Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Юрий Афанасьев: Нас предупредили, что медведи – какие-то агрессивные

Номер 16 (387) от 30 апреляВпереди лето – традиционная пора отпусков. Ради того чтобы не было мучительно больно за напрасно потраченные деньги и время, кто-то умчится отдыхать в турецкую Анталию или в египетский Шарм-эль-Шейх, кто-то в родные Сочи, а Заслуженный путешественник России Юрий Афанасьев, скорее всего, – на Кольский полуостров, а, может, и на Таймыр. А что? Экзотика Заполярья вполне конкурентоспособна с всемирно известными курортами. В это вполне поверил наш корреспондент, которому бывалый спортивный турист дал интервью.

– Юрий Борисович, как удалось стать обладателем необычного звания?
– Заслуженный путешественник России – звание не такое уж и редкое. В Коломне, кроме меня, им обладает ещё Роза Петровна Соломатина, которая работает в Москве, но хорошо известна у нас в родном городе. А всего в стране, думаю, живут десятки заслуженных путешественников. Звание присваивается не обязательно за путешествия в исключительно труднодоступной местности, хотя такие тоже есть на моём счету, но и за вклад в развитие спортивного туризма. К слову сказать, сложные походы могут быть совершены и в Коломенском районе. Речка Коломенка в период половодья – это чрезвычайно опасный маршрут для прохождения на байдарке. В восьмидесятых годах здесь погибли наши туристы. Наверное, я кого-нибудь разочарую, если скажу, что заслуженными путешественниками становятся не по указу президента страны, а по решению Туристско-спортивного союза России за большой вклад в развитие спортивного туризма и участие в походах четвёртой – шестой категорий сложности. Это звание довольно престижное в спортивных туристических кругах.

– Вы коснулись сложности туристских маршрутов, они различаются по этому признаку?
– Существует шесть категорий сложности, причём маршруты “шестёрки” содержат препятствия, преодоление которых представляет собой особую опасность.

– И какие предпочитаете?
– Доводилось руководить походами по маршрутам всех категорий. Я знаю, что имею право руководить группой на любом маршруте, но тут многое зависит от состава участников похода. Брать новичков в группу, планирующую поход по маршруту шестой категории сложности, – это значит, подвергнуть всех смертельному риску, да и в “пятёрке” новичкам делать нечего. Выходящие на маршрут должны быть готовы к холоду, обладать выносливостью. У группы должна быть разработана тактика и, если хотите, стратегия движения по маршруту. Предусмотреть необходимо всё по максимуму. У меня много было “пятёрок”, а вот “шестёрок” только штучки три, хотя в нашей среде и это считается довольно много. А ведь есть люди, у которых за плечами десятки пройденных маршрутов шестой категории сложности. Но они просто ещё серьёзней, чем я, занимаются спортивным туризмом. Мы же все, между прочим, любители, а не профессионалы.

 – А что, есть туристы – профессионалы?
– Появились туристические фирмы, которые предлагают услуги по вождению групп по маршрутам и зарабатывают на этом деньги.

– Вам-то, кто оказывает финансовую помощь в организации походов, а то ведь на свои деньги особенно много не находишься?
– В 2002 году при подготовке похода по плато Путорана на Таймыре глава города Валерий Иванович Шувалов нашёл нам спонсоров. Кстати, та экспедиция оказалась незабываемой. В этом году мэр опять обещал помочь. Мы же, всё-таки, не просто бродим по белому свету, а и родной город представляем. В самых экзотических местах России нами установлены флаги и знаки, рассказывающие о том, что есть на Земле такой замечательный город Коломна.

– Так, куда же собираетесь, Юрий Борисович?
– Может быть, опять на Таймыр. Только состав группы будет моложе и спортивнее. Но это ещё не факт. Такое путешествие совсем не просто организовать. Надо долететь до Норильска, потом заброска вертолётом в заповедник. Всё это с массой снаряжения, катамаранами, запасами продовольствия. В общем такой поход стоит больших денег. А вот их-то и нет. Между прочим, в Советском Союзе мне хватало зарплаты инженера КБМ, где я и сейчас работаю, чтобы сходить в поход за Уралом. Теперь же, вынужден ограничиваться преимущественно Европейской частью страны, в частности, Карелией, Кольским полуостровом, а за Уральские горы выбираюсь редко. Из всех походов предпочитаю пеше-водный, чтобы не только, как мы говорим, по канаве скатиться, но ещё и погулять, посмотреть природу в стороне от реки. Там может оказаться много интересного, например, кольцевые кратеры вулканов, наподобие лунных, горячие лечебные источники. Количество пройденных километров – у нас характеристика второго плана, главное – это сложность маршрута, особенно, если есть речка с препятствиями. Попадаются такие, что десять километров на ней пройдёшь на катамаране, и тебе уже выше крыши хватит впечатлений на целый год. А можно по Осётру или Пре намотать на вёслах сотни километров, но они ничего не будут значить.

– Самое первое своё путешествие помните?
– Первый поход помню очень хорошо. В 1972 году друзья позвали меня в Карпаты на речку Чёрный Черемош. Поход оказался средней сложности, но мне пришлось трудновато, несмотря на то, что перед этим тренировался на Осётре и Коломенке. Всё равно у меня осталось очень хорошее впечатление о первом маршруте. В том же году я попал в ещё более сложный поход в Саянах.

