Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Сердце просится туда, где бежит, как молодость, шумная вода…

Номер 33 (455) от 26 августаСколько на свете интересных мест! Людям любознательным всегда хочется увидеть что-то необычное, красивое и запоминающееся. Для этого и существует туризм. А людей, которые готовы преодолевать препятствия, уйти от цивилизации туда, где кругом лес, вода и мошкара, называют туристами.

В начале августа группа коломенских туристов под руководством мастера спорта по туризму, Заслуженного путешественника России Ю.Б. Афанасьева вернулась из сложнейшего водно-пешего похода по плато Путорана, что в Красноярском крае. Для Юрия Борисовича это двадцатый, юбилейный, поход пятой категории сложности, а сколько было походов более лёгких почти за сорок лет занятия туризмом – и не сосчитать!

К этому походу готовились долго. Мечтали ещё в прошлом году попасть в те места, но не получилось. А край дикой тайги и непуганых зверей, красивейших озёр с чистейшей водой манил и звал к себе. И хотя для Юрия Борисовича те края знакомы, для остальных они были тайной. И вот свершилось! 10 июля группа из 10 человек прилетела в Норильск.

И путешествие началось. Маршрут пятой категории сложности (из шести возможных) был рассчитан на 27 дней, включая пешие переходы и сплав по рекам и озёрам. Технически сложная и опасная главная река плато Путорана, расположенного чуть южнее полуострова Таймыр – Моя-Ачин – ждала туристов. От Норильска водомётный катер, за четыре часа преодолев 180 (!) километров водной трассы, привёз путешественников к начальной точке маршрута – кордону Государственного природного заповедника «Путоранский».

– Юрий Борисович, заповедник территория, закрытая для людей, как вы туда попали?
– У нас хорошие отношения с директором, он нас знает по прошлым путешествиям в те места. В порядке исключения мы получили разрешение пройти по территории заповедника. Для того чтобы добраться до речки, пришлось идти пять дней пешком по Путоранскому заповеднику, а троих ребят забросили на вертолёте вместе с основным грузом – катамаранами, продуктами – в место, откуда должен был начаться сплав.

– Погода вам благоприятствовала?
– Можно сказать, что с одной стороны нам повезло, а с другой – нет. Весь маршрут была жара 25° и выше. Дождь был только один раз. Это большое везение, потому что в тайге погода очень изменчива и, как правило, плохая. Но такая погода создала и определённые трудности. В жару под рюкзаками по непролазной тайге с вьющимся вокруг комарьём идти очень и очень неприятно! Мы спасались тем, что купались при каждом удобном случае, правда, в ледяной воде, потому что это горный район Заполярья.

– Проблемы были в походе?
– Вот жара и была одной из проблем, а ещё комары, непроходимые чащи по берегам рек. Основная трудность пешего участка была в том, что там все реки в каньонах протекают. И чтобы выбраться из него, приходилось преодолевать горные препятствия. У нас с собой было простейшее альпинистское снаряжение: верёвки, обвязки, карабины – и мы ими воспользовались. Это снаряжение нам пригодилось и на воде. На речке Моя-Ачин девять водопадов, мы их обходили по берегу, а катамараны и рюкзаки на верёвках спускали. За пять дней мы дошли до группы, которая нас ждала. Они уже приготовили каркасы для катамаранов, продукты распределили по дежурным.

