Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Кино: вчера, сегодня, всегда...

Номер 23 (854) от 14 июня 2017 г.Ахматовская тропа – это площадка, на которой каждый человек может раскрыть свои способности. Совсем неважно, чем он увлекается: рисует ли, фотографирует, пишет стихи, рассказы, сочиняет музыку, коллекционирует значки, открытки, собирает семейные воспоминания или изучает историю своей улицы. С 2013 года в нашем городе проходит открытый творческий конкурс, который так и называется «Ахматовская тропа», который и есть та самая творческая площадка. В 2016 году он проходил под девизом «Кино: вчера, сегодня, всегда...» Конкурсантам предлагалось собрать материалы по истории кинематографа в Коломенском крае, рассказать, какую роль сыграло кино в их судьбе. На конкурс поступило около 40 работ – индивидуальных и коллективных, от детей и взрослых. Представляем некоторых авторов и надеемся, что их воспоминания найдут отклик в душе читателей. Первая подборка о кино, каким оно было вчера...

Волшебник, друг, наставник

Ольга Звонилова окончила Ленинградский финансово-экономический институт. Работала по специальности в Киргизии, Башкирии, Республике Коми. С 2009 года живёт в Коломне. Активная участница творческих конкурсов.

Недавно услышала, что сейчас, в XXI веке, кино из «важнейшего искусства» становится развлечением, не больше. Можно понять эту точку зрения: «всему своя пора, свой миг». Но для меня, школьницы 60-х годов XX века, фильмы открыли необозримый мир оперного и балетного искусства.

Где могла девочка из рабочего посёлка, посещающая танцевальный кружок, увидеть «Лебединое озеро?» – В кино!

С тех пор балет – моя любовь и радость. Счастлива, что сейчас смотрю конкурс «Большой балет» по телевизору. И благодарна судьбе за то, что в студенческие годы видела в Мариинском театре Петербурга (тогда он назывался театром оперы и балета им. Кирова) Михаила Барышникова, Наталью Макарову, Ирину Колпакову, Аллу Осипенко… И чудом попала на «Кармен-сюиту» с Майей Плисецкой – это была премьера в Ленинграде.

Любовь к опере началась с кинофильма «Иоланта». Я его смотрела, слушала неземную музыку Чайковского и лила слёзы, жалея слепую красавицу – дочь царя. Киноопера «Аида» стала настоящим потрясением: и сюжет, и божественные мелодии Верди запали в душу на многие годы.

А знаменитый «Большой вальс» (трофейный фильм, который после войны прошёл по всем экранам Советского Союза) сделал меня поклонницей Иоганна Штрауса на всю оставшуюся жизнь. С замиранием сердца я, двенадцатилетняя, смотрела этот фильм, наслаждаясь музыкой и сочувствуя всем главным героям, желая им счастливой любви и сокрушаясь, что не всегда семья и любовь совпадают. После сеанса побежала просить у родителей 10 копеек, чтобы ещё раз послушать эти прекрасные вальсы… Денег не дали. Почему? До сих пор не знаю. 10 копеек для геолога-нефтяника проблемы не составляли. «Я всегда буду давать деньги своим детям, и не только на кино», – так я себе поклялась, когда в слезах ходила вокруг кинотеатра, ловя слабо доносящиеся звуки музыки. Детям я действительно давала карманные деньги ежемесячно, не требуя отчёта об их расходовании.

Вот вам и «воспитательный момент» кино.

А об экранизации русской классики – особый разговор, нескончаемый. Я вспомню здесь только о «Гранатовом браслете», который увидела лет в 15–16. Конечно потом несколько раз перечитывала повесть Куприна, но думаю об этом фильме и по сей день. Нельзя запретить любить; любовь даже без взаимности – великое чувство; не каждый способен любить искренне, истово и навсегда… «Да святится имя твоё», – моё сердце затрепетало после этих слов из прощального письма Желткова княгине Вере. И только через много-много лет я узнала, что эта фраза – из молитвы «Отче наш»…

Так что же такое для меня кино?

Волшебник, открывающий мир прекрасного?

Друг, поддерживающий «в минуту жизни трудную»?

Наставник, пробуждающий и воспитывающий добрые чувства?

И то, и другое, и третье!

В маленьком клубе, за оврагом

Валерий Петров, коренной коломенец, журналист, автор книги «Огни на реке» (о речниках Коломны), сделал литературную запись воспоминаний С.П. Непобедимого «Оружие двух эпох».

