Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Кристофер Мюнзен – а...типичный американец

Номер 12 (485) от 31 мартаЗнакомьтесь – Кристофер Мюнзен, 23 года, стопроцентный американец в пятом поколении, в жилах которого течёт кровь ирландцев, итальянцев, немцев, поляков, много десятилетий тому назад отправившихся покорять Северную Америку, ставшую для их потомков родиной и землёй обетованной. Родился в Вашингтоне. Закончил Cornell U. – университет в штате Нью-Йорк, в маленьком городке Эттика, в котором жил русский, в том числе и англоязычный писатель Владимир Набоков. Крис изучал историю афроамериканцев и немного – немцев, а из обязательных иностранных языков выбрал русский. Что и помогло впоследствии получить государственный грант и отправиться в неведомую страну, чтобы преподавать английский в одном из российских вузов. Так выпускник американского университета очутился в Коломне, на факультете иностранных языков педагогического института.

Выбор «великого и могучего»

Выбор русского – «великого и могучего» – был не случайным. За ним стояла история России, её литература, культура. Всё это стало интересовать Криса уже на студенческой скамье. И в первую очередь история Второй мировой войны, в которой СССР и США были союзниками.

Кстати, во времена «холодной войны» интерес к изучению русского языка в Штатах был велик. СССР преподносился пропагандой как враг, а противника нужно знать не только в лицо, проникнуть в его душу, познать ментальность. Так, на всякий случай, если что… Сейчас этот интерес поугас.

Соответствующим образом выглядел и курс лекций в университете, посвящённых Второй мировой. В учебниках страна, победившая фашизм, не упоминалась вовсе. А лавры победителей отдавались американцам и англичанам. Сокурсников столь своеобразная трактовка истории устраивала вполне, Криса – нет. Благо недостатка книг с объективным, научным изложением событий и перипетий войны и роли стран-участниц в антигитлеровской коалиции в университетской библиотеке не было.

И сейчас Крис хладнокровно рассуждает о том, почему США тянули с открытием второго фронта, и не ставит вровень военные действия американцев в Африке и Италии со сражениями под Сталинградом и на Курской дуге, переломившими ход Великой Отечественной…

И этом смысле Крис Мюнзен совсем нетипичный американец. Он хотел знать правду.

Вскользь о нас и среднестатистическом американце

В представлениях друг о друге мы не слишком разнимся – отягчённые годами противостояния, схожие шаблоны и стереотипы. Впрочем, на свой вопрос о дежурной американской улыбке я получил ожидаемый ответ. Да, американцы открытый народ: дружелюбны, вежливы, позитивны, даже сентиментальны. Но быть с ними на короткой ноге, тем более иностранцу, не получится. Близко к себе и своей семье не подпустят. А дежурная улыбка ничего не значит, так удобнее и это ни к чему не обязывает. Но, согласитесь, это лучше всё чаще проявляемых нами в обычном общении грубости и хамства.

Американцев можно назвать нацией в себе. Их, в отличие от нас, излишне политизированных, мало интересует, что происходит на белом свете. У них свои жизненные ценности и герои, и чувство превосходства, может быть, мнимое.

Америк я тут не открыл, и ценность этих слов заключается лишь в том, что произнесены они не ангажированным журналистом-международником, а устами неидеологизированного молодого американца.

Теперь Крису (в центре фото) есть с чем и кого сравнивать. Взять студенческую среду. Они более раскрепощены и свободны в своём выборе, что касается предметов и преподавателей (результат своеобразной, отличной от нашей, системы обучения), более прагматичны и менее креативны. Мы – малость закомплексованы, излишне дисциплинированы, менее свободны в поступках, обладаем большим пиететом перед преподавателями, зато прилежней и артельней. И ещё, по мнению Криса, (факультет держит марку) у нас лучше обстоит дело с преподаванием иностранных языков.