– Каков был маршрут путешествия?
– Цепочка маршрута довольно длинная. С кордона, который расположен на восточном крае озера Собачьего, мы пешком пошли до верховья реки Моя-Ачин. Названия здесь все эвенкийские, когда-то там жили эвенки. Река Моя-Ачин нас совсем вымотала, она очень сложная. После неё мы сделали день отдыха и попарились в баньке, сооруженной из специального тента, внутри которого находятся раскалённые камни. Потом пошли по реке Кутарамакан, которая впадает в озеро с таким же названием. Река совсем простая: небольшие перекаты, быстринки. По ходу движения у нас был радиальный выход на два дня с ночёвкой к красивейшему водопаду реки Иркинды. (Кстати, эту реку коломенцы-водники прошли первые из туристов, не считая геологов и местных жителей, во времена Советского Союза. Мы были первопроходцами. Сейчас трудно найти такую речку, в которой никто не бывал.) После вышли на озеро Кета, а затем была речка Рыбная. Были и пешие участки, на которых мы несли весь груз на себе. Намаявшись так, мы решили участок, который запланирован был как пеший, пройти по воде. Но выиграли ли мы от этого - сложно сказать, потому что всё время, что мы шли, был сильный встречный ветер. Нам егеря советовали: если днём ветер – идите ночью, так как сейчас полярный день и светло круглые сутки. Мы и ночью шли, и днем, но получилось очень долго, стали даже запаздывать к сроку. Вернулись обратно на кордон – получилось такое кольцо по заповеднику.

– Шли по картам?
– Да, сейчас карты хорошие: цветные, достаточно точные. Правда, не все водопады обозначены. Для безопасности водного похода – это минус. Ты не ждёшь водопада – а он есть. Бывали случаи, когда люди, не зная, что впереди водопад, попадали в него и гибли.

– У вас опасные ситуации были?
– Да, был один оверкиль, причём через нос. Но всё обошлось.

– Каков состав группы?
– Из десяти путешественников было шесть коломенцев, двое из Москвы, а также из Люберец и Королёва. Те, кто дополнил нашу коломенскую команду, – ребята очень сильные. Они большую пользу принесли группе – усилили её. У нас команда была не очень сильная, так как в поход пошли моя жена и ребёнок. У Лены опыт прохождения сложных трасс есть, но по физическим параметрам женщина всегда более слабое звено. У сына Ивана, которому 13 лет, дюжина походов есть за плечами, но не пятой категории. Где была сложная вода, они шли по берегу – фотографировали, помогали со страховкой. Это была наша береговая команда.

– Как вынесли большие физические нагрузки женщина и ребёнок?
– У них была нагрузка поменьше. Она всегда пропорциональна опыту, физическим возможностям. У нас было ещё два пенсионера – я, мне 62 года, и товарищ, который на 8 месяцев меня старше.

– Насколько тяжёлые были рюкзаки?
– Когда мы пошли в радиальный выход на водопад реки Иркинды, рюкзаки были килограмм по 20, а когда понесли полный груз: и катамараны, и продукты – то у мужчин рюкзак весил примерно 35 кг, у женщины – 25, у ребёнка – 12–13 кг, но это учитывая то, что была вторая часть маршрута и половину продуктов мы съели. Да и шли с полной нагрузкой только один день – через перевал до озера Кета.

– Каких-нибудь зверей в заповеднике видели?
– Ну, у нас компания большая, и идём мы не крадучись, поэтому звери нас слышали и заблаговременно прятались. Но следов полно. И медвежьих, и волчьих, и оленьих, и каких только не было! Видели мы и остатки пиршества каких-то хищников.

– Не страшно после этого было ночевать в палатках?
– Нет, не страшно. Звери всё-таки такую большую компанию обходят стороной.

– Но ведь известно, что медведи любят полакомиться чем-нибудь вкусным, и были случаи, когда они утаскивали съестное у туристов.
– Да, полакомиться они любят, поэтому нас егерь на входе в заповедник предупредил: все остатки пищи надо либо сжигать, либо закапывать, а то медведь может пойти по следам.

Ещё семь лет назад, когда я был в этом заповеднике, директор нас спросил: у вас ружьё есть? Я удивился: ведь здесь заповедник, а он объяснил, что ружьё нужно для обороны, потому что в тот год медведи были агрессивные. В этом году медведи спокойные.

