Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

2010 год – Год Франции в России. Мифы и правда о настоящих французах

Номер 8 (481) от 3 мартаНаступивший 2010 год объявлен Годом России во Франции и Франции в России. В рамках этого проекта будет совершён культурный обмен между странами. Но чтобы по-настоящему глубоко понять какую-либо страну, надо её посетить, а ещё лучше – пожить в ней некоторое время.

В коломенском педагогическом институте (ныне МГОСГИ) давно налажены дружеские связи с институтом во французском городе Кан (не путать с г. Канны, где проходит знаменитый кинофестиваль). Кан – это небольшой городок во Франции, административный центр Нижней Нормандии, он чуть меньше Коломны – 120 тысяч населения. В нём есть университет и при нём – педагогический институт, в котором обучаются как французские, так и иностранные студенты. Из Коломны туда каждый семестр отправляются на стажировку два лучших студента старших курсов факультета иностранных языков. Вот и в первом полугодии этого учебного года два счастливчика поехали во Францию. Одним из них была Лена Фомина – студентка 5 курса факультета иностранных языков МГОСГИ.

– Лена, расскажи, пожалуйста, как долго длилась стажировка и чем вы там занимались.
– Во Францию мы ездили на три месяца: с 16 сентября по 14 декабря 2009 года. Жили в общежитии, где, помимо нас, были ещё студенты из Венгрии, Германии, Италии, Чили, Америки. Жили очень просто.

– На каком языке общались?
– На французском. Забавно, но некоторые иностранные студенты просто не знали английского. А на улице, даже если этот язык знаешь, лучше его не использовать, потому что французы сразу как-то замыкаются и могут не ответить на вопрос, заданный по-английски. Но они очень хорошо относятся к тем, кто изучает французский, да и вообще к иностранцам.

– Каков был распорядок вашего дня?
– В первой половине дня мы ходили на лекции. Причём сами выбирали, на какие занятия будем ходить, а на какие – нет. Мы изучали французский язык, английский, историю и географию Франции – у них это единый предмет, а также философию преподавания – аналог нашей педагогики. Ходили на две лекции в день. Интересно, что лекции разные по продолжительности, могут быть по два и даже три часа, это достаточно тяжело. Может быть, поэтому у них день разбит как бы на две половины: сначала одни лекции, затем большой обеденный перерыв, а потом ещё лекции. Таких пар, как у нас, у них нет, как и звонков, все ориентируются по времени.

– Ещё в чём отличие организации обучения у нас в России и во Франции?
– Там всё более автономно. Есть чёткое расписание, по которому надо отслеживать все замены. Мы по незнанию два раза пропустили предметы, потому что сразу не заметили изменения, а никто не объявил. Потом нам сказали, что вот на той доске вот такими малюсенькими буквами было написано, что занятие переносится. Там всем всё равно, придёшь ты на пару или нет, просто тогда сложно будет перейти на следующий курс. За посещение лекций, выполнение работы ставят баллы, также и за сдачу экзаменов в зависимости от того, насколько хорошо сдал. Нужно набрать их определённое количество. Если ты что-то пропустил, можешь, конечно, набрать баллы, сделав какую-то работу очень хорошо или сдав экзамен на отлично, но это сложно. Контроля нет, в этом там сложнее учиться, чем у нас. У нас есть куратор, который беспокоится о студентах своего курса. Также студентам надо пройти конкурс после завершения обучения, для того чтобы стать учителем. При его успешной сдаче государство обязано обеспечить их работой, что очень важно. Во Франции большая безработица, особенно среди молодёжи – до 20%, поэтому все заинтересованы в том, чтобы получить место в государственном учреждении. А желающих может быть тысяча на сто мест. Только сильнейшие смогут пройти конкурс и получить место.

– А те, кто не прошёл конкурс, устраиваются в частные школы?
– Нет, они вообще не могут работать учителем.

