Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Был беззаветно предан любимому делу

Номер 9 (789) от 9 марта 2016 г.25 февраля исполнилось 120 лет со дня рождения крупнейшего теоретика и конструктора гладкоствольной артиллерии Николая Александровича Доровлева. Он родился в Петербурге в семье педагога. Последние 14 лет жизни были связаны с Коломной, где работал и скончался 25 декабря 1960 года. Похоронили его на старом кладбище, которое иногда называют Протопоповским.

ОЧЕРЕДНОЙ свой отпуск летом 1941 года военинженер I ранга Николай Александрович Доровлев проводил в Крыму вместе с женой и семилетней дочкой Ириной. Ему – начальнику кафедры миномётного вооружения Артиллерийской академии имени Дзержинского выделили путёвку в военный санаторий, который располагался в красивом местечке Судак.

Ещё несколько дней блаженства, и вновь за работу. Но отпуск пришлось прервать не по зависящим от Доровлева обстоятельствам. 22 июня 1941 года мирная жизнь советских людей была нарушена вероломным нападением на Советский Союз фашистской Германии. Николай Александрович узнал эту трагическую новость днём из прозвучавшего по радио выступления заместителя председателя Советского правительства наркома иностранных дел Вячеслава Михайловича Молотова.

– Мне надо быть срочно на работе, – объявил Николай Александрович жене.

Наскоро собрали вещи и на автобусе приехали в Джанкой. Там была узловая железнодорожная станция.

С невероятным трудом удалось втиснуться в вагон. И первые сутки ехали в тамбуре.

28 июня Доровлевы прибыли в Москву. И в тот же день Николай Александрович явился на работу. Не знал он и предположить не мог, что над ним сгущаются тучи. Ещё 23 июня в одном из кабинетов следственной части Наркомата государственной безопасности было подписано постановление, в котором указывалось, что рассмотрев поступившие в НКВД СССР материалы о преступной деятельности Н.А. Доровлева, который подозревается в преступлениях, предусмотренных 58 п. 1-б, п.п.7, 11 ст. УК РСФСР и, принимая во внимание, что Доровлев, находясь на свободе, может повлиять на ход следствия, избрать мерой пресечения содержание под стражей.

До некоторой поры тайное для Н.А. Доровлева стало явным 1 июля 1941 года. Ночью в квартиру № 84 дома № 26 по улице Щукинской в районе Покровское-Стрешнево настойчиво постучали. Николай Александрович открыл дверь. Вошедшие громко спросили:

– Вы Доровлев?

– Да.

– Вот ордер на арест, – и протянули листок.

Николай Александрович быстро пробежал глазами по написанному: «Ордер № 1002. Июля 1 дня 1941 г. Выдан тов… на производство ареста и обыска Доровлева Николая Александровича по адресу… Зам. народного комиссара Государственной безопасности СССР. Начальник Третьего отдела НКГБ СССР. Арест санкционирован прокурором СССР. Стоят подписи должностных лиц. Чётко виднеется круглая печать народного комиссариата государственной безопасности СССР.

За что арестовали, Доровлеву не пояснили.

– Не тревожьтесь, это недоразумение, – успокаивал жену, сына и дочь Николай Александрович. Так и застыла в их памяти улыбка и добрый взгляд родного человека.

НА ДОПРОСЫ Н.А. Доровлева вызывали в любое время суток. В основном вопросы повторялись. По всей вероятности следователи хотели тем самым выявить, а вдруг появятся некоторые расхождения в ответах арестованного, тогда можно будет зацепиться за них. Но Николай Александрович был твёрд. Он знал, что невиновен, поэтому отвечал, не путаясь в показаниях.

14 июля последовал вердикт: «Доровлев обвиняется в том, что являлся участником контрреволюционной организации. Вёл вредительскую и шпионскую работу». Ниже следователем сделана запись: «Виновным себя не признал».

И как можно было признать себя виновным в абсурдности обвинения?

На одном из первых допросов следователь аккуратно записал в протоколе биографические сведения Доровлева. Родился в Петербурге. С 1908 по 1912 год жил в Саратове. Поле окончания реального училища поступил в Петербургский политехнический институт на механическое отделение. В 1915 году ушёл добровольно вольноопределяющимся в 4-ю запасную артиллерийскую бригаду в городе Саратове. В октябре того же года определён в Петергофскую школу прапорщиков. В чине прапорщика в ноябре 1915 года направлен на Западный фронт в качестве начальника команды разведчиков-наблюдателей в 67-ю артбригаду. В 1916 году был произведён в подпоручики. Зимой 1916 года занимал должность старшего офицера в 3-й батарее 133-го артдивизиона. Весной 1917 года в чине поручика выполнял должность командира 3-й батареи 133-го артдивизиона. В начале 1918 года поступил в Красную Армию и был направлен на Восточный фронт. С лета 1918 года служил в Петроградской батарее 2-го морского партизанского отряда в качестве помощника командира батареи. Осенью 1918 года назначен командиром батареи и командовал ею до 1922 года. Окончил Высшую артшколу. После этого служил в Баку командиром лёгкого дивизиона 2-й Стенинской дивизии. В 1924 году утверждён командиром гаубичного дивизиона той же дивизии. После окончания в 1930 году артиллерийской академии в Ленинграде Доровлева назначили командиром 45-го артполка в Киеве. Но прослужил там всего три месяца и был переведён в артиллерийский научно-исследовательский институт в качестве военного инженера высшей квалификации.