Переезд в январе 1959 года в новый дом на Парковом проезде был для нашей семьи событием – просторная кухня, коридоры, высокие потолки… Рядом – парк, Дворец культуры, стадион, школа, трамвай. И тогда, и сейчас считаю, что это лучшее место жития в Коломне. Но для меня, школьника, было важно ответить на вопрос – куда ходить в кино? До новоселья жили рядом с клубом имени Ленина, где были просмотрены «Застава в горах», «Судьба барабанщика», «Кортик», «Огни на реке» и даже многосерийный «Тарзан» с Джонни Вайсмюллером. Список длинен…

Ближайший в городе первоэкранный кинотеатр им. Д. Зайцева в Саду Дворца культуры от Паркового проезда – на расстоянии одного трамвайного перегона. Этот кинотеатр имени коломенского революционера называли «Зайчиком». Однако достаточно скоро обнаружил, как говорится под боком, самое близкое место для посещения киносеансов. Это был клуб строителей. Довольно длинное неказистое здание, похожее на склад, только с окнами. Его стены с потёками были когда-то окрашены в желтоватый цвет. Одно из окон нашей квартиры смотрело на пустырь и глубокий овраг, за которым расположился городок Центральной районной больницы. Между домом и оврагом был замусоренный пустырь. И сразу за оврагом стоял этот клуб, это почти там, где нынче подъезд приёмного покоя новой хирургии.

От прохода между нашим домом № 3 и домом № 5 перпендикулярно Парковому проезду шла дорожка прямиком ко входу в этот скромный храм искусства. Здесь я нисколько не иронизирую, потому что мы, ребята нашего двора, часто приходили сюда для развлечения и даже для получения знаний на научно-популярных лекциях. Клубные работники вели просвещенческую работу. Однажды из Москвы сюда приехали учёные – рассказывали о физике, о радиации. У них был с собой прибор – счётчик Гейгера. В зале было (эти лекции, встречи всегда проводились бесплатно) человек 30–40, взрослые и дети. У кого есть часы со светящимися стрелками? Из зрителей выходит дядька, снимает с руки часы и даёт их лектору. Тот подносит наручные часы к прибору – и вдруг раздаётся треск на всё помещение! Вот так наглядно я впервые узнал о действии радиации.

Дорожка от дома к клубу подводила к оврагу с захламлённым дном. По нему весной бежали бурные потоки до трамвайной линии, прямо перед которой вешние воды утекали в большие трубы «ливнёвки». А напротив входа в клуб был сооружён через овраг довольно крепкий деревянный мост с прочными перилами.

Нынче нет никаких следов того клуба, оврага и пустыря. Теперь здесь замечательный каштановый сквер – украшение города и место прогулок. Но когда я проезжаю или прохожу по Парковому проезду, с некоторой грустью вспоминаю тот клуб, в зале которого было примерно сто зрительских мест. Здесь шли почти все фильмы, но с задержкой на месяц-полтора от первоэкранных кинотеатров. Зато билеты стоили всего 10 копеек – дешевле некуда. Пусть с каким-то опозданием, но зато близко и недорого здесь можно было посмотреть намеченный фильм. Кстати, о репертуаре клуба я мог узнавать, не выходя из дома. Было достаточно навести окуляр половинки немецкого бинокля из окна пятого этажа, и я мог прочитать небольшую афишку. А уж очередей не помню, пожалуй, разве что на «Полосатый рейс».

В квартире ещё стоял телевизор КВН с маленьким экраном и одной телепрограммой по вечерам. Но клуб притягивал показом на белом полотне цветного кино – та же, к примеру, картина «Голубая стрела». Было достаточно сказать приятелям, что фильм «про шпионов», и приток зрителей на него возрастал. Клуб притягивал к себе, и здесь я, к собственному удивлению, даже посмотрел фильм-оперу «Евгений Онегин», хотя не питал интереса к этому жанру. Но краски, музыка Чайковского и голоса исполнителей всё же удержали меня в зале до конца. Откровенно говоря, не будь рядом клуба – не поехал бы куда-то смотреть оперу.

В те времена, когда деревья были большими, клуб строителей своим экраном помогал нам и в том, чтобы увидеть второй, а то и третий раз полюбившуюся ленту, которые уже прошли в «Зайчике», в «Юности» и в клубе имени Ленина. А если по какой-то причине мы пропускали фильм рядом с домом, за оврагом, то нас выручал уже клуб железнодорожников, куда с дворовыми ребятами при необходимости и ходили. Это прямо у переезда по дороге на Коломзавод. Потом в подъезде, как таковом воспетом Клавдией Шульженко, мы с друзьями нередко обсуждали увиденные на клубных экранах фильмы. В те же годы на радио часто звучала песня. Майя Кристалинская пела: «Детство ушло вдаль, детство чуть-чуть жаль…». Тогда оно было рядом, и его согревало родное кино в маленьком клубе.