У американцев свои заморочки на наш счёт. Конечно, сказки о медведях на улицах наших городов, бородатых мужиках с бутылкой водки наперевес уже не в ходу. Но наследие «холодной войны» даёт о себе знать. Крис говорил об этом с неохотой: да, вас представляют агрессивными, несущими опасность, коммунистами до мозга костей. Сошлись на том, что пропаганда нам одинаково пудрит мозги. А зёрна от плевел всё-таки следует отделять. Лично Крис руководствуется этим правилом. Как и не верит шаблонам и стереотипам. В правильности этой внутренней установки наш гость убедился, познакомившись с коломенцами – ветеранами Великой Отечественной войны.

О войне от первого лица

Отправляясь в Россию, Крис Мюнзен ставил перед собой две цели. Достойно выглядеть на преподавательском поприще и вторую, заветную, – познакомиться, увидеть, поговорить с участниками Второй мировой. В чём помогли, взявший американца под свою опеку, преподаватели с иняза Александр Сурков и истфака – Анатолий Шевельков.

Встречи с ветеранами произвели на Криса, по его словам, колоссальное впечатление. Он дивился простоте повествования и отсутствию всякой патетики, крепости духа собеседников. Особенно запомнился в деталях и потряс рассказ Николая Сергеевича Тютина, тогда 17-летнего необстрелянного солдатика, вышедшего с бутылкой горючей смеси, «коктейлем Молотова» (Крис так и сказал – шампанского), наперерез немецким танкам. Встречали гостя с русским гостеприимством и радушием. Проницательный американец успел заметить, что «внешне» ветеранов в нашей стране очень уважают, вот только пенсии ему показались неадекватными их заслугам перед Отечеством. И очень не хватает старикам, а большинству из них за восемьдесят, неформального общения.

Всё услышанное Мюнзен аккуратно записывал, а потом разместил на своей страничке в Интернете, чтобы смогли прочесть родные и знакомые в Америке. По возвращении на родину он очень рассчитывает, что этими живыми свидетельствами героизма русских солдат заинтересуется какое-нибудь издательство. Как-никак речь идёт о союзниках, и есть ещё люди в Соединённых Штатах, которые помнят о встрече на Эльбе. Хотя, Крис это понимает, кому-то его публикации могут очень не понравиться.

Гоголь, Булгаков, Ильф и Петров

Тему русской и американской литературы мы никак не могли обойти вниманием. Не обошлось без сравнений. Не литератур, конечно. Интереса молодых американцев и россиян к культурам двух стран. Крис констатировал: большим интересом ко всему чужому, культуре в том числе, Америка похвастать не может. Русские, наоборот, проявляют удивительную осведомлённость об американских писателях, поэтах, музыкантах…

Что касается самого Криса, его серьёзное знакомство с русской литературой началось… с Николая Васильевича Гоголя, с «Миргорода» – «Старосветских помещиков» и «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Потом он вдоволь посмеялся над романом «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова. Но прежде – ещё в детстве была прочитана книга Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», в которой юный библиофил мало что понял. Увы, все эти произведения были изданы на английском языке. Но черёд русского обязательно придёт, Крис проявляет в нём удивительные способности и общается вполне свободно.

Перебрав всех американских классиков – от Фенимора Купера, Майн Рида до Теодора Драйзера, О’Генри и Джека Лондона, мы, в конце концов, обнаружили родственные души, сойдясь на том, что самый американский из американских прозаиков Френсис Скотт Фитцджеральд со своим романом «Великий Гетсби».

«Солнце русской поэзии»? Было удивительно, что Крис сразу назвал имя Александра Сергеевича Пушкина, с сожалением заметив, что с творчеством великого русского поэта практически не знаком. И дал слово – «Евгения Онегина», «поэму песен в двадцать пять» обязательно прочтёт. В подлиннике.

Юрий ШИЛОВ.

P.S. Если вы, читатель, держите в руках номер нашей газеты, а среди ваших знакомых или родных есть ветераны Великой Отечественной войны, Крис Мюнзен готов с ними встретиться. И заранее благодарит за такую возможность. Обращайтесь в редакцию, мы поможем установить с ним контакт.