Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Направляя ракету в цель

Номер 42 (822) от 26 октября 2016 г.Первый советский противотанковый ракетный комплекс «Шмель» предприятие «Почтовый ящик № 101» (ныне АО «НПК «Конструкторское бюро машиностроения») сдало на вооружение в 1960 году. Впервые у бойцов Советской армии появилась возможность направлять снаряд точно в цель и уничтожать её с первой попытки. Ни классическая артиллерия, ни тяжёлые миномёты, ни безоткатные орудия на это были не способны. После «Шмеля» у КБМ последовало много других побед.

Решением вопросов, связанных с разработкой бортовой и наземной аппаратуры систем управления и наведения ракет на цель, контрольно-проверочной аппаратуры и вообще любых приборов, где движущей силой является электрический ток, на предприятии занимался великолепный инженер и конструктор, любимый и уважаемый в коллективе человек Гаджи-Эфенди Абдул-Гамидович Чалавиев.

Будущий конструктор родился в Дагестанской АССР, Лакском районе, в селе Кумух, в крестьянской семье. После девятого класса молодой человек ушёл из школы, поступил на месячные курсы мясо-молочной промышленности. Трудовой путь начал как технолог межрайконторы Маслопрома.

Понадобилось шесть лет, чтобы найти силы и возможность круто изменить свою судьбу. Гаджи-Эфенди вновь вернулся на школьную скамью, получил аттестат о среднем образовании и в 1949 году приехал в Москву – поступать в МВТУ им. Баумана.

Распределение выпускника оказалось судьбоносным. В Коломне, в Специальном конструкторском бюро, возглавляемом Борисом Ивановичем Шавыриным, Чалавиев обрёл себя как специалиста и впоследствии руководителя, одного из создателей многих комплексов, к каждому из которых было применимо слово «впервые» – если не в мире, то в СССР уж точно.

Институтская специальность звучала как «Электронно-механические приборы».

Коломенское КБ меняло курс с миномётной на ракетную технику. Шавырин набирал инженеров, которые владели бы «ракетными» специальностями. Плеяда новичков конца 40–50-х годов изобиловала выдающимися умами, одним из которых был Г.-Э. А.-Г. Чалавиев.

Он хорошо зарекомендовал себя при разработке первого отечественного ПТРК «Шмель». И при проектировании нового комплекса под названием «Скорпион» Шавырин назначил его заместителем ведущего конструктора по разработке электросхемы и наземных источников питания: как для варианта с ручным, так и для варианта с полуавтоматическим управлением. Сложность комплекса заключалась в том, что впервые в мировой практике была применена одноканальная система управления. Любое летящее тело управляется в трёх плоскостях: по тангажу, рысканью и крену. «Скорпион» сделали вращающимся в полёте, управление по крену ему стало не нужно. Два других сигнала управления поступали поочерёдно. Это позволило сразу же в полтора раза снизить вес снаряда и уменьшить объём наземной аппаратуры.

Характеристики «Скорпиона» получились лучше, чем у «Шмеля». Но из-за громоздкого кольцевого крыла ракета вышла крупногабаритной. Армии же требовался переносный комплекс.

Поэтому Шавырин сам отказался от сдачи его на вооружение. Зато последовавшая «Малютка», которая начала поступать в войска в 1963 году, стала шедевром. Огромная роль в её создании принадлежала в том числе Чалавиеву.

Он очень быстро рос по служебной лестнице. Через год после поступления на предприятие стал начальником антенной лаборатории, ещё через два – начальником отдела.

Помимо конструкторских, проявились блестящие организаторские качества. Он не был волюнтаристом и прекрасно отличал удачное решение от неудачного. Умел слушать и заставлять слушать себя. Это был высший пилотаж – заставить людей работать, но чтобы при этом они были довольны. Словно играючи, Чалавиев разрешал любые спорные вопросы. Со смежниками был гибок. Где-то умел надавить, где-то, наоборот, взять чужую работу на себя. Порой допускал известную долю авантюризма. «Главный конструктор сказал, что будет так», – втолковывал он собеседнику на другом конце телефона. Хотя присутствовавшие в его кабинете понимали: главный об этой проблеме слыхом не слыхивал. В этом тоже заключалась ценность Чалавиева-руководителя: не отвлекать главного конструктора на мелочёвку, в своём ведомстве всё решать самому.

