Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Жизнь и подвиг лётчика-аса

Номер 50 (779) от 23 декабря 2015 г.Под таким названием вышла в свет книга А.И. Кузовкина и В.С. Тимофеева о прославленном коломенце, дважды Герое Советского Союза В.А. Зайцеве.

О нём писали много, его жизнь описывается в разных энциклопедиях и справочниках, так что же побудило выпустить новую книгу? Об этом мы и попросили рассказать А.И. Кузовкина.

– Заинтересовался этим человеком я давно, ещё в 1948 году, когда присутствовал на открытии бюста дважды Героя, там выступал сам Василий Александрович. Действительно, публикаций о В.А. Зайцеве много было, но столько неточностей, нелепостей, выдумок... Когда в подольском военном архиве я заглянул в его личное дело, то увидел много несоответствий в биографии. Во-первых, его никто никогда не сбивал в боях, хотя он совершил 427 боевых вылета. Во-вторых, во всех справочниках и энциклопедиях пишется, что Зайцев сбил 34 самолёта лично, 19 в группе с товарищами и два принудил совершить посадку на свой аэродром. Те, кто немного понимает в авиации, знают, что одному человеку невозможно это сделать. На самом деле два немецких лётчика вынуждены были посадить свои самолёты на поле – один из них сломался. А крестьяне из соседних деревень – кто с топорами, кто с вилами – взяли лётчиков в плен и отвели в авиационный полк, которым командовал Зайцев. Он доложил по инстанции. Из Москвы прилетели пилоты, и новейшие самолёты противника были доставлены в столицу. В книге «Золотое созвездие коломенцев» уже развенчиваются некоторые мифы, но они по-прежнему встречаются в других изданиях и перекочёвывают из книги в книгу. Такие нелепицы захотелось исправить. Так появилась эта книга.

На презентации издания, которая прошла 18 декабря в Центральной городской библиотеке им. В.В. Королёва, была представлена выставка буклетов, брошюр, книжных изданий, листовок и грамот, приуроченная к 105-летнему юбилею знаменитого земляка (1911–1961 гг.).

А.И. Кузовкин рассказал о создании книги и о встрече с дочерью скульптора В.М. Терзибашьяна, который является автором бюста В.А. Зайцева. По её воспоминаниям, отцу очень нравилось работать с прославленным лётчиком. Он был простым человеком, при этом вызывал к себе искреннее уважение и симпатию.

Второй автор книги, коломенский краевед В.С. Тимофеев, рассказал о брате Василия – Илье, который служил в том же авиаполку и ремонтировал самолёт своего брата, когда тот возвращался с боевого задания. Поведал Владимир Сергеевич и о том, как собирал сведения о лётчике-асе, расспрашивая его знакомых и близких.

На встречу пришли и родственники В.А. Зайцева, в числе которых его старшая дочь – Людмила Васильевна:

– Я могу вам рассказать о моих детских воспоминаниях. Он был невысокого роста, коренастый, белобрысый с белёсыми глазами. После автомобильной аварии, которая произошла уже после войны, он очень сильно прихрамывал. Вначале ходил даже с палочкой. Был спокойный, не нервный. Если и командовал в семье, то очень спокойно. Нас было две девочки, я и моя сестра Рита, поэтому с нами он не беседовал о войне, да мы и не очень интересовались этим. Часто приезжали гости, его боевые товарищи. Иногда по ночам ему снились, видимо, тревожные сны и он разговаривал во сне, команды какие-то отдавал. Я подходила к нему, он просыпался и успокаивался.

Ходил всегда в кожанке и фуражке. Помню его выступающим с трибуны на праздниках.

Любил очень собак, в доме у нас всегда были овчарке, и он их тренировал.