– И почувствовали в себе бродяжий дух?
– Ну, нет. Его я почувствовал, наверное, только что…

– Это в шестьдесят один-то год, ничего себе…
– Ну и что, я точно знаю, что вот таким способом можно хорошо и интересно отдохнуть. Когда-то на КБМ была туристская секция, и я все отпуска стал проводить в походах по самым суровым и необычным местам, вместо того, чтобы греть пузо на юге. Там так интересно, что никакие заграницы мне не нужны. На маршруте быстро избавляешься от всей суеты, которая неизбежно окружает тебя в городе. Я вот сейчас смотрю на жену: как ей хочется в поход! Она ведь часто со мной ходила по маршрутам, а в последние два года проблемы домашние одолели…

– Юрий Борисович, а в ситуациях, когда вся жизнь перед глазами в одно мгновенье проходит, приходилось оказываться?
– Мы называем их аварийными. Самая яркая случилась на Таймыре. Я был руководителем группы, спускавшейся на трёх катамаранах по очень порожистой речке Моя-Ачин. Там смыло с катамарана нашего врача Михаила Викторовича Мещерякова, но он сумел вплавь в ледяной воде добраться до скалистого берега. Как оказалось, это были только цветочки. Преодоление сложного порога – Стиральной доски – мы разбили на три этапа. Сначала его прошёл катамаран с экипажем, где капитаном был я, потом на другом катамаране один из членов моей команды уже в качестве капитана, а на третьем – он пошёл опять в качестве рядового. Но на этот раз ему не повезло. Команда допустила ошибки, катамаран перевернулся, все оказались в воде, но сумели добраться до берега, все, кроме одного, который шёл через порог в третий раз. Он слишком крепко прикрепил себя к катамарану, запутался и, в конце концов, потерял сознание под водой. Вместе с катамараном его понесло вниз по течению. О, перевернувшийся с людьми катамаран – это совсем не то, что опрокинувшаяся байдарка, из-под которой выбраться довольно легко! Мы сумели догнать злополучный катамаран через сто метров. Поскорее достали нашего товарища, который провёл под водой примерно минуты две, и Мещеряков быстро и квалифицированно сделал ему искусственное дыхание, массаж сердца, в общем, всё необходимое для возвращения к жизни утонувшего. Тот пришёл в сознание, постепенно оклемался и продолжил поход. А куда деваться, когда кругом на сотни километров безлюдные скалы и тундра, по которой привольно гуляют медведи и всякое другое зверьё. Не случайно ведь директор заповедника, провожая группу в путь, спросил: “А у вас, ружьё-то есть? – Ну, какое же может быть ружьё в заповедной зоне, где строгие правила? – А зря, – говорит, – медведи в этом году какие-то агрессивные. Будьте осторожны”.

– Ну и как, вступили в контакт хоть с одним косолапым?
– К счастью, только в визуальный. Нам встретился как-то уж очень любопытный медведь. Мы по реке на катамаране идём, а он к нам стремится. Мы к нему поворачиваем, чтобы лучше разглядеть и сфотографировать, а он уходит. Только отвернёмся, он опять к нам.

Много медведей на Камчатке. Как правило, они заняты своим делом. Если видят, что человек далеко, не обращают внимания, если близко – уходят.

Однажды на Кольском полуострове мы наткнулись на палатку геологов. Заходим, а в ней человек лежит весь в крови, рядом с ним девушка была, вскочила, а другой парень сразу схватился за топор и на нас… Так они были напуганы. Оказалось, что накануне одного из них до полусмерти задрал медведь: лицо ободрал и живот вспорол. Странный какой-то мишка попался: то ли подранок, то ли ещё как людьми обиженный. Да и геологи тоже хороши, даже обязательного в таких местах карабина не имели. Наша медсестра обработала раненого и на следующий день его забрал вертолёт, причем, прилетевший врач заверил нас, что парень жить будет. Ну, а на медведя, посягнувшего на человека, была немедленно объявлена охота, ведь оставлять в живых такого зверя уже было нельзя… Вообще, в экспедициях мы со зверями ходим рядом, но обычно видим лишь их следы. А мы ведь не охотники-следопыты, а туристы…

– Наверное, всю страну объездили, то есть, обошли?
– На Чукотке не был, и на Новой Земле тоже, зато в прошлом году был, наверное, в самой маленькой и самой северной в мире пустыне, что в Забайкалье – Чарских песках. Её размеры 6 на 8 километров. Но это самая настоящая пустыня с песками и оазисами среди тайги и болот, только вместо пальм – лиственницы и комары. Между прочим, мы там находились вместе с нашими друзьями – австралийцами. Эти ребята оказались такими же одержимыми жаждой странствий по труднодоступным местам, как и мы, – менталитет у нас с ними совпадает.

– Юрий Борисович, как рождается идея каждого похода?
– Очень часто в самолёте или поезде во время возвращения домой из очередного маршрута. Во время встреч мы ведь каждый год подводим итоги очередного сезона в центре “Юность” в старом городе. В общем, порой, совершенно случайно. Когда появилась идея, начинает постепенно подбираться группа, при этом учитывается всё-всё-всё, но, прежде всего, опыт хождения по маршрутам аналогичной сложности. Самый опытный часто становится руководителем группы. Потом начинается подготовка. Когда всё определено и учтено, группа отправляется в путь. В этом году у нас только ещё всё начинается. В наших планах организовать пеше-водный поход в район Колвицкого озера на юге Кольского полуострова. Это очень удачное для туристских походов место. Там можно совершать походы по маршрутам первой, второй и третьей категориям сложности, то есть в них могут принять участие и опытные туристы, и новички.

Игорь СНЕГИН.