989 году). И четыре девушки-археолога: Ю.Н. Чувиляева, специалист по эпохе древнего каменного века – палеолита, О.Ю. Потёмкина, изучающая железный век Центральной России, С.Н. Козина – замдиректора и специалист по камеральной обработке находок, и Т.Н. Ульянова, которая сейчас находится на Кавказе, так как помимо средних веков, ещё интересуется дольменными погребениями эпохи бронзы. Сам Александр Сергеевич – кандидат исторических наук, доцент, преподаватель МГОУ, КГПИ, автор более 50 научных работ, тоже занимается изучением железного века. С его точки зрения, это очень интересно, так как совсем мало известно о той эпохе. Надо сказать, что коллектив археологов очень молодой и дружный, они вместе уже более пяти лет в таком составе, а ещё есть у них много помощников, которые с удовольствием помогают им во время проведения раскопок.

– Александр Сергеевич, расскажите, как обычно Вы с коллегами празднуете День археолога?
– Ну, когда были помоложе, студентами, у нас проходили посвящения, различные ритуалы. А сейчас в основном этот день встречаем в экспедициях. Вот я, например, 10 августа отправляюсь на Кавказ, буду изучать дольменные погребения. О них говорят сейчас очень много, но в основном всё это выдумки. В эпоху ранней бронзы, когда возник похоронный обряд, возникли и дольмены. Дольмены – каменные могилы, когда-то закрытые курганами. Они мало изучены, потому что от их первоначального облика мало что осталось. После разграбления их часто потом использовали: и подхоранивали покойных, и пастухи укрывались в них от непогоды. Так что сведения буквально собираем по крупицам.
Те же, кто остаётся в городе, обычно посещают наших коллег, работающих рядом: археологические работы ведутся в Зарайском, Луховицком, других районах Подмосковья. Так как археологов не так много, мы почти все знакомы и посещаем своих коллег с “дружественным визитом”.

– Какие археологические изыскания проводились в этом году в Коломне?
– Самый большой раскоп у нас был в Старо-Голутвином монастыре, где исследовали поселение эпохи мезолита – среднего каменного века, 6–4 тысячелетие до нашей эры. Много находок сделали, только индивидуальных более двух тысяч. Это кремниевые и железные орудия, находки эпохи бронзы: наконечники стрел, скребки, керамика. Уникальная находка – горшок эпохи неолита. Неолитические памятники очень редки на Оке. Необъяснима пока причина, по которой неолитическое население, а это в основном охотники и рыболовы, избегало селиться вдоль Оки. Поэтому эта находка свидетельство того, что они всё-таки жили или хотя бы проходили по нашей территории.
Работали в усадьбе Ф.М. Достоевского в д. Даровое. Нашли остатки постройки начала XX века. Это поможет воссоздать облик усадьбы и проследить за её изменениями.
Продолжаем исследовать могильник железного века в Коломенском районе. Раскопки ведутся уже восемь лет. Это погребение, совершённое по обряду трупосожжения в конце I тысячелетия нашей эры. Там находим пережжённые кости, некоторые вещи, которые были на покойном. Конечно, мало что сохранилось, но тем ценнее находки: расплавленные и полусожжённые вещи, и это удача. Потому что мы об этой эпохе почти ничего не знаем.

– А куда сдаются вещи, найденные в раскопах? Устраиваете ли вы какие-то выставки по итогам сезона?
– Всё что мы находим, сдаём в наш краеведческий музей. Проблема даже не в том чтобы сдать, а в том, чтобы приняли. У нас уже очень много керамики, и её практически не берут. Кое-что выставляется в краеведческом музее, но ежегодных выставок по результатам сезона не бывает. Остальное, так называемый технический материал, это в основном черепки от древних глиняных сосудов, мы выкидываем.

Я сильно удивляюсь таким словам и спрашиваю:

– Неужели не жалко выкидывать исторические находки? Может быть, стоит тогда их использовать как сувениры и продавать туристам?
– Это идёт вразрез с этическими понятиями. Очень зыбкая грань, между тем, что можно продавать и что нельзя, что является исторической ценностью, а что нет. И если только будет возможность торговать находками, то мы с вами можем много ценного недосчитаться. Вообще любой черепок просто так не пропадает. Мы с него снимаем всю информацию, он присутствует в статистических сводках. За год мы получаем 2–3 центнера черепков. Кое-что храним в наших подвалах, остальное закапываем обратно в землю. По существующим правилам, массовый материал закапывается на памятнике с указанием места на плане, где он был зарыт.

– А где-то можно прочитать, какие находки были сделаны за тот или иной сезон?
– Есть издание “Археологические открытия”, там печатаются краткие сведения о результатах работы археологических экспедиций по всей стране. А главным источником о результатах раскопок является отчёт, который мы сдаём на вечное хранение в Росархив.

– А чем занимаются археологи зимой? У многих складывается мнение, что вне полевого сезона археологам делать нечего.
– Когда заканчивается полевой сезон, у нас количество работы не уменьшается. Мы делаем отчёты, сортируем и классифицируем найденный материал, изучаем его, перебеливаем чертежи, участвуем в научных конференциях. Работы после раскопок гораздо больше. За один месяц полевых работ мы набираем материала для работы на всю осень и зиму. Не являются полноценными археологами те, кто работает только в поле, это раскопщики. Археолог – это в первую очередь человек, работающий головой, при том, что он лучше других умеет работать лопатой и геодезическими приспособлениями.

– Мы всегда в своих статьях говорим о тех находках, которые делают археологи. А вот о самих людях как-то умалчиваем. Александр Сергеевич, охарактеризуйте, пожалуйста, тех людей, которые вместе с Вами работают.
– Наша профессия формирует особенности характера: чувство ответственности, способность принимать самостоятельные решения в непростых ситуациях. Это редкое сейчас качество – не перекладывать ответственность на других. Собственно научная работа, которая является продолжением полевой деятельности, требует идей, что предполагает творческое мышление. Поэтому все наши сотрудники – это яркие индивидуальности, не похожие друг на друга.

Надо сказать, что и сам Александр Сергеевич Сыроватко человек необычный. Молодой, с хорошим чувством юмора, увлекается охотой и фехтованием на шпагах, на работу ездит на велосипеде. Что ж, вот он облик современного археолога. Люди этой профессии всегда были не такими, как все, и современные археологи – не исключение. Да и сама работа неординарная, ведь даже “будущее археологии лежит в руинах”. И некоторые эти руины с удовольствием изучают, чтобы вытащить на свет Божий предметы давно исчезнувшей эпохи и показать их людям.

Анекдот в тему:
Агату Кристи спросили, почему она выбрала себе в мужья археолога, а, к примеру, не физика или дипломата.
Мастер детектива ответила:
– Я просто подумала о будущем. Ведь, чем старее становится жена, тем больший интерес будет проявлять к ней археолог. Так что муж-археолог – это тот муж, о котором может мечтать любая женщина.

 

Елена ЛИФАНТЬЕВА.