Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Икона Божией Матери Державная. Ошибка Демьяна Бедного

Номер 22 (393) от 11 июняВ начале июня Коломна стала участницей заключительного этапа Международной духовно-просветительской программы “Под звездой Богородицы”, организованной Всероссийской общественной организацией “Русское Афонское общество” и Фондом “Андреевский флаг”. Акция началась 17 мая 2007 года по благословению патриарха Московского и всея Руси Алексия II, и была посвящена воссоединению Русской православной церкви и Русской церкви Заграницей. Восемь крестных ходов из Архангельска, Афона, Барнаула, Владивостока, Иерусалима, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга и Якутска, символизирующих восьмиконечную звезду Богородицы, пешком двигались по направлению к Москве, где соединились воедино 8 июня. Крестный ход, который 2 июня встретила Коломна, символично начался 2 марта 2008 года в Барнауле и двигался через города Павлодар, Астана, Орск, Оренбург, Самара, Сызрань, Пенза, Рязань, Коломна, Люберцы. Верующие несли главную икону крестного хода Божией Матери “Державная”, чудотворные иконы, мощевики, кресты и хоругви.

Немного о главной иконе “Державной”, правящей судьбами России. 13 февраля 1917 года крестьянка Бронницкого уезда Евдокия Андрианова во сне услышала голос: “Есть в селе Коломенском большая чёрная икона. Её нужно взять, сделать красной и пусть молятся”. Не вполне понимая суть сновидения, Евдокия стала усердно молиться, и 26 февраля ей приснился белый храм, в котором восседает Богоматерь. 2 марта женщина пошла в село Коломенское и увидала приснившийся храм. Настоятель, священник Николай Лихачёв, решил показать Евдокии все находящиеся в храме иконы, но ничего похожего не нашлось. Стали обыскивать все укромные уголки, и в подвале среди досок и тряпок обнаружили почерневшую от времени икону. После смыва черноты перед глазами предстал образ Божией Матери в царской короне, восседающей на троне с младенцем на коленях, державой и скипетром в руках. Явление Коломенской иконы, затем её назвали Державной, совпало по времени с отречением императора Николая II от престола. После прославления иконы слухи о ней разнеслись по краям и весям. Многие приходы в Московской губернии в это смутное время развала империи желали заполучить чудодейственную икону, и для прихожан и священников были опубликованы в седьмом номере “Московских церковных ведомостей” за 1918 год правила хождения с иконой по храмам.

