Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

«Потёмкинец» – так его называли

Номер 28 (757) от 22 июля 2015 г.Давно это было, шесть десятков лет назад. А память цепко хранит события того минувшего времени. В том числе и праздничные демонстрации – и первомайские, и ноябрьские. Запечатлелась такая картина.

  

Алексей Степанович Зиновьев (1883-1967 гг.) в день 80-летия.

На площадь Двух революций – в то время главную площадь Коломны, где устанавливалась трибуна для руководителей города и знатных земляков, по улице Октябрьской революции первой выходила шеренга знаменосцев. И впереди неё шагал среднего роста плотного телосложения мужчина в форме моряка. На голове у него бескозырка, на ленточке которой золотом горели слова: «Потёмкин-Таврический». Этого человека в морской форме хорошо знали в Коломне. Алексей Степанович Зиновьев. Участник революционных событий в июне 1905 года на броненосце Черноморского флота «Князь Потёмкин-Таврический».

В то время каждому школьнику хорошо было известно, какие события связаны с этим кораблём.

Летом 1905 года на эскадренном броненосце «Князь Потёмкин-Таврический» вспыхнуло вооружённое восстание. Толчком для выступления моряков послужило червивое мясо, из которого был приготовлен борщ. Матросы все как один отказались его есть. Командир корабля приказал расстрелять «подстрекателей». Это переполнило чашу терпения моряков. Они взялись за оружие и после короткой схватки овладели кораблём. Над броненосцем взвился красный флаг революции.

Восставший корабль направился в Одессу. Здесь решено было похоронить погибшего во время схватки с офицерами руководителя моряков большевика Г.Н. Вакуленчука.

Рабочие Одессы, где проходила всеобщая стачка, с ликованием встретили матросов мятежного корабля. А моряки, чтобы поддержать стачечников, сделали несколько выстрелов из 6-дюймового орудия по штабу Одесского округа. Подносил снаряды к орудию матрос Алексей Зиновьев.

На «Потёмкине» был установлен строгий революционный порядок. Восставший корабль за 12 дней прошёл несколько сот миль, совершил заходы в три порта. Это говорит о том, что на броненосце было чётко организовано несение корабельной службы, на должном уровне поддерживался порядок.

  

Броненосец "Князь Потёмкин-Таврический".

ЦАРСКОЕ правительство было несказанно напугано развернувшимися событиями на Чёрном море. Царь Николай II в среду 15 июня 1905 года сделал следующую запись в дневнике (а он аккуратно на протяжении многих лет его вёл, день за днём фиксировал происшедшие события): «Получил ошеломляющее известие из Одессы о том, что команда пришедшего туда броненосца «Потёмкин-Таврический» взбунтовалась, перебила офицеров и овладела судном, угрожая беспорядками в городе. Просто не верится!»

Власти приняли срочные меры для подавления восстания. Против «Потёмкина» было брошено две эскадры. Но моряки пяти броненосцев, крейсера и семи миноносцев отказались стрелять по мятежному кораблю. Над броненосцем «Потёмкин» гордо реял красный стяг, на котором горели призывы: «Долой царя, долой самодержавный строй! Долой войну на Дальнем Востоке! Да здравствует братство рабочих и крестьян России!»

Воля восставших моряков не была сломлена, хотя на их подавление царские власти бросили большие силы. И лишь после того, как закончились топливо и продовольствие, революционное командование решило сдать корабль румынским властям. Иного выхода не было. Многих моряков царские судебные власти приговорили к смертной казни.

Алексея Степановича Зиновьева на военную службу призвали в 1903 году. Определили матросом в 36-й экипаж Черноморского флота. В начале 1905 года его направили для дальнейшего прохождения службы на броненосец «Князь Потёмкин-Таврический», который считался одним из крупнейших кораблей того времени. Там зачислили строевым матросом в правое машинное отделение. Через некоторое время повысили в должности, назначив помощником механика паровой машины. А по боевой тревоге Зиновьев должен был занимать место у 6-дюймового орудия, к которому обязан был подавать снаряды.

«Служба на флоте тогда была не лучше царской каторги, – вспоминал А.С. Зиновьев. – Нас, матросов, офицеры за людей не считали. Только и слышалось: «скотина», «дурак», «мерзавец». Дать в зубы, набить морду – такова была «система» воспитания».

  
Матрос Алексей Зиновьев. 1905 г.

ДОЛГИХ 12 лет жил А.С. Зиновьев в эмиграции. В Бухаресте работал на механических заводах «Вулкан» и «Вольф». Вместе с румынскими рабочими принимал участие в забастовках. В основном бастовавшие выдвигали экономические требования. Некоторое время за А.С. Зиновьевым велась слежка агентами Российского Департамента полиции. В Румынии освоил профессию шофёра.

Находясь на чужбине, Алексей Степанович не раз вспоминал свою малую родину – деревню Кунаково Луховицкой волости Зарайского уезда Рязанской губернии, где родился в семье батрака.