– Рыбу ловили?
– Конечно, быть в тех местах и не ловить рыбу! Нам разрешили это. Но в речке Моя-Ачин рыбу не поймать, потому что девять водопадов отсекают всю рыбу, которая идёт на нерест. А вот когда последний водопад упал, то зрелище было, как в аквариуме. Смотришь, а рыбы там плавают, мечутся. В основном, конечно, хариуса ловили – десятками килограммов. Объедались, потом не знали, куда его девать, маленьких рыб отпускали. Очень любил ловить мой сын. Был там и более опытный рыболов, вот они на пару кормили нас рыбой. Почти каждый заброс спиннинга заканчивался поклёвкой. Хариуса меньше полкило не было. Гольцы встречались, сиг попадался редко. В конце пошли щуки, на реке Рыбной, хорошие такие, до двух килограммов. Свежая рыба, чистая. Варили уху , жарили, коптили, солили.

– Воду откуда брали?
– Прямо из озёр и рек и пили, там очень чистая вода. И воздух чистый.

– Чем ещё питались? Грибы, ягоды были?
– Нет, не успели. Морошка только появилась, а вот сейчас там изобилие ягод.

– Вокруг тайга. Значит, кедры?
– Только лиственница. Причем тайга нехоженая, троп нет, иногда зверьё тропы оставляет, вот по ним шли. Но такие тропы тоже надо ещё уметь увидеть. По ним немного легче идти, чем напролом. Вдоль русел ручьёв растёт ольшаник, его заросли непроходимы – просто стена. Мы либо уходили выше – шли по каменным осыпям, или по воде – если неглубоко, иногда продирались сквозь заросли.

– Каков распорядок дня?
– Утром дежурные вставали на час раньше всех, чтобы приготовить завтрак. А подъём отсчитывался от отбоя: 8 часов мы должны были поспать. Но всё равно спать хотелось постоянно. После завтрака идём по воде или суше, в два часа обед, но бывает раньше или позже. Часа два длится обед, тут и отдыхаешь, потом опять на маршрут. По-хорошему на ужин надо останавливаться в восемь вечера, но бывало по-всякому. Место может быть неудобное для ночёвки или ещё порог не прошли. Поэтому останавливались позже, реже раньше. Один раз в два часа ночи становились. Немного перекусили – и спать, потому что спать больше хотелось, чем есть. Хотя есть тоже хотелось постоянно при такой физической нагрузке.

– Что с собой брали из продуктов?
– Продуктов мы брали по минимуму: 650 грамм в день на человека. В обычном походе выходит около килограмма на человека. Брали с собой оленину, соевое мясо – оно лёгкое.

– А тушёнку и сгущёнку?
– Это большая тяжесть, в них вода, поэтому не брали. Было сухое молоко, каши, сыр, немного мясных продуктов в вакуумной упаковке. Вместо хлеба сухари и крекеры. Муку взяли, в конце маршрута пекли лепешки. У нас был молодой парень – Вадим, ему очень нравилось печь лепёшки. Он за всех дежурных их пёк. На сладкое – шоколад, сухофрукты, конфеты, сахар.

– Вы говорите, что физическая нагрузка была очень большая. Что заставляет идти в такие походы?
– Это интересно, любопытно, здорово. Такое нигде не увидишь. Красивейшие места. Мы снимали фильм, фотографировали, всё это покажем на ежегодном туристическом вечере в декабре.

– Можете подвести какие-то итоги этого похода?
– Во-первых, мы прошли самую сложную речку плато Путорана – Моя-Ачин. Причём, пороги кое-где были выше пятой категории. Семеро впервые познакомились с Путоранами. Это была их мечта – она осуществилась.

– А что в планах?
–  Сейчас наша общественная организация Клуб туристов получила помещение в здании Дома детского творчества (бывшая Станция юных техников). Будем собираться по средам, вечером. В клуб могут прийти все желающие без ограничений по возрасту. В конце сентября – начале октября у нас запланирован турслёт туристов-водников в Берхино. Все желающие могут присоединиться.

– Спасибо за подробный рассказ о путешествии. Желаем новых интересных маршрутов!

Елена ЛИФАНТЬЕВА.