“ПРАВИЛА, выработанныя комиссиею по упорядочению хождения с новоявленною Коломенскою иконою Богоматери и распределению доходов, получаемых от этого хождения. (Утверждено его Высокопреосвященством 21 марта – 5 апреля сего года за № 821).
1.Прихожане, намеревающиеся пригласить к себе Св. икону, заранее должны обсудить о сем в приходском совете и войти в соглашение с своим причтом о принятии им участия в служении пред Св. иконою.
2.Во время принесения иконы в приход, в который она приглашена, местный причт должен встречать ее с крестным ходом, при колокольном звоне, и таким же порядком сопровождать при отбытие ея из прихода.
Примечание. Во время прохождения Св. иконы чрез селения в дневное время в местных храмах производится колокольный звон. О времени прохождения иконы причт и селения должны быть предупреждаемы заранее лицами, сопровождающими икону.
3.В день прибытия Св. иконы в местном храме совершается вечером всенощное бдение, а на другой день литургия.
Примечание 1. В случаях, когда по обстоятельствам Св. икона имеет пребывание в селении лишь краткое время, в храме совершается молебен.
Примечание 2. Прибывшему с иконою причту предоставляется право участия в упомянутых выше богослужениях.
4.После литургии совершается пред Св. иконою общий молебен с участием прибывшаго с иконою духовенства.
5.Хождение с иконою по домам совершается прибывшим с иконою духовенством и местным приходским.
Примечание. Распорядок хождения устанавливается по взаимному между тем и другим причтом соглашению.
6.По окончанию хождения по домам, Св. икона приносится в приходский храм, откуда, после краткого молебна, направляется по своему дальнейшему назначению.
7.Во время, свободное от молебнов, икона имеет пребывание в местном приходском храме.
8.Восковыя свечи во время хождения со Св. иконою по домам должны быть приобретаемы в приходской церкви, а собираемые огарки делиться пополам между Коломенскою и местною церковью.
9.Во время хождения с иконою по домам носится церковная кружка с надписью: “В пользу Коломенской Церкви”. Кроме этой, по решению приходскаго совета, может быть допущена и кружка (но не более одной) в пользу нужд местной церкви.
Примечание: Кружка Коломенской церкви может обноситься и в церкви во время богослужения первой вслед за церковной тарелкой.
10.Вознаграждение за служение молебнов принимается только служащим священником. Поручные доходы члены причта передают ему же.
11.Наемным лицам – трапезнику, сторожу и лицам, заменяющим их и помогающим им, а также принимающим участие в ношении иконы – предъявляется требование, чтобы они вели себя благопристойно и чтобы никоим образом не вымогали никаких вознаграждений за свой труд, довольствуясь доброхотными даяниями.
12.Вознаграждения за все общественные и частные молебны, совершаемые в храмах, домах и вообще в пределах прихода, а также и все другия поступления в пользу того или другого причта, связанные с подъемом иконы, распределяются пополам между причтом Коломенской церкви и местным, в каком бы составе последний ни был, т-е. одноклирный или многоклирный.
13.В виду трудности учесть церковные доходы, получаемые от хождения со Св. иконою, с Коломенской церкви на церковно-просветительные нужды епархии взимать 25 % со всей валовой суммы получаемых этой церковью доходов. Московския же церкви всякий раз при подъеме Св. иконы приглашаются к пожертвованиям на те-же нужды – в зависимости от состава причта и прихода, каковыя пожертвования вносятся в особую квитанционную книгу, находящуюся у священника с. Коломенскаго.
С доходов причтовых как Коломенской церкви, так и других церквей, приглашающих к себе Св. икону, отчислять на те-же нужды тоже 25 %, при чем для записи братских доходов должна быть заведена особая шнуровая книга, в которой записывается и общая сумма доходов по каждому приходу, так и процентное отчисление. Отчисляемая сумма причтами церквей переправляется в особую комиссию, по указанию Епископскаго Совета”.

Каким-то образом малотиражное издание, распространяемое среди священства и верующих, попало к “певцу, обличителю буржуазно-дворянского строя” Демьяну Бедному (Ефиму Алексеевичу Придворову). Поэта, получившего начальное образование по церковным книгам у семинарского дьячка, но при этом активного критика Церкви, “возмутило”, “что бухгалтерия у святых отцов доведена до совершенства… И “валовая сумма” есть, и “особая квитанционная книга” есть, и “процентное отчисление” есть ...”. Не вдаваясь в подробности, он быстренько сочинил десятиглавую обличительную повесть “О попе Панкрате, о тётке Домне и явленной иконе в Коломне. Сиречь – про поповский карман и поповскую совесть. Душеспасительная повесть”. Первая публикация опуса состоялась в нескольких номерах газеты “Беднота” (№ 46, 48, 49, 51, 54, 56, 57 с 24 мая по 6 июня 1918 года), а затем повторена в отдельном иллюстрированном выпуске издательства Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета. Автора не смутило то, что после Октябрьской революции Церковь лишилась финансовой поддержки государства, а ведь только в Коломне Успенский Брусенский и Троицкий Ново-Голутвин монастыри, Крестовоздвиженская церковь у Пятницких ворот получали немалые деньги. Да и расходы всегда жёстко контролировались, достаточно посмотреть дореволюционные монастырские и церковные отчёты. В тех же “Московских епархиальных ведомостях” регулярно публиковались расходы на духовные училища, взносы в помощь храмам, Красному Кресту, миссионерскую деятельность и т.д. Пожертвования от частных лиц земельных участков, зданий утверждались Священным Синодом, а то и императором. Но в борьбе новой власти за церковную собственность, включавшую заводы, фабрики, обширные земли, все приёмы были хороши, особенно доступные малограмотному населению, принявшему с восторгом лозунг “Грабь награбленное”. Не даром В.И. Ленин, хваля агитационный характер творчества, говорил о Демьяне Бедном: “Грубоват. Идёт за читателем, а надо быть немного впереди”. В горячке борьбы с Церковью, никто не заметил ошибки автора, а может и подлога рифмы ради, что “Коломенская” икона не имеет отношение к городу Коломне. В пункте 13 “Правил” чётко сказано, что квитанционная книга находится “у священника с. Коломенскаго”, а это далеко не Коломна! Да кто бы стал разбираться, что и священников с именами Евграф и Панкрат в нашем городе не было. Повесть не получила широкого признания, и переиздавалась затем только в однотомнике 1937 года, когда по всей стране прокатился очередной виток репрессий, да с небольшими изменениями в 1954 году во втором томе пятитомного собрания сочинений Демьяна Бедного. Сейчас это, возможно, кому-то покажется смешным, но в 1918 году такие стихи подогревали ненависть одной части населения к другой.

