Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Тайны коломенской земли

Номер 6 (530) от 16 февраля 2011 г.Ежегодно на базе Института археологии Российской академии наук проходит научный семинар «Археология Подмосковья», где собираются учёные всей Московской области и делятся своими открытиями, находками, гипотезами.

В этом году семинар прошёл с 15 по 17 февраля. В первый же день выступили коломенские археологи и представили на суд коллег два доклада: «Комплексное исследование курганных кремаций коломенского могильника» и «Урновое погребение коломенского могильника», в которых изложены результаты научных изысканий за 2010 год. О том, как происходили исследования и каковы их итоги, мы поговорили с директором Коломенского археологического центра Александром Сергеевичем Сыроватко.

– Мы в этом году, как и ряд предыдущих лет, работали на раскопе, расположенном недалеко от города. Там несколько разных погребений наложены друг на друга. Одна из наших задач состояла в том, чтобы узнать, был ли временной промежуток между существованием курганного и грунтового могильников. В результате работы выяснилось, что разрыв около 100–150 лет, не меньше. Эти погребения совершены по разным обрядам, хотя в обоих случаях была произведена кремация. В конце VI – начале VIII столетия н.э. умерших, а это только мужчины, обкладывали костром и они оказывались под ним, а в IX веке их уже клали сверху на погребальный костёр. Удалось установить причину смерти человека, погребённого в четвёртом кургане: проникающее ранение грудной клетки.

– Как много пришлось провести исследований, чтобы прийти к полученным результатам?
– Мы используем несколько методов. Во-первых, работаем непосредственно в раскопе. Затем трудится антрополог, который по фрагментам костей определяет пол, возраст человека и, если повезёт, причину его смерти. Уже в лабораторных условиях делаем радиоуглеродный анализ. Кроме этого, работает над находками и палеоботаник. С его помощью мы реконструируем климат, который был в определённую эпоху.

– Есть ли у Вас свои палеоботаники и антропологи?
– В наших исследованиях участвовали как звёзды археологической науки, такие, как Добровольская Мария Всеволодовна – доктор исторических наук, старший научный сотрудник института археологии РАН, антрополог, и Спиридонова Елена Александровна – ведущий научный сотрудник этого же учреждения, кандидат географических наук, палеоботаник, так и наши работники. Московские коллеги всегда откликаются на наши предложения поработать совместно, говоря, что у нас всегда очень интересные памятники. Не отказываются они и от того, чтобы обучить наших сотрудников. Сейчас у нас есть свой палинолог – Алла Андреевна Трошина и антрополог – Мальцева Екатерина Андреевна. 3 января 2011 года мы совместно с Марией Всеволодовной вскрыли саркофаг с одним из неразобранных захоронений.

– А что представляет из себя саркофаг?
– Это блок земли с раскопа, который мы обложили гипсом. В отечественной археологии такая технология не развита, нет традиции, а вот на западе это принято. Нам помогали немецкие коллеги, возможно, мы в будущем так будем делать самостоятельно, ничего в этом сложного нет.

– В чём необычность урнового погребения, которому посвящён второй доклад?
– Оно выбивается из общего ряда. Очень необычен сосуд, в котором произошло захоронение, он так своеобразно декорирован, что я не смог найти ему аналога. Нечто похожее было найдено в 50-е годы прошлого века в Воронежской области, но давно потеряно. Нам более-менее понятно, кто там захоронен, это мужчина, скорее всего молодой. У него на бедре след от разруба, хотя, возможно, он посмертный. А вот более полные исследования ещё впереди.

К нашему разговору присоединяется палинолог А.А. Трошина.

– Алла Андреевна, как можно узнать, какой климат был на Земле в определённую эпоху?
– Мы отбираем образцы земли на анализ и в результате обработки получаем препараты, содержащие пыльцу, и по ней уже даём заключения.

– Неужели пыльца может храниться несколько столетий?
– Оболочки пыльцевых зёрен очень твёрдые. Они не разъедаются ни кислотами, ни щелочами. Чтобы добыть пыльцу, мы сначала почву варим в 10-процентной соляной кислоте, затем промываем в дистиллированной воде и после варим уже в щёлочи для того, чтобы избавиться от минеральных частиц. Потом её крутят в центрифуге два раза, и только после этого получается препарат, обогащённый пыльцой. В определённых условиях, например, в торфяниках, пыльца может храниться не века – миллионы лет.

– Но ведь она очень маленькая…
– Её измеряют в микронах. Когда-то она ссыпалась с растений и пыльцевым дождём оседала на землю. А теперь мы её исследуем под микроскопом, фотографируем и по споро-пыльцевому спектру выясняем, какие растения росли вокруг, а по ним уже уточняем, какой был климат.

– И что выяснилось в результате этих исследований?
– Что в период первых захоронений климат был холодный. Мы обнаружили пыльцу сосны, а уже чуть позже стало много липы, которая гораздо теплолюбивее. Чтобы климат настолько изменился, требуется не менее ста лет, отсюда мы сделали вывод, что разница между захоронениями 100–150 лет.

Пыльца березы Пыльца герани
Пыльца калины Пыльца лилии
Пыльца незабудки Пыльца ивы

Впереди у археологов ещё много работы и новых открытий, ведь зима – это не время отдыха, а сезон научных исследований.

Елена ЛИФАНТЬЕВА.