Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Новый год – праздник, опалённый войной

Номер 50 (523) от 22 декабряНевозможно сейчас представить, что когда-то не было на Руси самого любимого зимнего праздника детей и взрослых – Нового года! Но до XV века Новый год на Руси встречали весной – 1 марта по юлианскому календарю, а позднее – 1 сентября и только в 1700 г. по указу Пётра I праздновать стали 1 января. В 1918 г. страна перешла на григорианский календарь, который сдвинул все праздничные даты на 13 дней назад, и в память об этом событии нам достался Старый Новый год. В 1916 г. во время I мировой войны ёлка была запрещена священным синодом как «немецкий обычай». Лишь в 1937 г. вышло распоряжение советского правительства «О праздновании Нового года в СССР», и в Колонном зале Дома Союзов прошла первая официальная ёлка с красной звездой вместо рождественской на верхушке Лесной красавицы.

Обо всём этом, а также о том, как встречали Новый год в суровые годы Великой Отечественной войны, можно узнать на выставке «Праздник, опалённый войной», открывшейся 15 декабря в Музее боевой славы.

Несмотря на войну, праздник отмечали, а промышленность по-прежнему выпускала ёлочные игрушки. Правда, главными материалами стали фольга и… погоны, введённые в 1943 г., из которых мастерили корзинки и парусники. Ещё появились проволочные украшения из отходов производства: домики для птичек, пятиконечные красные звёзды, внутри которых помещался серп и молот. Отмечали Новый год и на фронте. Там ёлки украшали фигурками, которые мастерили из погон, бинтов, носков. Часть новогодней экспозиции в музее изображает землянку перед праздником: рядом с печкой-буржуйкой стоит импровизированный стол из снарядного ящика, на нём – фонарь, сделанный из котелка, бутылочка из-под «наркомовских» 100 грамм, стопочки из гильз от немецкой ракеты. Все эти вещи – уникальные, часть из них была найдена коломенскими поисковиками на Невском пятачке, остальные – из фондов Коломенского краеведческого музея.

Несколько лет назад участники поискового отряда «Суворов» нашли в тех же местах останки немецкого солдата. Когда его подняли, оказалось, что он лежал на сундуке, в котором находилась посуда из кузнецовского и советского фарфора. Пытаясь уйти с награбленным добром, солдат вермахта был сражён пулей, да так и остался лежать, прикрыв собой чужое добро. Теперь часть этих находок выставлена в музее. По тарелкам, чашкам и блюдцам, сахарницам, ложкам и вилкам можно представить, как накрывали к празднику столы в самом начале 1940-х годов.

В соседней витрине лежит письмо, в котором незнакомого бойца Красной армии поздравляют с Новым годом, а рядом – праздничные открытки, где прослеживается военная тематика: широко, размашисто шагая, идёт Дед Мороз с автоматом, а впереди него, мелко семеня, бежит фриц, внизу подпись:

Дед Мороз под Новый год

Трудный делает обход,

Чтобы всей фашисткой своре

Навсегда погибнуть вскоре.

На следующей открытке с известными словами Пушкина «Зима! Крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь…» видны сани, в которых сидят вконец замёрзшие фашисты, спешащие убраться из неприветливой для них страны.

В следующей витрине – подлинные игрушки времён войны: балерина, грибок, курочка и послевоенные жестяные коробочки из-под монпансье. Но самой ценной игрушкой на выставке стал… заяц. Не простой – блокадный. Его принесла учительница гимназии № 2 Елисеева Вера Дмитриевна и рассказала вот такую необычную историю: «В 2000 г. я отдыхала в подмосковном санатории, где познакомилась с пожилой женщиной. Звали её Лариса Дмитриевна. Она поведала мне историю своей жизни. Родилась она в 1919 г. в Петрограде. Отца репрессировали перед войной, мама погибла в лагере, её саму после всего этого исключили из института. Война застала её в Ленинграде. Всю блокаду она работала в детском доме, где для малышей делали игрушки из того, что было под руками. Там, в детском доме, Лариса удочерила девочку, родители которой погибли. И сшила для неё зайца, который помог пережить своей маленькой хозяйке страшные три года блокады.

