Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Две войны Анны Обуховой

Номер 9 (738) от 11 марта 2015 г.На вопрос: сколько лет Вам исполнилось, когда началась война, – Анна Ивановна Самардакова (в девичестве Обухова) отвечает вопросом: какая?

Девочка из рязанской деревни Алпатьево Аня Обухова вместе с семьёй приехала в Коломну в 1931 году. Отца, работавшего на железной дороге, перевели на новое место службы. Поселились в Щурове.

После семилетки Аня решила поступить в медицинское училище на сестринское отделение. Училась на хорошо и отлично. Мечтала о медицинском институте. И как знать, эта её мечта могла осуществиться. Но мы ведь лишь предполагаем…

В июле 1939 года со свидетельством об окончании училища на руках Анна сразу же отправилась к первому своему месту работы. В яслях патефонного завода девушку уже ждали, она подрабатывала здесь нянечкой на ночных дежурствах во время учёбы, чтобы многодетная семья могла свести концы с концами. Отца к тому времени уже не было в живых.

Анна ещё не успела толком осмотреться на новом месте, когда пришла повестка из горвоенкомата. В конце ноября 1939 года началась советско-финляндская война. Потом, спустя годы, её долгое время именовали просто «финской кампанией». И замышлялась эта война как скорая и победоносная. Но советские военачальники обманулись в своих ожиданиях.

Как бы то ни было, коломенские девчонки, которым едва исполнилось восемнадцать, отправились на фронт – пять подруг, ещё вчера державших экзамен на аттестат зрелости.

Разместились по вагонам, и в путь, навстречу неизвестности. Выстукивали однообразный ритм на полустанках колёса, в котором слышалось: на-вой-ну, на-вой-ну… Эшелон шёл в Приполярье, к пункту назначения в Кандалакшу. Севернее, на Карельском перешейке, Красная Армия сражалась с белофиннами.

Времени на раскачку не было совсем, госпиталь едва справлялся с потоком раненых. Дни были похожи один на другой, и Анна часами не отходила от перевязочного стола. Бойцы прибывали не просто с огнестрельными ранениями, в основном в грудь и голову, всё больше становилось обмороженных. За окном стояли жесточайшие – под минус 40 – холода.

Финляндия хорошо подготовилась к зимней кампании. Леса буквально кишели снайперами, солдаты прозвали их «кукушками», стрелявшими наверняка. Финские отряды стояли на лыжах, великолепно ориентировались на местности, применяя приёмы партизанской войны.

А вот мы оказались к ней не готовы, и настоящей неожиданностью, добавившей не просто проблем, а до предела обострившей ситуацию, стали невиданные морозы, заставшие врасплох плохо экипированную армию, воевавшую в летнем обмундировании, в летнем белье, суконных шинелях и кирзовых сапогах. В операционной солдатиков на стол клали прямо в заледеневших сапогах, снять которые было невозможно.

Молоденькие медсёстры делали всё, чему научились в стенах медицинской школы, и даже больше, потому что никто из них и предположить не мог, что свои знания придётся применять вот так сразу и в таких жестоких, экстремальных условиях. Стояли во время операций у стерильного стола с хирургическим инструментом и перевязочным материалом, только успевая исполнять команды хирурга, давали наркоз, переливали кровь, перевязывали, ухаживали за тяжелоранеными…

Плакали – от того, что оказались так далеко от дома, что оказались в чужом холодном краю. Плакали от жалости к искалеченным войной людям, к тем, кто не вернётся назад. Плакали от собственной беспомощности, неумения, неопытности.

Слава богу, та война закончилась через 104 дня, в марте. Но в Коломну Анна Обухова и её подруги вернулись только в июне, когда были долечены все последние больные и раненые. Шёл 1940 год.

Настраивались на мирную жизнь. Бегали на танцы в парк с высоченными липами, что был на улице Комсомольской. Времени не замечали, оно летело вперёд, обещая счастливую заманчивую жизнь. Анна поступила в вечернюю школу в восьмой класс, чтобы получить среднее образование, её не оставляла мысль о медицинском институте.

А уже в апреле 1941-го всех участников войны с белофиннами призвали в горвоенкомат. И в военном билете появился у Ани Обуховой мобилизационный листок красного цвета с предписанием: по объявлению войны, не дожидаясь повестки, прибыть на сборный пункт в школу № 3.

День 22 июня 1941 года обещал коломенцам заслуженный отдых, как всегда гулянья по главной городской улице Октябрьской революции вечером под музыку, когда по обеим её сторонам прогуливался взад и вперёд принаряженный народ.

Как вдруг где-то пополудни радио, прервав обычные свои передачи, передало сообщение, что фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Советский Союз. И несмотря на какой-никакой уже военный опыт, для Ани и её подруг это известие стало сильнейшим потрясением, ведь и про красный листок в военном билете они успели позабыть.

Началась Великая Отечественная война. Уже через сутки медсёстры получали назначения к месту прохождения службы. Анну Обухову не сразу, после одного из подмосковных госпиталей, зачислили старшей медицинской сестрой в госпиталь в Щурове, располагавшийся в 30-й школе.

И всё повторилось сначала. Бессонные ночи, когда ты ловишь дыхание забывшегося в коротком сне бойца. Перевязки, обезболивающие уколы, окровавленные бинты. Два года изнурительной, всепоглощающей работы.

И только в 1943-м медицинский персонал с необходимым скарбом погрузился на станции Голутвин в эшелон и отправился на 3-й Белорусский фронт. Война катилась на Запад, и вместе с наступающими войсками двигался на Запад Анин госпиталь. Освобождали города Можайск, Вязьму, Смоленск. Что представляли собой русские города? Руины и пепелища. Что оставалось, гитлеровцы минировали. И часто операционный блок приходилось разворачивать в палатках, землянках.

Так и отмеряли вёрсты по истерзанной русской земле, пока не пришёл черёд Прибалтики и Восточной Пруссии…

Госпиталь был рассчитан на 200 коек, а принимал раненых числом всемеро больше. Сестринских рук катастрофически не хватало, приходилось работать по 20–22 часа в сутки, и никто не покидал больничную палату до тех пор, пока не будет обработан последний поступивший с переднего края раненый солдат или офицер.

Пять старших сестёр чувствовали себя хозяйками в госпитале и всю меру своей ответственности за жизни сотен советских солдат. В 1943 году старшей перевязочной сестре Анне Обуховой было присвоено звание младшего лейтенанта.

В том же году Обухову приняли в партию и избрали секретарём комсомольской организации. Комсомольцы решили взять шефство над тяжелоранеными, что означало – выходить каждого до полного выздоровления. Сдавали своим подшефным кровь, ежемесячно по 460 граммов. Оставались после смены у постели: кормили, писали письма родным, читали почту, газеты.

Сегодня у нас этот комсомольский почин может вызвать улыбку, а тогда подопечные Анны и её подруг выздоравливали быстрее. Доброта, участие, человеческая теплота бывают сильнее иных лекарств.

А потом с фронта приходили благодарственные письма: «Дорогая сестричка…»

P.S. В декабре 1944 года младший лейтенант Анна Ивановна Обухова была награждена боевым орденом Красной Звезды. Война для неё закончилась в Кёнигсберге.

Юрий ШИЛОВ.