Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

У народной песни есть автор – коломенец

Номер 17 (899) от 3 мая 2018 г.В начале прошлого столетия в России выходило много журналов разного направления. Издавался и журнал с названием «Пробуждение». К солидным изданиям его не отнести, но он пользовался популярностью у читателей. К тому же гонорары редакция выплачивала неплохие.

КАК-ТО в конце 1907 года поэт Александр Рославлев договорился с редакцией этого журнала, что напишет новогодние стихи.

Мысленно перебирал, что необходимо отразить: снежные вихри, запорошённые поля, мчавшихся коней и, конечно же, удалого молодца и девицу-красу.

Когда сел за письменный стол, явственно представил родившуюся в мыслях картину. Первое четверостишие возникло быстро:

Над конями, да над быстрыми
Месяц птицею летит.
И серебряными искрами
Поле ровное блестит.

Вслед за этими строками второе четверостишие выплеснул на бумагу:

Веселей, мои бубенчики,
Заливные голоса!
Ой ты, удаль молодецкая,
Ой ты, девичья краса!

Написал и понял, что мелодичные стихи получаются. Да ведь это же песня! А второе четверостишие станет припевом, который можно будет повторять после каждого четверостишия-куплета.

Шесть куплетов сочинил и после каждого привёл припев. С этим сочинением и отправился в редакцию.

Стихотворение Александра Рославлева под названием «Новогодняя песня» было опубликовано в первом номере журнала «Пробуждение» за 1908 год.  А вскоре и музыка к стихам родилась. Её написал П. Б. Владимиров. Но со временем в некоторых куплетах появились незначительные изменения. В первом четверостишии первая строчка была заменена. Она стала такой: «Над полями да над чистыми». И эта строка дала название песне. Так с той поры она и называется. Так и ушла в народ. И довольно часто, когда кто-то из певцов исполнял её, объявляли песню русской народной.  Александр Рославлев был не в обиде: это же лучшая оценка творчества.

Здание Коломенской земской управы на Мещаниновской улице (ныне проезд Артиллеристов). Открытка начала XX века.

РОДИЛСЯ Александр Степанович Рославлев в Коломне 1 марта (по новому стилю это 13 марта) 1883 года, то есть 135 лет назад. Все попытки краеведов что-либо выяснить о его коломенском периоде жизни пока не привели к положительному результату. А сам поэт оставил очень краткие сведения о себе. Вот что он написал в автобиографии: «Учился в местной гимназии, был исключён из четвёртого класса за неспособность. В том же году умерли родители – я очутился на улице. После долгой голодовки поступил писцом в Коломенскую земскую управу, служил год. Потянуло в Москву. Перебрался. Опять голодал, ночевал в ночлежках с приятелями-босяками, торговал спичками…».

В 1901 году в девятом номере журнала «Сибирский наблюдатель» было напечатано стихотворение Александра Рославлева «Ангел ночи». Это была первая публикация начинающего поэта. А уже в следующем году в Москве вышел первый сборник его стихов, который автор назвал «Виденья». Однако критики не обратили внимания на эту книжку.

В Москве в 1902–1903 годы Рославлев посещал собрания в доме известного поэта Валерия Яковлевича Брюсова. Это своего рода литературная школа для начинающих поэтов символистской ориентации. В 1903–1904 годы Рославлев сотрудник издательства «Гриф». Это была внутрисимволистская оппозиция по отношению к Брюсову, кругу «Весов» и «Скорпиона». Но вскоре с ним рассорился и уехал в Петербург.

В. Я. Брюсов наблюдал за творчеством Рославлева. Его ранние поэтические опыты маститый поэт оценивал как «совершенно ничтожные». А вот о сборнике стихов Рославлева «Красные песни», который вышел в Ялте в 1906 году, Брюсов написал: «Эти стихотворения, во всяком случае, значительнее… В них есть мрачная фантазия, и «сделаны» они не без некоторого мастерства».

Александр Степанович Рославлев.
Фотомастерская А. Оцупа. Пассаж, Невский пр-т, 48.

В ПЕТЕРБУРГЕ Рославлева местные символисты не приняли. Он сотрудничал с редакциями газет, журналов. Стихи подписывал псевдонимом Козерог. А кругом его общения стала литературная богема со свойственными ей кутежами, скандалами.

Рославлев был частым посетителем популярного в городе в то время литературного кабачка «Капернаум», который чаще называли по имени владельца «Давыдка». Здесь общались, обменивались мнениями писатели, журналисты, художники, артисты. Завсегдатаи прозвали Рославлева в шутку (из-за его громадного роста и широкого телосложения) «Полтора поэта».