Н.А. Доровлев 7 лет работал в артиллерийском НИИ РККА в Ленинграде. Руководил конструкторско-испытательной группой по миномётам Газодинамической лаборатории. Группа получила название «Д» по начальной букве фамилии руководителя – Доровлева.

Проводя многочисленные исследования, группа, в которую входили известные артиллерийские учёные и конструкторы, пришла к мнению, что орудием непосредственной поддержки пехоты должен быть гладкоствольный миномёт, который стрелял не вращающимися оперёнными снарядами.

Группа во главе с Доровлевым определила основную конструктивную схему миномётов. Её назвали схемой мнимого треугольника: ствол – двунога – опорная плита. Она стала классической для дульнозарядных миномётов.

Отработанный во время трёхлетних различных испытаний 82-мм миномёт был передан на полигонные испытания, а затем – войсковые. И там показал прекрасные результаты. В 1936 году батальонный миномёт 82 БМ-36 конструкции Н.А. Доровлева был принят на вооружение армии. Он был прост в обращении, не очень тяжёл – весил 68 килограммов, скорострелен и непритязателен в металле при изготовлении. Его несложно было переносить в солдатских вьюках.

Разработчики высказали мысль о возможности использования миномёта при десантировании с самолётов. Однако на аэродроме командир десантников скептически отнёсся к предложению. И тогда присутствовавший там Н.А. Доровлев решил доказать на практике, что это вполне возможно. Ни разу до того не прыгавший с парашютом, Николай Александрович облачился в доспехи десантника, укрепил на себе вьюк с миномётом и… прыгнул с самолёта. На парашюте благополучно достиг земли.

Н.А. Доровлев – автор проекта первого советского опытного образца гладкоствольного миномёта – 76мм батальонной мортиры МБ (1927 г.). В 1934 году был принят на вооружение 107-мм миномёт его системы, а через два года – его 82БМ-36. Н.А. Доровлев являлся руководителем проекта по созданию 76-мм МБ, 60-мм РМ (ротного миномёта), 107-мм и 120-мм ПМ (полкового миномёта), 150-мм и 165-мм газодинамических миномётов, 132-мм и 245-мм реактивных миномётов.

Накопив огромный опыт работы в лаборатории, Н.А. Доровлев написал научно-технический труд «Миномёты», который был издан в 1933 году Арткомом Главного артиллерийского управления (ГАУ). В нём рассказывалось об исследовательских и практических достижениях группы «Д». В качестве приложения были напечатаны таблицы стрельб и даны рисунки миномётов различных армий, приведены их сравнительные характеристики. Эта книга в 1930-е годы была единственным учебным пособием по миномётам. Н.А. Доровлев сделал вывод, что «миномёты играли и будут играть большую роль в военных действиях всех армий». События последующих лет доказали стопроцентную справедливость выводов Николая Александровича.

В 1937 году Доровлева назначили начальником миномётного отделения 5-го отдела Арткома ГАУ Красной Армии. В начале 1940 года его перевели преподавателем артиллерийской академии, а через некоторое время утвердили начальником кафедры миномётного вооружения миномётно-минного факультета. Учёный совет академии счёл необходимым издать массовым тиражом цикл лекций Н.А. Доровлева «Материальная часть и особенности проектирования миномётов». Эта работа отличалась практической направленностью, простотой и доступностью изложения материала.

В ПОСТАНОВЛЕНИИ о продлении срока ведения следствия и содержания под стражей, подписанного 20 августа 1941 года, было сказано: «Доровлев обвиняется в том, что являлся участником контрреволюционной организации, вёл вредительскую и шпионскую работу». Ниже сделана запись: «Виновным себя не признал».

На протяжении всего срока следствия (более полутора лет) Николай Александрович отстаивал и свою невиновность, и невиновность своих ближайших товарищей, в том числе и Бориса Ивановича Шавырина, с которым пришлось работать в довоенный период (им тоже высказывали различные обвинения).

И всё же, несмотря на это, Н.А. Доровлева осудили на 4 года. Его отправили в город Молотов в так называемое ОКБ-172. В этом особом конструкторском бюро за колючей проволокой он вместе с другими осуждёнными – специалистами высокого класса продолжал заниматься работой, связанной с миномётным вооружением. На заключительном этапе войны ОКБ172 перевели в Ленинград и разместили в печально известной тюрьме «Кресты».

1 июля 1945 года Н.А. Доровлев был освобождён. Об этом узнал руководитель СКБ Б.И. Шавырин и добился, чтобы Николая Александровича направили работать в Коломну. Его назначили первым заместителем руководителя Конструкторского бюро. Поступая так, Б.И. Шавырин многим рисковал, ведь его друг не был реабилитирован.

Н.А. Доровлев с упоением включился в работу. Его труд был высоко оценён. Постановлением Совета Министров СССР от 3 марта 1950 года ему была присуждена Сталинская премия второй степени. А спустя некоторое время товарищи от души поздравили Николая Александровича с награждением орденом Ленина.

В конце января 1956 года Николай Александрович получил письмо из Верховного суда СССР. В нём сообщалось, что он был репрессирован неосновательно, и «Военная коллегия Верховного суда СССР определила постановление особого совещания при НКВД СССР от 16 января 1943 года в отношение Доровлева Николая Александровича отменить и дело о нём прекратить за отсутствием состава преступления».

Анатолий КУЗОВКИН.