–Лекции студенты записывают по старинке, в тетрадь, или используют ноутбуки?
– Лекции пишут в тетрадь, но некоторые материалы преподаватель сам присылает студентам по электронной почте в дополнение к тому, что дал на лекции. Все занятия идут с презентациями, на доске высвечиваются тезисы, что очень удобно. Необычно то, что по каждому предмету есть несколько преподавателей, и студенты сами выбирают, к какому преподавателю они пойдут учиться.

– Значит, некоторые преподаватели могут совсем остаться без студентов?
– Нет, у всех определённое количество мест. И если к хорошему преподавателю не успел записаться, пойдешь туда, где есть свободные места.

– Французские студенты получают стипендию?
–Насколько я знаю, нет, но есть социальная помощь некоторым студентами и стипендия «Расмус», позволяющая уезжать на стажировку в другие страны мира. Обучение в вузах бесплатное, но в начале каждого года студенты платят небольшие регистрационные взносы около 500 евро.

– Если сравнить высшее образование двух стран…
– Мне кажется, что у нас уровень образования намного выше. Мы изучаем предмет глубже, чем они.

– Чем вы занимались в свободное время?
– Ходили в кино, в музеи, много ездили по городам Франции. Были в бенедиктинском монастыре, основанном в XVI веке, который расположен на острове. При отливах можно даже до него проехать как по суше по дну моря, а во время прилива монастырь вновь становится островом. Были в Париже. Эйфелева башня днём никакого впечатления не произвела – просто стоит железная махина и стоит. А вот ночью, когда включается подсветка, это просто потрясающее зрелище!

Зашли в одном из городов в книжный магазин. Оказалось, что французы читают в переводе «Турецкий гамбит» Б. Акунина, «Чёрный список» А. Марининой и «Капитанскую дочку» А.С. Пушкина.

Ходили в спортивный центр при университете. Там очень много секций: футбол, волейбол, аэробика, танцы, есть даже скалолазание. Всё это стоит очень дёшево – 35 евро в год. Официально можно записаться на три секции, но некоторые студенты перестают ходить, поэтому можно посетить и те, в которые сначала не записывался. Мы перепробовали всего много, в том числе ходили и на танцы, там сейчас очень модны латиноамериканские танцы, мы учили сальсу. Партнёрами были в основном французы.

– А как относились французские юноши к девушкам из России?
– Хорошо, мы пользовались популярностью. У них стандартная фраза: «Русские девушки самые красивые».

– Что, неужели француженки нам уступают?
– Я считаю, что да. Русские действительно красивее, но француженки более умные и деловые. Молодые француженки одеваются очень просто, часто в спортивном стиле и совсем не красятся. Они начинают пользоваться макияжем и стильно одеваться уже после того, как заведут семью и родят детей.

– Когда заводят семью во Франции?
– Годам к 30. Сначала приобретают жильё, устраиваются на работу, а потом только женятся.

– А что ты можешь сказать о французских мужчинах? Действительно ли они настолько галантны, как о них говорят?
– Не всегда, всё зависит от мужчины. У французов другой менталитет. Мы привыкли, что мужчина должен женщину добиваться, а у них этого нет, у них сильно развит феминизм. Мужчины одеваются стильно, следят за своей внешностью, носят достаточно длинные волосы, некоторые делают ирокезы. Но это не смотрится отталкивающе, это смотрится ухоженно. Все юноши поголовно используют гель для волос или лак. Они аккуратнее, чем русские. В России мужчины менее утончённые, но более открытые. Французы всегда стараются что-то недосказать, мне показалось, что они часто говорят неправду. С ними тяжело найти общий язык, потому что не всегда понятны их истинные намерения. С нашими мужчинами проще.

– О чём вы разговаривали с французскими сверстниками?
– Мы общались в основном с теми, кто сам много путешествовал. Это было очень интересно. Европейский союз обеспечивает студентам небольшую стипендию, и они могут путешествовать по всему миру. Та группа в магистратуре, вместе с которой мы посещали лекции, вся (а это 20 человек) во втором семестре разъедется в разные страны мира на стажировку. Это нормально. Они могут и по году жить в чужой стране. Мы, конечно, им завидовали.