Известный поэт Георгий Владимирович Иванов (1894–1958) писал и замечательную прозу. В 1928 году в Париже вышла его книга «Петербургские зимы». Он хотел написать ещё одну мемуарную книгу – «Жизнь, которая мне снилась». Не успел. Фрагменты из этой книги были опубликованы в журнале «Огонёк» № 37 в сентябре 1989 года. Приведу отрывок, в котором рассказывается об устраивавшихся еженедельно редакцией журнала «Лукоморье» чаях и о поэте А. С. Рославлеве.

«…Александр Рославлев знает себе цену, и в «Лукоморье», и вообще.

Это огромный человек – необыкновенного роста, чудовищной толщины. Всё в нём колоссально – голос, кулаки, аппетит. Сам он, кажется, этой колоссальности не ощущает. Когда на улице прохожие удивлённо оборачиваются на его необычную фигуру, к тому же забронированную в невозможную крылатку и с широкополой чёрной шляпой а-ля бандит на голове, он беспокоится.

– Что эта рожа так на меня уставилась? Кажется, я не негр. Ещё сглазит – глазищи-то чёрные, как маслины – арап. Тьфу!

И сплёвывает аккуратно три раза в сторону «арапа», не сумевшего скрыть своё изумление перед гигантом в крылатке.

То же и с аппетитом.

– Александр Иванович (по всей вероятности, допущена опечатка, нужно – Степанович – прим. автора), – говорит хозяин, – вы ничего не кушаете. Не угодно ли бисквитов? Или сандвич? Может быть, вы голодны, – тут были рябчики.

– Благодарю, я только что пообедал, – басит Рославлев. – Совершенно сыт, благодарю. Да и у вас уже несколько птичек сжевал – не сытны, знаете, но очень вкусные. Не беспокойтесь, благодарствуйте.

От нескольких птичек – т.е. блюда с рябчиками, сиротливо торчат на блюде только несколько косточек, что покрупней. Куски помельче Рославлев «сжевал» вместе с мясом полдюжины «вкусных, но не сытных птичек».

– От этого не откажусь, – радостно подставляет он, отодвинув рюмку, стакан. – Славный коньяк. Наполеоновский, говорите? Д-да – молодец был Наполеон, не то, что Вильгельм, во всякую мелочь вникал – вот и коньяк славный выделывали при нём.

Рославлев подливает себе ещё из драгоценной бутылки.

Добрый коньяк. Наша белая головка, конечно, на вкус тоньше, но крепость, по-моему, та же. Но, – Рославлев видит тень, пробегающую по лицу хозяина, и как человек деликатный спешит исправить свою неловкость, – но по военному времени великолепный напиток – где же теперь достать настоящую водку».

Эти воспоминания относятся к началу Первой мировой войны.

КНИГИ А. С. Рославлева стали появляться чуть ли не каждый год. Вышел сборник стихов «Карусели». Спустя два года свет увидел сборник «Цевница». Были изданы две книги рассказов Рославлева. В 1915 году читатели могли познакомиться с его книгами «Сквозь цветные стёкла» и «Покойник Посудевский и другие рассказы». Через год выходит повесть «Записки полицейского пристава», в которой умеренно-либеральные тенденции сочетаются у него с «модным» тогда натурализмом в описании теневых сторон жизни.

В 1917 году в Петрограде было издано трёхтомное собрание сочинений А. С. Рославлева.

ПОСЛЕ СВЕРШЕНИЯ Октябрьской революции в 1917 году А. С. Рославлев встал на сторону советской власти. По приглашению А. В. Луначарского работал в народном комиссариате просвещения. Вступил в Российскую Коммунистическую партию большевиков. Вёл активную творческую жизнь. Писал стихи, пьесы, очерки.

В 1920 году в одном из очерков Рославлев написал, что писатель не имеет права стоять в стороне от жизни народа, что ему «необходимо года на два, на три совершенно отказаться от уюта, от удобств, от сидения на одном месте и побродить по республике, взяв на себя какую-либо партийную или советскую работу». И он едет по заданию редакции газеты «Известия» на Польский фронт и пишет очерк «Как был взят Киев». Затем отправляется на Северный Кавказ, который незадолго до этого Красная Армия освободила от Деникина.

Александр Степанович стал одним из организаторов Новороссийского театра политической сатиры и написал для него сатирическую пьесу «Царь Обалдуй». Одновременно редактировал газету «Красное Черноморье», сам писал очерки из района боевых действий.

К сожалению, его талант на новом поприще не сумел полностью раскрыться. В один из октябрьских дней 1920 года А. С. Рославлев заболел тифом. Болезнь быстро прогрессировала, и 10 ноября он скончался. Похоронили Александра Степановича на городском кладбище Екатеринодара (ныне Краснодар).

Анатолий КУЗОВКИН.