Семья была немалая, жилось трудно. И пришлось 11-летнему Лёше уехать на заработки. Он подрядился работать на Коломенском машиностроительном заводе на строительстве железнодорожных мостов: нагревал в горне заклёпки. Заработок был до того ничтожный, что хватало только на скудное питание. А вертеться у раскалённого горна приходилось с рассвета до наступления темноты. И так продолжалось шесть лет. За эти годы окреп малец, превратился в сильного, выносливого, смышлёного юношу. Алексей освоил профессию молотобойца и слесаря-сборщика. Два года работал клепальщиком, стал получать подённую ставку 1 рубль 20 копеек – как рабочий высокой квалификации…

УЗНАВ о том, что в России в начале 1917 года произошла революция и царь отрёкся от престола, А.С. Зиновьев решил вернуться на Родину. Вначале приехал в Петроград, здесь жил некоторое время, а затем подался в родную деревню. Но недолго пробыл там. Надо было решать свою дальнейшую судьбу, и бывший моряк устраивается на Коломенский машиностроительный завод слесарем. Через некоторое время переходит в гараж шофёром-механиком.

А.С. Зиновьев принял активное участие в революционных событиях октября 1917 года. Вступил в Красную гвардию, участвовал в подавлении эсеровского мятежа, подвозил бойцам оружие и продовольствие.

В один из декабрьских дней Коломенский совет получил телеграмму, что из Рязани в сторону Коломны движется отряд казаков. У городской заставы выставили группу красногвардейцев, которые получили приказ не допустить казаков в город. И так случилось, что ночью из Боброва в Коломну на машине «Мичиган» возвращался комиссар Ян Грунт. Красногвардейцы приняли машину за авторазведку казаков и открыли огонь. Тяжело был ранен шофёр Алексей Степанович Зиновьев.

18 ноября 1918 года главный врач больницы имени Петрова (так тогда называлась больница Коломзавода) Б.В. Дмитриев выдал Алексею Степановичу справку, в которой говорилось: «У А.С. Зиновьева 30 октября 1917 года было сильное огнестрельное ранение передней брюшной стенки с повреждением рёберных хрящей. Осколок металла определяется лучами рентгена под правой рёберной дугой в 8 см от средней линии, осколок пули величиной в косточку сливы».

Пришлось долго лечиться. 16 октября 1919 года Зарайский здравотдел социального обеспечения выдал А.С. Зиновьеву удостоверение, в котором говорилось, что он «на основании акта освидетельствования бюро врачебной экспертизы от 4 сентября с/г признан инвалидом, утерявшим 50% трудоспособности». Коломенский совет назначил ему пенсию. Но Алексей Степанович не мог усидеть без дела, когда на заводе не хватало специалистов. А.С. Зиновьев стал обучать молодёжь шофёрскому делу. В 1924 году вступил в ряды Коммунистической партии.

  

Главком ВМФ СССР адмирал С.Г. Горшков вручает орден Красной Звезды бывшему матросу 2-й статьи А.С. Зиновьеву. 1955 г.

На Коломзаводе А.С. Зиновьев проработал до 1955 года. Кроме основных обязанностей, охотно выполнял и многие общественные поручения. Главное же из них – был активным рабочим корреспондентом – писал заметки, статьи, корреспонденции о положении дел на предприятии в заводскую, городскую, областную и центральные газеты. Приведу в качестве примера заметку из газеты «Коломенский рабочий» от 28 июня 1927 года. Называлась она «Я предлагаю» и стоит в конце подпись «А. Зиновьев». Вот её текст: «Садик против главной конторы Коломзавода приведён в порядок. Посажены молодые деревца, устроены клумбы, аллейки. В обеденный перерыв в этом садике работающие Коломзавода могут отдохнуть на свежем воздухе, а вечером – погулять. В этом саду стоят два мраморных пьедестала, на которых когда-то стояли бюсты генералов, братьев Струве. Я предлагаю на этих пьедесталах установить бюсты великих революционеров – Карла Маркса и Владимира Ильича Ленина. Слово и дело за рабочими организациями Коломзавода».

ПАМЯТНЫМ событием для Алексея Степановича Зиновьева стало 7 октября 1935 года. Его пригласили в Москву, в Кремль. Там состоялась встреча бывших моряков – участников восстания на броненосце «Потёмкин» летом 1905 года. Председатель ЦИК СССР Г. И. Петровский вручил ветеранам Грамоты Центрального Исполнительного Комитета. О том событии Алексей Степанович поделился с читателями городской газеты: «Незабываемый день, особенно для меня. Мы опять вместе – старые матросы мятежного броненосца! Тут и Лычев, и Возниченко, тут и Алексеев, и Недбайло – все дорогие, знакомые. Многие лица уже изборождены глубокими морщинами. Время не убило той товарищеской спайки, которая тридцать лет тому назад объединила нас на восстание против проклятого самодержавия. При встрече друг с другом в первую минуту мы не могли даже говорить – так мы были рады, так потрясены. Мы обнимались – и по нашим лицам текли слёзы, мы жали друг другу руки – и вспоминали 1905-й, 1917-й и последующие годы. Все потёмкинцы во время Гражданской войны были красными партизанами или красногвардейцами».

А в год 50-летия восстания на броненосце «Потёмкин» Алексей Степанович Зиновьев был награждён орденом Красной Звезды. Вручил ему высокую государственную награду наш земляк Главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР Сергей Георгиевич Горшков.

Мне запомнилась встреча с Алексеем Степановичем Зиновьевым в редакции газеты «Коломенская правда». Состоялась она в год, предшествующий 50-летней годовщине Великой Октябрьской социалистической революции. Он пришёл в форменке. Полный комплект гвардейского военно-морского обмундирования А.С. Зиновьеву прислал в 1946 году командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С. Октябрьский. В этой форме Алексей Степанович приходил на встречи с жителями Коломны и района, нёс в массы слово ветерана.

Анатолий КУЗОВКИН.