Был заботливым отцом, всегда провожал нас. Даже когда ко мне приехал молодой человек из другого города, то чтобы со мной беды никакой не случилось, отец меня провожал. Я иду с молодым человеком по тротуару, а по другой стороне идёт отец – охраняет меня. Как бы кто не обидел его дочь. Рядом с нашим домом был стадион «Труд». Папа всегда с нами ходил на каток, хотя сам не катался. Очень любил речку, мы ходили купаться на Москву-реку всей семьёй. Он очень гордился нами, своими детьми. Помню, приехал в Москву на машине с кем-то. А я уже закончила 5 курс медицинского института и очень удачно сдала сессию. Так он меня повёз в ГУМ и купил золотые часы с золотой цепочкой.

В то время разносолов на столе не было, капусту рубили бочками, и отец командовал этим. Закрывали помидоры, огурцы. И к моему приезду из Москвы отец всегда велел печь пироги. Называл меня Люкой и говорил: «Люка приедет, готовьтесь».

Когда война началась, мы жили в Вильнюсе. И нас оттуда эвакуировали в село, недалеко от Йошкар-Олы. Жили в каком-то доме как поселенцы. Было голодно, когда хозяйка пекла тыкву, мы всегда плакали и ныли: «хочу тыкву». Хозяйка на нас смотрела, а потом угощала. Когда отец, наверное, уже получил Героя, решил переселить нас в Коломну. И прилетел в село на самолёте. Долго кружил над домами – искал, где сесть. Все разбежались, попрятались, и мы тоже – кто знает, чего кружит. Сел на поле, пришёл. Его все очень хорошо встретили, гостинцев принесли. Вскоре мы эвакуировались в Коломну. Жили на Малой Савельича. Там крохотный такой домик, всего-то две комнатки: в одной кровать, в другой диван, комод и кухня с печкой. Приезжал папа туда, когда две Звезды получил. Фруктовый сад был, и мы в нём сфотографировались вместе с гостями. После мы жили на улице Красногвардейской, возле магазина «Ткани». И, наконец, в доме на улице Арбатской. Отцу как Герою полагалась комната и дача. Дачу он так и не получил. Вместо этого нам дали дом.

Когда он умирал, меня не было рядом, я окончила уже институт и работала. Рассказывала мама. В этот день он ремонтировал забор, копал землю, столбы вкапывал, очень устал, принял ванну, поел. И в ночь случился инфаркт. Это очень большая сердечная боль, она вызывает сильное чувство страха, смертельного страха. Он очень страдал и кричал: «Терпи, терпи! Как ты в войну терпел! Мы выстоим, не сдадимся!» Приехала скорая помощь. А улица Арбатская была грязная, его положили на одеяло – даже носилок не было – и донесли до машины. Мать не взяли, потому что её не куда было посадить. Она пошла до больницы пешком. Сидела рядом с палатой, куда положили отца, и слушала, как он кричит. Умер он ранним утром, она с ним так и не попрощалась. На похороны приехало много товарищей. На Старом кладбище похоронили его в первом ряду, теперь это третий. Рядом было военное кладбище, но там не стали. Теперь, когда проводят различные мероприятия, идут всё мимо, возлагают венки на военном кладбище, а к отцу никто и не заходит...

Он был очень добрым и отзывчивым. В качестве депутата, говорят, много помогал людям. Не знаю, были ли приёмные дни, может, и были, но к нам всегда приходили на дом. У него был личный кабинет, где он принимал людей.

Однажды были у отца большие неприятности, потому что моя сестра вышла замуж за сына священника, они друг друга со школы любили. И отец дал разрешение на брак, так его в исполком вызывали, всё равно он разрешил. 7 января 1961 года была свадьба, а 19 мая он умер, так и не увидев внуков.

В этот вечер выступал и правнук В.А. Зайцева Владимир Доньшин. Был показан отрывок из кинофильма «В бой идут одни старики» о знаменитой «поющей эскадрилье», так называли эскадрилью под командованием Героя Советского Союза В.И. Попкова, входившую в авиаполк В.А. Зайцева, за самодеятельный оркестр. Звучали песни военных лет и ещё много воспоминаний о дважды Герое Советского Союза лётчике-асе Василии Александровиче Зайцеве.

Елена ПАТРИНА.