Читателям предлагается ознакомиться с наиболее пристойными выдержками по изданию 1918 года, живописующими придуманный автором город и его жителей.


Кто бывал на базаре в Коломне,
Говорить тому неча о Домне.
Трещит тётка,
Словно трещотка,
Перед старым ларём:
–“Пряники с инбирём!
Недорого берем!
Пышки с мёдом–
Фунтики с походом!
Петьки, Гришки,
Вот где коврижки:
У кого–с гнилью,
У меня–с ванилью!”…

Про великое новое чудо
Повсюду пошла из Коломны молва,
Скоро стала трезвонить о чуде Москва,
Слух о чуде дошел до прихода,
Где на зависть Панкрату уже двадцать три года
ПопЕвграф безмятежно священствовал,
В православьи народ совершенствовал,
Служил Богу, царю и отечеству
Да умело ласкался к купечеству.
Поп Евграф о Коломенском чуде проведал,
Как проведал, с досады в тот день не обедал.
До обеда­ль тут матушка?
Слышь, в Коломне что выкинул тихий Панкратушка?
Мы­то тут дураками сидим.
Ладно, мать мы еще поглядим!” …
Отец пред владыкою
Таки­то предстал горемыкою!
Ударил земных три поклона
У владычняго трона.
–“Ну, отец, излагай свое дело.
Поп Евграф речь повёл тут умело,
Говорил о попе о Панкрате и Домне,–
Об иконе, которой не место в Коломне,–
Остаётсяде чудо не чудом,
Раз святыня хранится под спудом;
От сегоде доходов святых умаленье.
Ежли ж дескать, воздать сей иконе моление,
Заменивши Коломну столицею,
То доходы пожнутся сторицею.

–“Что ты, милый мой, что ты!
Ну зачем же в уме? Вот, отец, тебе счёты!”–
Поп Евграф рассчитав всю материю,
Пред владыкой развёл бухгалтерию.
Так на счётах приманчиво все выходило,
Инда дух у святого отца захватило,–
Восхищённый доходов грядущих деленьем,
Рёк владыка попу с умилением:
–“Ладно, отче! Зело я тобою доволен,
Вижу, сколь ты, Евграф, богомолен,
Посему–из Коломны иконы божественной,
После службы торжественной
Мы в ближайшее же воскресение
Сотворим всенародное перенесение,
И, прияв во внимание,
Всё твоё об иконе святой ревнование,
Утвердим в твоём храме ея пребывание!”

Ефим Алексеевич Придворов (1883–1945 гг.), русский поэт и публицист, писавший под псевдонимом Демьян Бедный, родился в приднепровском селе Губовка Александрийского уезда Херсонской губернии. Отец, чтобы прокормить семью, устроился работать чернорабочим на завод в городе Елизаветград, а затем сторожем в духовном училище. С весны 1886 года он взял к себе сына. “Жили мы, – писал он позже в автобиографии, – вдвоем в подвальной каморке на десятирублевое отцовское жалование, мать с нами жила редкими временами...” Здесь же дьячок выучил Ефима по церковным книгам грамоте. Но городская жизнь продлилась недолго, и летом 1890 года отец отправил сына обратно в деревню. В семь лет мальчик вернулся в село и до тринадцати лет жил вместе с матерью у деда Софрона Придворова. Годы, проведенные в селе вместе с матерью, были одними из самых тяжелых в жизни будущего поэта. Одним из немногих светлых воспоминаний детства стало для Ефима общение с дедом. Удивительно душевный, любивший и жалевший своего внука, наделенный здравым смыслом и мудрым опытом, он был прекрасным рассказчиком. Дед Софрон часто рассказывал внуку о прошлом: военных поселениях и крепостном праве. И всё же основную роль в воспитании мальчика сыграла улица.