– Что интересовало французских сверстников, какие вопросы они задавали о России?
– Они в основном переживали за русскую зиму. Им кажется, что у нас здесь так холодно! Когда я говорила, что у нас не очень холодно, мне не верили. Они считают, что у нас всегда зима и мы постоянно носим валенки, чтобы согреться. Французы мало знакомы с нашей культурой. Даже тем, кто занимается живописью, не известны имена наших великих художников. Для них наше искусство – это матрешки. Зато французы знают Путина, русскую водку и дуэт «Тату». К сожалению, французы уверены, что в России только и делают, что пьют водку. Мы пытались им доказать, что это не так. Те, кто много путешествовал, меньше подвержены стереотипам, а вот французы, которые не покидали пределы Франции или бывали только в близлежащих странах Европы, с трудом поддаются переубеждению. Ещё они очень удивлялись, что у нас есть воинская обязанность. Во Франции существует иностранный легион, который пополняется только за счёт добровольцев. Туда могут пойти и французы, и иностранцы. Поэтому французские юноши спокойнее относятся к высшему образованию и не стремятся сразу после школы поступить в вуз, могут пойти поработать для начала.

– А что ты узнала о Франции такое, чего не знала до этого?
– Много чего. Например, у них день, когда все ходят на дискотеку – это четверг. Хотя выходные, как и у нас – суббота и воскресенье. Но именно в четверг все идут на дискотеку и выходят гулять. В Кане есть одна улица, на которой очень много маленьких баров. Вот по ней все и гуляют, в барах становится тесно. В этих заведениях в основном работают студенты – подрабатывают, потому что молодежь старается жить отдельно от своей семьи. Молодые французы уезжают в другой город учиться, снимают жильё, а для этого нужны деньги. Родителей навещают только в праздники и выходные.

– А в этих барах лягушачьи лапки подают? Есть стереотип, что любимое лакомство французов – конечности этих земноводных.
– Нет, я не видела их ни в одном магазине или кафе. Не все французы их даже сами ели. И очень удивлялись, когда мы спрашивали, какие они на вкус. Истинно французские продукты – это багет, сыр, вино. Вино у них великолепное.

– А постоянно вы где питались?
– Мы закупали обычные продукты в магазине и готовили в общежитии сами. Продукты почти те же, что и у нас, единственно, что нет гречневой крупы. Но в одной из провинций они делают галеты из гречневой муки. Галеты – это солёный блин из гречневой муки, который начиняют яйцом или салатом.

– Можно сказать, что французы ведут здоровый образ жизни?
– Нет. Несмотря на то, что они ходят в спортивные секции, практически все курят сигареты, которые в пять раз дороже, чем у нас. Только после 30 лет французы начинают следить за своим здоровьем, стараются есть экологически чистые продукты, посещают фитнес. А молодежь ходит в «Макдональдс».

– Какими тебе показались французы?
– Они весёлые, активные, более самостоятельные, чем мы. Все любят повеселиться, ходят в бары и на дискотеки. Французские студенты очень активны, они борются за свои права, выходят на митинги, бывают даже забастовки. В прошлом году из нашего института студентки попали в Кан в то время, когда там была забастовка студентов университета. Одно крыло в институте было просто разгромлено, а надписи на стене до сих пор не стирают. Во время митингов, мы это видели, студенты ходят с плакатами по городу, раздают буклеты, кричат что-то, но всё это происходит с разрешения властей.

– Какие впечатления у тебя остались о Франции?
– Это абсолютно другая культура, всё ново, интересно, необычно. Хотя русскому человеку там сложнее тем, что всё должно быть по закону, всё должно быть правильно. Мы к этому не привыкли. Во Франции много красивых старых домов, высотных мало. Много цветов на балкончиках, все это выглядит так мило. Там настолько замечательно, что просто не хотелось уезжать. Хочется пожелать, чтобы подобных обменов студентами было больше. Это хороший опыт для молодёжи, начинаешь понимать, что все мы живём в едином мире, и этот мир не такой уж и большой.

Елена ЛИФАНТЬЕВА.