После войны Лариса Дмитриевна переехала с дочкой в Москву, потом появились внуки. Лариса Дмитриевна всё хранила блокадного зайца – свидетеля борьбы за жизнь, но оказалось, что сейчас такие игрушки не нужны. В последний день отдыха в санатории пожилая женщина подарила мне зайца со словами: «Пусть всегда будет мирное небо» и написала мне записку на каком-то использованном бланке (у неё так и осталась блокадная привычка экономить каждый листочек бумаги), в которой желала всем моим близким всего самого доброго. Через год Ларисы Дмитриевны не стало, но игрушка напоминает об удивительном человеке, очень любившем жизнь».

Этот заяц в коричневых штанишках и с умильной серой мордочкой лежит в витрине как напоминание о человеческом терпении и стойкости, мужестве и доброте.

Лучшим подарком в прежние времена считалась книга. Её дарили маленьким и взрослым, на Новый год и день рождения. В качестве одних из экспонатов на выставке представлено несколько книжек для малышей. С яркими обложками, милыми и красочными картинками, они рассказывают о новогодних чудесах в стихах и прозе.

Какой же Новый год без зелёной красавицы! Есть она и в музее, украшенная картонными игрушками и стеклянными бусами, облупившимися от времени, с красной звездой на макушке. При подготовке к выставке сотрудники музея нашли книжку, выпущенную в 1937 году издательством «Учпедгиз» под названием «Ёлка в детском саду», где детально излагается, как следует «правильно» наряжать ёлку. Вот некоторые выдержки из неё: «Необходимо украсить верхушку пятиконечной красной или серебряной блестящей звездой. На средних ветках надо вешать игрушки, не требующие детального рассматривания: бонбоньерки, хлопушки, крашеные шишки, бутафорские овощи и фрукты, а на краях ветвей – аэропланы, парашюты, пограничника Карацюпу с собакой Ингусом, паровозы». На ёлки вешали фигурки танков, броневиков.

В конце 30-х на ёлках появились герои детской литературы: Иван Царевич, Руслан и Людмила, братец Кролик и братец Лис, Красная Шапочка, Кот в сапогах, крокодил с Тотошей и Кокошей, доктор Айболит. С выходом на экраны фильма «Цирк» стали популярны фигурки на цирковую тематику. Освоение Севера было отмечено фигурками полярников. Среди украшений 1930-х гг. были шарики с изображениями членов политбюро, на огромном шаре красного цвета нарисованы портреты Сталина, Ленина, Маркса и Энгельса. Эти шары – особенная редкость, поскольку производились только в течение одного года, 1937-го, и только в Москве. А в 1938 году в ёлочной игрушке была отражена тема войны в Испании: на стеклянном шаре нарисованы два самолёта, один из которых сбивает другой.

Музыка и праздники не разделимы. В сороковые-роковые танцевали вальсы и фокстроты, слушали песни Клавдии Шульженко, Ивана Шмелёва, Владимира Нечаева, Георгия Виноградова и Леонида Утёсова. Пластинку с его песней о коломенском патефоне ставят в музее, и она звучит с чуть слышным потрескиванием.

Занесло судьбою в третий батальон

Старенький коломенский усталый патефон.

Пел нам на привалах у чужих дорог

Трогательный девичий печальный голосок…

…Где-то под Варшавой, миной был сражён,

замолчал коломенский бедняга патефон.

Смолкли на привалах песенки твои.

Шли тогда кровавые жестокие бои…

Прошлое безвозвратно уходит, унося с собой вещи той эпохи. Большинство новогодних старых игрушек уже утеряно. Но если у вас ещё сохранились старинные игрушки и открытки, работники музея с удовольствием примут их в дар. Подобные новогодние выставки будут проходить ежегодно, и, возможно, уже в следующий раз ваша вещь станет экспонатом, рассказывающим посетителям о давно забытых годах…

Елена ПАТРИНА.