В отделе знали, если возникли проблемы: допустили ошибки в схемах, сорвали сроки, какие бы молнии ни сверкали над головой Чалавиева, он никогда не сваливал вину на подчинённых. Руководителем был жёстким, но без вины никого не наказывал. Давал самостоятельность. Однако если слышал от кого-то слова «Это невозможно!», для него это означало, что человек не на своём месте, и тот через некоторое время из отдела исчезал. Тихо и без шума.

В 1980 году начальник и главный конструктор КБМ С.П. Непобедимый, преемник Шавырина, назначил Чалавиева заместителем главного конструктора, считал его своей правой рукой и опирался во всех разработках.

  

Вертолёт Ми-24 с комплексом «Штурм».

ПТРК «Малютка»

 Чалавиев принимал участие в создании всех ракетных комплексов КБМ в период с 1955 по 1988 год: ПЗРК «Стрела-2», «Стрела2М», «Стрела-3», «Игла-1», «Игла», КУВ «Штурм-В», ПТРК «Штурм», «Атака», ТРК «Точка», «Точка-У», ОТРК «Ока», КАЗ «Арена».

Под его началом сконцентрировалась вся радиотехника и электроника: как для ракет, так и для наземной управляющей и контрольно-проверочной аппаратуры. Он был очень хорошим конструктором. Незаурядным, с оригинальным мышлением.

Довольно трудно шло создание первого переносного зенитного ракетного комплекса «Стрела-2». Бывали периоды, когда Чалавиев без преувеличения сутками пропадал на работе, забываясь коротким сном на пару часов в своём кабинете.

Одной из крупнейших работ Эфенди Гамидовича в КБМ считают создание полуавтоматической системы управления для комплекса управляемого ракетного вооружения «Штурм-В», устанавливаемого на вертолётах. В состав комплекса входил специально разработанный вычислитель встреливания. Это позволяло осуществлять уже не ручное, а полуавтоматическое управление ракетой. Ручной режим заставлял вертолёт, пока ракета не достигнет цели, неподвижно висеть в воздухе, рискуя в любую минуту быть подбитым с земли. Полуавтоматическое управление с использованием вычислителя встреливания дало возможность винтокрылой машине маневрировать после пуска ракеты и уже не быть большой неподвижной мишенью. В КБМ сделали комплекс, который не только выполнял боевую задачу, но и сохранял жизни лётчикам.

Работа по всей тематике КБМ означала взаимодействие практически со всем его многотысячным коллективом и множеством смежников. У Чалавиева оказалась великолепная память на людей: лица, имена, фамилии. Да и в Коломне был знаком абсолютно со всеми. Часто к нему обращались за помощью личного характера. Благодаря своим связям он легко урегулировал вопросы. И все знали: если Чалавиев дал обещание, его слово твёрдо, как сталь.

Он постоянно учился. Менялась элементная база, внедрялись новые радиоэлектронные системы. Всё это позволяло и КБМ создавать изделия более высокого уровня. На предприятие поступало много секретной литературы о разработках зарубежных конструкторов военной техники. Всё это Чалавиев тоже внимательно изучал.

  

ПЗРК «Стрела-2».

По мере усложнения продукции приходилось развивать и модернизировать конструкторские, контрольно-испытательные и производственные подразделения. По инициативе Чалавиева в КБМ были созданы и развиты светотехническая лаборатория, антенно-фидерных устройств, микроэлектроники и другие. Особенно лаборатория микроэлектроники позволила сделать качественный скачок при проектировании и изготовлений новых изделий.

С лёгкой руки Чалавиева в КБМ появились нарды. Азартные баталии, бывало, длились допоздна. Не менее он уважал шахматы. Пожалуй, это было единственным увлечением помимо работы.

За свою деятельность Г.-Э. А.-Г. Чалавиев был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР (1976), награждён орденами Ленина (1981), «Знак Почёта» (1966), Трудового Красного Знамени (1971), медалями.

Гаджи-Эфенди Абдул-Гамидович Чалавиев ушёл из жизни в возрасте 62 лет. Семья увезла его тело на родину и похоронила в соответствии с обычаями предков.

Память об этом человеке продолжает жить в стенах КБМ. На различных постах успешно трудятся специалисты, прошедшие конструкторскую и жизненную школу Чалавиева. Многие комплексы, в создании которых он участвовал, выполнили свою миссию и закончили службу в войсках. Но на их основе КБМ двигается вперёд, создавая оружие будущего.

Вероника УШАКОВА.