Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Разогнуться – распрямиться… (репортаж из операционной)

Номер 21 (392) от 4 июняТеперь от остеохондроза избавляют и в Коломне. Наш корреспондент наблюдал за операцией.

Один мой знакомый много лет страдал сильнейшими болями в пояснице. Чем только не лечился, к кому только не обращался, начиная от врачей-специалистов и заканчивая сомнительными знахарями – всё без толку. “Остеохондроз позвоночника. Межпозвонковые грыжи” – сколько народу имеет такой вот безжалостный “приговор”! Уж после 45–50 лет – наверняка каждый второй. А тут на днях встречаю его – идёт этакой горделивой походкой, осанка как у юноши, на лице улыбка. И это в разгар-то “фазендного” сезона, когда проблемы со спиной принимают у наших самоотверженных садоводов-огородников (а мы со знакомым из их числа) характер чуть ли не эпидемии! Что за чудеса? Оказывается, он был в Москве, и там, в одной из жутко престижных клиник ему сделали операцию. Название мудрёное: пункционная лазерная вапоризация дегенерированных межпозвонковых дисков. И вот уже третий месяц – никаких болей, согнуться–разогнуться – без вопросов (а ведь ещё в начале года уже серьёзно подумывал об инвалидности).

– Вот в Москве какие чудеса творят! – восторженно сказал он.
– А у нас, значит, таких операций не делают? – поинтересовался я.
– Где? Здесь, в Коломне? – иронично хмыкнул мой собеседник. – Да ты представляешь, какое для этого нужно мастерство, какая аппаратура?

– Делаем, – ответил мне В.П. Вивчаренко, нейрохирург, врач высшей категории. – Начали, правда, совсем недавно, с середины февраля, но, тем не менее, прооперировали уже 11 человек.
– А результаты?
– Весьма обнадёживающие (не сглазить бы!). Судите сами: если раньше такие больные находились на больничном листе до полугода и даже больше (!), и всё заканчивалось, как правило, получением инвалидности, то при появлении этой операции срок нахождения на больничном сократился до пары месяцев, плюс полное сохранение трудоспособности.

– Впечатляет! Где в области ещё проводят подобные операции?
– Мы, в Коломне – первые и пока единственные. В этом, конечно, большая заслуга главного врача Коломенской ЦРБ Виктора Николаевича Юдаева. Он и с необходимой аппаратурой вопрос помог решить, и с моей специализацией в Центральном госпитале МВД.

– Операция платная?
– Скажем так, коммерческая.

– А вообще-то как она появилась, кто разработчики и что из себя представляет?
– Методика изобретена в Австрии. У нас в России начали оперировать с 1983 года на базе 2-го Московского мединститута и Центрального госпиталя МВД. Технически операция выглядит так: с помощью компьютерной томографии во избежание повреждения неврологических структур намечается путь подвода операционной иглы к повреждённому диску. Затем через введённую опять же под компьютерно-томографическим контролем иглу к месту поражения подводится световод, и через него – лазерный луч. Далее собственно вапоризация – выпаривание и удаление через иглу, окружающей диск, патологической жидкости. Операция продолжается в среднем 30–40 минут (хотя нередки и исключения, свидетелем одного из которых явился и автор этих строк). Кстати, каждый больной перед операцией должен пройти диагностическое исследование – т.н. электромиографию (её проводит в поликлинике № 2 (Колычёво) доктор Борис Борисович Богданов) и предварительный осмотр у врача-невролога Сергея Владимировича Попова.

– А хотите всё сами увидеть? – неожиданно предлагает Вивчаренко. – Тогда прошу за мной в операционную.

Итак, четверг, 22 мая, время 14.58. Заходим в операционную: Вивчаренко, Попов, операционная сестра Елена Сергеевна Кошеленкова, рентген-лаборант Людмила Фёдоровна Мосалова и я. В предоперационной за компьютерами – врачи-рентгенологи Марина Юрьевна Козлова и Светлана Анатольевна Максимова. На операционном столе (он же – подвижная часть компьютерного томографа) – Галина Р. (имя изменено – А.К.), 47 лет, по профессии – повар. Болями в спине (особенно в поясничном отделе) страдает более трёх лет. В общем, всё как у моего вышеназванного знакомого: лечилась и у врачей, и у знахарей, перепробовала и мази, и таблетки, и инъекции, и иголки, физиопроцедуры, массажи – всё, вплоть до заговоров… Бывало, боли отступали, но ненадолго, чуть не так шевельнёшься, чуть резче наклонишься, поднимешь тяжесть – и опять по новой… Последнее обострение длится с середины марта. Так прихватило, что ни разогнуться, ни распрямиться… По телевизору случайно увидела передачу на канале Коломенского ТВ об этой операции, через знакомых узнала как и где можно её сделать, и вот сегодня – на столе…

