Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Без любви ничего не выйдет

Номер 29 (451) от 29 июляВ российских университетах в обязательную программу входит изучение искусства Европы и Америки. Знакомство с архитектурой, скульптурой, живописью и графикой Запада расширяет кругозор, делает человека причастным к общей мировой культуре. К сожалению, европейские страны и Америка подобное рвение не проявляют. Русское искусство, особенно архитектура, рассматривается там достаточно поверхностно, считаясь явлением дальним, периферийным и потому не слишком интересным. Подобное отношение – это стереотип, который надо преодолевать. Так считает пропагандист российской культуры на Западе, автор многочисленных книг о русской архитектуре и литературе, искусствовед, филолог, фотограф, Почётный член Российской Академии архитектуры и Российской Академии художеств Уильям Крафт Брумфилд.

Брумфилд профессор славистики университета Тулейна в Новом Орлеане, где читает два курса. Один посвящён русской поэзии XIX–начала XX века, другой – искусству России. Все свои лекции профессор сопровождает показом собственноручно сделанных фотографий. За 30 лет работы он сделал около 110 тысяч цветных и чёрно-белых снимков архитектурных памятников России. Часть фотографий хранится в Национальной галерее искусств и представляет несомненную ценность, как с научной, так и художественной точки зрения. Брумфилд – профессиональный фотограф. Стараясь «уловить сущность здания», он каждый раз ищет нужный ракурс, освещение, расположение предметов. Потому, наверное, фотовыставки Уильяма «Потерянная Россия» и «Русское искусство деревянного зодчества», которые прошли в разных городах США, России, Канады и Франции, вызвали огромный интерес у зрителей.

Любовь к России началась у Брумфилда с любви к русской литературе. В юности Уильям зачитывался произведениями Толстого и Достоевского, а когда пришла пора поступать в университет, решил стать филологом, заняться изучением русского языка. В 1970 году по договору обмена с Московским университетом оказался в нашей стране. Вылетая в Советский Союз, он прихватил с собой фотоаппарат – «заснять» местные красоты, пощёлкал тут-там, а когда приехал домой, буквально… остолбенел – так его поразила красота русских архитектурных памятников. Тогда же появилось настойчивое желание как можно скорее вернуться назад и продолжить фотосъёмку. Эта возможность представилась спустя год, когда американец приехал на стажировку в Ленинградский университет. С той поры вот уже более 30 лет Уильям Брумфилд посвятил изучению русской культуры, исколесив всю Россию вдоль и поперёк. В поисках уникальных кадров он отправлялся и в заброшенные северные деревни, и в маленькие, забытые Богом провинциальные города, в которые обычно не то что американец, русский человек нос не сунет! Попутно продолжал заниматься русской литературой. На счету учёного десятки статей о творчестве Тургенева, Достоевского, Гоголя и т.д. 

В данный момент Уильям Брумфилд увлечён созданием серии фотоальбомов «Открывая Россию», которая посвящена архитектурным памятникам нашей страны. Московское издательство «Три квадрата» при поддержке Института Кеннана (США) уже выпустило 10 альбомов: «Тотьма», «Иркутск», «Соликамск», «Соловки» и т.д. Последняя книга серии вышла в этом году. Она называется «Коломна: архитектурное наследие в фотографиях» и рассказывает об архитектурных достопримечательностях нашего города. В альбом вошло около 100 чёрно-белых и цветных фотографий архитектурных памятников прошлого и современности, сделанных автором во время неоднократных посещений Коломны. Впервые похожую на «волшебный мираж» панораму города профессор увидел в 80-х годах, когда ехал на электричке из Рязани в Москву, однако оказался в Коломне только в 1992 году. Следующие партии фотографий были отсняты в 1995, 2003 и, наконец, в 2009 году.

В книгу вошли самые лучшие фотографии, которые, тем не менее, достаточно полно показывают архитектурное развитие Коломны с течением времени – начиная с древности, продолжая памятниками времён правления Ивана Грозного, Екатерины II, сооружениями XIX, начала и середины XX века, и заканчивая современностью. Объектом пристального внимания Брумфилда стали как масштабные городские виды, так и отдельные постройки – их внешний облик, интерьер, наиболее интересные детали фасадов.

На обложке запечатлена шатровая колокольня Соборной площади изнутри. Сквозь невысокие слуховые окна льются солнечные потоки, освещая серебристым светом шероховатости и неровности старинной кирпичной кладки. Далее перед глазами проходят неспешной вереницей стены кремля с башнями, знаменитые коломенские монастыри, храмы, дома и усадьбы старого города, административные и общественные постройки. Под каждой фотографией указана дата съёмки. По мнению учёного, без даты фотоснимок – не документ, кроме того, благодаря точной фиксации дня, месяца и года, есть возможность проследить «движение» архитектурного объекта во времени. Ведь какие-то памятники вообще исчезают с лица земли, какие-то подвергаются коренным перестройкам, какие-то меняются в ходе реставрации, а на старом снимке объект остаётся таким, как был раньше – в целости и сохранности.

Помимо фотографий архитектурных памятников, в книгу вошёл пространный очерк, посвящённый коломенской архитектуре. В нём объединены в единое целое сведения исторического и архитектурного характера. Положительный момент – объективность и обстоятельность изложенной Брумфилдом информации. Профессору удалось избежать типичных ошибок, которые частенько встречаются, когда о России пишет иностранец. Этому помогла въедливая, пытливая натура настоящего учёного. Прежде, чем взяться за перо, Уильям внимательно изучил историю города, воспользовавшись архивными данными, написанными о городе книгами, исследованиями коломенских краеведов.

Внимание к мельчайшим подробностям, тонким историческим нюансам совсем не вяжется с внешним обликом профессора. До того как я его увидела на презентации альбома во флигеле усадьбы Лажечникова, он представлялся мне строго одетым, выражающим невозмутимое спокойствие человеком, а оказался высоким, немного нескладным, близоруким мужчиной среднего возраста с приветливым, открытым лицом. Удивило и почти безупречное знание Уильямом русского языка. Говорил он, конечно, с акцентом – всё-таки иностранец! Однако при этом строил фразы правильно и уверенно, щедро снабжая речь идиомами и знакомыми только русскому человеку оборотами. Говорил о том, как впервые оказался в России, как и когда приобщился к искусству фотографии, рассказывал о внутренней связи русского севера и американского юга и о своих планах написать когда-нибудь книгу о русско-американских соответствиях, обратил внимание на то, что Коломна имеет уникальную архитектурную среду, которую необходимо беречь, как зеницу ока.

Произвели впечатление слова Брумфилда: «Как бы вы ни старались сделать что-то важное без любви, у вас ничего не получится! Поверьте, без любви ничего не выйдет!» Перелистывая страницы фотоальбома «Коломна: архитектурное наследие в фотографиях», осознаёшь, что это не просто громкие слова. Любовью дышит каждая строчка текста, каждый снимок, сделанный прежде всего не «для красоты», а «для памяти, для истории». Это одинаково важно и для людей, которые живут на Западе, и для нас, россиян, ведь культурное наследие – это то, что стирает границы между народами, помогая им, оставаясь собой, тем не менее, хорошо понимать характер, надежды и чаянья другой нации.

Светлана КОЛОДИЕВА.