Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Мы и они. Откровения ветеринарного врача

Номер 44 (824) от 9 ноября 2016 г.Литературный типаж чеховского земского врача. Интеллигентное лицо, проницательные глаза, располагающая внешность, сдержанные манеры, внимание к собеседнику, наконец, очки в серебристой оправе, издали похожие на пенсне, и в довершение образа лишь бородки клином недостаёт.

Виктор Картузов и есть врач, только ветеринарный, притом, потомственный. Свою профессию Виктор, можно сказать, унаследовал от отца Гурия Фроловича Картузова, работавшего долгие годы зоотехником, председателем колхоза в Подмосковье. И всё-таки Эстонская сельскохозяйственная академия в Тарту, ветеринарный факультет, – это был осознанный выбор. Но не мог не прислушаться к совету отца: учиться именно в Прибалтике на западный манер.

После окончания академии и вольного определения работал в хозяйствах Луховицкого района ветеринаром, вдоволь покрутил хвосты коровам, приобрёл неоценимый практический опыт, набил, как сам выражается, руку и шишки.

Случился в трудовой биографии Картузова длительный период, когда он работал в должности врача-эпизоотолога, и при нём эпизоотий, другими словами, инфекционных болезней среди крупного рогатого скота в регионе не наблюдалось. В те восьмидесятые годы в Коломенском районе насчитывалось около 16 тысяч голов только дойных коров.

Наша беседа началась, как может показаться, с неуместного и странного в данной ситуации вопроса.

– Виктор Гурьевич, Вы любите животных?

– Да, конечно. Любовь, привязанность. Как разделить эти понятия? Да – по определению и по принадлежности к профессии, которую люблю. Иначе как бы я врачевал своих пациентов?

– Сами-то какую-то живность держите?

– В доме кот Тишка, в деревне собака. Беспородная. Я всю жизнь с собаками. Были у меня овчарки, лайки, азиаты.

– Сейчас очень многие содержат собак в квартирах, в многоэтажках. Мода что ли пошла. Ваше отношение к этому как врача.

– Смотря какого размера и породы собака. Если в одно-, двухкомнатной квартире держать среднеазиатскую или кавказскую овчарку, это неправильно.

Вообще, квартирное содержание собак сокращает их жизнь на треть. Это доказано. Я не имею в виду декоративных собачек, которые умещаются на ладони.

Крупные особи, охотничьи, охранные собаки требуют более вольного содержания. Их место в вольере. Или возьмём такой ветеринарный постулат: собака размера среднего и выше должна пробегать в день не менее 5 километров, чтобы суставно-связочный аппарат был в норме, жизненный тонус на высоте.

– Что это за болезни и есть ли у них общее с человеческими?

– Болезни животных и человека выделены в так называемую группу зооантропонозных и довольно многочисленны. В основном это болезни инфекционные, свойственные и животным, и человеку, передающиеся обеими сторонами друг другу: в первую очередь, сибирская язва, ящур, бешенство. Такая определяющая тройка.

В последнее время много выявляется вирусных инфекций: рото-, коронно-, аденовирусные.

Причём законодательно наша медицина их ещё не признаёт, но мы как практикующие врачи замечаем, если заболел человек, через какое-то время заболевает и животное. И наоборот.

Если брать ретроспективу, последние десять лет значительно увеличилось количество заболеваний собак неинфекционного плана, которые ранее не наблюдались: гипертонические кризы, кардиомеопатия, то бишь заболевания сердца, сахарный диабет, болезни поджелудочной железы, печени.

С чем это связано? В первую очередь, с антропогенной деятельностью человека. Среда, в которую мы окунули животных и сами создали, их убивает.

Допустим, лет двадцать назад мочекаменную болезнь у котов и кошек мы встречали редко: из сотни особей одна заболевала, то сейчас – двадцать – тридцать. Специалисты считают, это связано с сухими кормами.

Недобросовестные производители добавляют вместо мяса как белковую составляющую сою, что приводит к жировой дистрофии печени.

– Своих-то чем кормите?

– Кашей и мясом. И щами. Сахарную косточку псу тоже даю. Только не перекармливать!

– Скажите, наша ветеринария идёт в ногу со временем?

– За последние двадцать лет прогресс очевиден, ветеринария шагнула далеко вперёд. Хотя бы в плане диагностики раньше эта дисциплина хромала. Сейчас много появилось переводной и своей специальной литературы, проводятся многочисленные семинары, научные конференции.

– Виктор Гурьевич, на информационном стенде прочитал: Вы универсал, работаете в нескольких специальностях.

– Так точно: хирургия, ортопедия, терапия. Врач общей практики. Но в плане работы ветеринарного врача превалирует всё-таки терапия – процентов 60 занятости. На втором месте хирургия.

– Как ведут себя пациенты? Они чувствуют в Вашем лице друга, который пришёл на помощь?

– Животные прекрасно интуитивно понимают, что им хотят помочь. И ведут себя соответствующим образом: спокойны и терпеливы. В них это природой заложено. Они ждут помощи от человека, показывая всем своим видом: я ваш и вам доверяю. Такая метафизика.

– Что же в таком случае означают шрамы и царапины на Ваших руках?

– Издержки производства (смеётся). Это реакция на боль. Есть такое понятие, как болевой порог, и если врач превышает его своим действием, возможна непроизвольная агрессия.

– Недавно из одной популярной телепередачи узнал: у животных тоже есть аура, сообщающаяся с аурой человека, что идёт на пользу или не на пользу обоим.

– Это практикой доказано. Мы диагностируем заболевания животных по болячкам хозяина.

– Выходит, верно, что по прошествии времени животное повторяет черты своего хозяина?

– Именно так. И манерами поведения, и нравом. Если человек дурной или нервный, то и собака такая же. Хотя у нас это и не принято, но в принципе среди братьев наших меньших есть и сангвиники, и холерики, и флегматики, и меланхолики.

Есть такая наука о поведении животных – этология, которая решает их психологические проблемы. Здесь мы отстаём от Запада, но такая наука у нас интенсивно развивается.

– Не могу не задать вопроса о беспризорных животных, которых приручившие их хозяева безжалостно выбрасывают на улицу…

– Начнём с того, что в России ещё нет закона о животных, принятого во всех цивилизованных странах. Есть только намётки, сопряжённые с жестоким обращением с животными.

Проблема беспризорных собак и другого зверья вообще никак не решается. Питомников для передержки четвероногих наперечёт, и они не имеют к государственной политике никакого отношения, являясь делом рук энтузиастов и благотворителей. Это же затратно. По нашим городам и улицам бродят собачьи стаи, грозя обывателю травмами и такой страшной и неизлечимой болезнью, как бешенство.

Возьмём на вооружение методику подсчёта животных, имеющих хозяев, по количеству населения в западных странах. Там их количество исчисляется в 10–15 процентов от народонаселения.

Таким образом, в Коломне с той или иной погрешностью в домашних условиях содержится около 20 тысяч собак и 20 тысяч кошек. Бездомных столько же. И это пугающая цифра.

– Виктор Гурьевич, в фильме «Три плюс два» по пьесе Сергея Михалкова, один из персонажей Роман, сыгранный Андреем Мироновым, не может объясниться в любви, боясь разочаровать девушку своей профессией ветеринара. Можете представить себя в такой ситуации?

– Нет. Я смелый парень. Люблю своё дело. Профессией горжусь.

Юрий ШИЛОВ.