Время 15.00. Начали!
Первый этап – т.н. разметка. Вивчаренко намечает на пояснице пациентки точки входа для операционных игл (сегодня одновременно оперируются два диска). Больше нельзя из-за угрозы возникновения неустойчивости позвоночного столба (спондилолистеза). Разметили–наметили, по томограммам определили – идти здесь! Далее – местная анестезия (обезболивание). Последовательно, одна за другой вводятся иглы. Глубже, ещё глубже… Томографический контроль: с одной иглой вопросов пока нет, другую нужно чуть довернуть, чуть изменить угол ввода… Снова возвращаемся в операционную.

– Как себя чувствуете? – спрашивает Вивчаренко у пациентки. – Не молчите!
– Болит… – слышим в ответ.

Осторожно, миллиметр за миллиметром игла уходит вглубь тела. Какое-то препятствие… Снова к компьютеру… Вивчаренко советуется с Поповым и Козловой. Решают: нужно ещё буквально на доли градуса изменить угол наклона иглы.

Снова операционная. Снова игла в работе. Контрольная метка показывает: всё, вошли в место операции. На подход затрачено около часа. Впрочем, ничего удивительного: здесь требуется точнейший математический расчёт, до доли миллиметра, до десятой части градуса, да и сам случай достаточно сложный: болезнь “несвежая”, застарелая, возраст никак молодым не назовёшь, есть выраженные отложения солей, да и место для операции не самое удобное из-за близкого “нависания” гребня подвздошной кости.

Время 16.09. В полость иглы вводится световод – прозрачная стекловолоконная нить с “огонёчком” на конце. И опять – глубже, ещё глубже… А вот и контрольная отметка. Это значит, что конец световода (тот самый “огонёчек”) достиг места операции.
– Как себя чувствуете? – снова (и в который раз) спрашивает Вивчаренко.
– Жжёт…
– Где? Говорите, не молчите!
– Низ живота…
– Так и должно быть. Не пугайтесь! – и вопрос к Попову: – Всё готово?
Тот кивает.
Включение! Заработал лазер!
– Ой, ой! – охает больная.
– Что такое? – поворачивается к ней Вивчаренко.
– Жжёт внизу…
– Это нормально, потерпите!
– И в ногу начинает отдавать…
– И это должно быть. Терпимо?
– Терпимо.
– Потерпите ещё чуть-чуть. Недолго осталось. Уже заканчиваем.
Подсоединяется электроотсос. Он “подчистит” оставшуюся жидкость.

Время 16.27. С одним диском закончили, переходим ко второму. Всё повторяется – световод, луч, электроотсос.
Вопрос к пациентке: как самочувствие. Ответ: я и сама не пойму… (вот что значит натерпелась).

– И что дальше? – спрашиваю Вивчаренко, когда за каталкой с прооперированной закрывается дверь операционной.
– Сейчас её отвезут в палату, ещё три–четыре дня понаблюдаем. Если не будет ничего неожиданного, то в понедельник–вторник можно выписывать из стационара. А знаете, чуть не забыл! – вдруг оживился мой собеседник. – Мы с Поповым отметили интересную особенность: во время операции у оперируемых исчезают головные боли – нередкий “спутник” остеохондроза, особенно верхних отделов позвоночника.

– Это, наверное, от страха…
– Да бросьте! Не такие уж у нас здесь и ужасы!

– Но ведь больно же…
– Так любая операция, любое чужеродное вторжение в организм – это боль. Что поделаешь…

Время 16.55. Вивчаренко готов принимать следующего пациента…

P.S. А в воскресенье я переусердствовал на “фазенде” – и, пожалуйста, родной остеохондроз в который уже раз сказал своё ласковое “здравствуй”. Действительно, болезнь века, ах, спина моя, спина… Пожалуй, пора записываться на очередь к Вивчаренко…

Алексей КУРГАНОВ.