В 1890–1896 годах Ефим учился в сельской школе и, благодаря сельской учительнице, дворянки по происхождению, открыл для себя вечные сокровища русской поэзии. В 1896 году Ефим поступил на казенный счет в Киевскую военно-фельдшерскую школу. В стенах школы он написал первые свои стихи (1899; “Киевская мысль”), сатирические миниатюры и эпиграммы на учителей и товарищей, за что был побит последними. У молодого человека появилась мечта стать писателем.

После окончания учебного заведения Ефим четыре года служил ротным фельдшером в елисаветградских казармах. Не собираясь оставаться на военной службе, он, сдав экстерном экзамен за полный курс классической гимназии, в 1904 году был принят на историко-филологический факультет Петербургского университета. Годы учебы в университете совпали с годами первой русской революции. Студенчество, охваченное революционными идеями, проводило сходки и различные манифестации в поддержку бастующих рабочих. Революционными настроениями был охвачен и Ефим Придворов. Начал рождаться поэт революции, ее певец, оратор и агитатор.

После поражения революции 1905–1907 гг. он сблизился с народником П. Якубовичем-Мельшиным, заведующим отделом поэзии журнала “Русское богатство”, в котором Ефим и опубликовал несколько своих стихотворений: “С тревогой жуткою...”, “Не примирился, нет” (1909) и др. Одно из наиболее известных впоследствии стихотворений поэта “О Демьяне Бедном, мужике вредном” (1909), в котором был слышан призыв к бунту, редакция отклонила из-за несоответствия его направлению журнала. Стихотворение было опубликовано в 1911 году в большевистской газете “Звезда”, а имя героя стало постоянным литературным псевдонимом Ефима Придворова. Началось сотрудничество поэта с большевистскими изданиями. Демьян Бедный стал печататься в газетах “Правда”, “Рабочий”, “Наш путь”, журнале “Просвещение” и др. В 1912 году Демьян Бедный вступает в партию.

Предреволюционный период легальной подцензурной печати требовал особого художественного языка. Поэт, наряду с лирическими, наполненными революционным пафосом стихами, стал писать басни, эпиграммы, фельетоны, сказки и агитки. Героями его произведений стали министры и помещики, капиталисты и кулаки, литераторы-декаденты, попы и т. д. Часть из них вошла в первый опубликованный сборник “Басни” (1913), который был прочитан и высоко оценен В.И. Лениным. Личное знакомство с вождем носило достаточно доверительный характер, мнение В.И. Ленина было для поэта непререкаемым. Благодаря тесному общению с вождём, он имел квартиру в кремле.

Поэт безоговорочно принял революцию 1917 года, активно выступал на страницах большевистской печати с памфлетами, эпиграммами, пародиями, язвительными фельетонами. Произведения этого периода были включены в поэму “Про землю, про волю, про лучшую долю” (1917).

Во время Гражданской войны Демьян Бедный побывал почти на всех фронтах: под Гатчиной и на белопольском фронте, под Орлом и Самарой, в Чапаевской дивизии. В этот период были написаны такие известные агитсатиры, как “Манифест барона фон Врангеля”, “Генерал Шкура” и др. Завершением этого этапа творчества стала поэма “Главная улица” (1922). В 1923 году он, первый из писателей, был награжден за своё творчество боевым орденом Красного Знамени.

В послевоенные 20-е годы поэт часто выезжал на заводы и стройки, выступал перед рабочими с произведениями, агитировавшими за новую жизнь. 30-е годы стали достаточно сложными для Демьяна Бедного: он подвергся резкой критике за ряд фельетонов, особо резкой была критика либретто оперы “Богатыри” (1936). В годы Великой Отечественной войны его острое перо, талант трибуна и агитатора проявились с новой силой. Он пишет о подвигах солдат и партизан на фронте и ратном труде тех, кто в тылу работал на Победу, это поэмы: “Русские девушки” (1942), “Месть” (1943), “Хозяин” (1945) и др. Тяжелобольной, он мечтал дожить до дня Победы. Дожил и умер 25 мая 1945 года. “Укатали Сивку крутые горки. Сердце устало...”– напишет он в своем завещании незадолго до смерти.

Н.И. Шепелёв.