Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Память нетленна

Номер 26 (704) от 9 июля 2014 г.В центре нашего города, в Мемориальном парке, на Аллее памяти коломенцев Героев Советского Союза установлено 19 бронзовых бюстов земляков – кавалеров Золотой Звезды. В этой шеренге и бюст гвардии капитана Бориса Никитовича Хитёва. 5 июня исполнилось 105 лет со дня рождения Бориса Никитовича. Но он прожил всего лишь 34 года: погиб в бою с немецко-фашистскими захватчиками в Великую Отечественную войну.

В НАЧАЛЕ 1970-х годов я собирал материалы о земляках-героях для книги «Золотое созвездие коломенцев». Тогда-то и довелось встретиться с вдовой Героя Советского Союза Бориса Никитовича Хитёва Марией Григорьевной Цвигун. Встреча произошла в её доме в городе Апрелевка Наро-Фоминского района Московской области.

ГЛЯДЯ на портрет мужа, Мария Григорьевна тихо начала рассказывать:
– Больше тридцати лет прошло, а он жив в моей памяти, в моём сердце. Помнят его и друзья наши по довоенным годам. А Борис имел много друзей. Он любил людей, отдавал им всё, что мог.

Я внимательно слушал Марию Григорьевну, следил за выражением её лица, особенно глаз. В них отражение той сложной гаммы чувств, которые вновь переживает сейчас, рассказывая о муже, эта приветливая симпатичная женщина.

  

 

Герой Советского союза Борис Никитович Хитёв.

– Борис очень любил музыку, художественную литературу. Великолепно читал Маяковского и Есенина – таких разных поэтов, знал хорошо произведения наших классиков и целыми часами мог по памяти читать товарищам их стихи и поэмы. Любил семью, детей. Был таким мужем, о котором каждая женщина мечтает. Он никогда не повышал тон. Всё скрашивал, если надо было, смягчал, для того, чтобы семейную жизнь сделать красивой. Да и вообще он мечтал о том, чтобы все люди жили красиво, содержательно, счастливо.

Мария Григорьевна как бы перелистывает страницы книги жизни своей и мужа. И в подкрепление своим воспоминаниям выкладывает на стол кипу писем, фронтовых треугольников. Их, написанных рукой Бориса то чернилами, то карандашом на различных по цвету и по форме листках бумаги, сохранилось немало.

ВОЙНА застала Марию и Бориса под Одессой, в местечке Слободка. Они приехали туда в отпуск. В Слободке жили родители Марии.

Но отдохнуть не удалось. Днём 22 июня узнали, что фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину. На одесский порт уже рано утром посыпались бомбы.

Мария и Борис заторопились домой, в Коломну.

В небывалом напряжении прошёл июль. Вести с фронта не радовали: враг всё дальше и дальше углублялся на нашу территорию. Всё больше и больше мужчин уходило на фронт. Пришёл черёд и Бориса Никитовича Хитёва. 10 августа коломенский военкомат призвал его в ряды Красной Армии.

Проводила его Мария до военкомата. Идти было недалеко. Жили они на улице Комсомольской в большом четырёхэтажном, как его тогда называли «итээровском» доме № 2. Борис был задумчив, но как всегда внимательный и нежный. На прощанье поцеловал жену, сказал просто и спокойно:
– Не волнуйся, жди меня. И главное, береги нашу будущую дочь, – и улыбнулся широко и… печально.

Да, он почему-то был уверен, что у них родится дочь. Непременно дочь. И даже имя ей дал – Танечка.

И действительно, вскоре Мария родила дочь. Как и уговаривались, назвали её Татьяной.

  

Мария Григорьевна Цвигун, почётный гражданин Наро-Фоминского района. Фото с сайта www.narofominsk.ru.

ПРИБАВИЛОСЬ забот Марии Григорьевне. Вместе с заводом выехать в эвакуацию в Сибирь она не смогла. Отправилась в далёкий путь одна. И тут судьба приготовила ей тяжёлое испытание. В Актюбинске дочка заболела корью. Спасти её не удалось.

Из полузабытья-оцепенения, вызванного нервным потрясением, Марию Григорьевну вывела неожиданная встреча с отцом и мамой. Несколько месяцев от них не было никаких известий. Мария считала, что они остались на оккупированной территории. И вдруг вот они, её родные старички, живые, здесь, в Казахстане! Это исцеляюще подействовало на здоровье женщины.

Через некоторое время Мария Григорьевна вместе с родителями уехала в город Белово Новосибирской области, куда был эвакуирован Коломенский патефонный завод. Среди друзей и родных ей стало легче. К тому же ещё одно радостное событие ждало её: на заводе сообщили адрес мужа. Беспокоясь за судьбу жены, он прислал письмо в партком предприятия, спрашивал о Марии.

И вскоре пошли на тихую улицу города в дом № 57, квартиру 5 письма-треугольники. Мария узнала, как складывалась армейская судьба её мужа.

ПОСЛЕ краткосрочных курсов Б.Н. Хитёва назначили командиром взвода. Боевое крещение он принял в январе 1942 года недалеко от города Наро-Фоминска. В одном из боёв был ранен в левую руку и плечо. Через несколько дней он написал жене: «Я никогда не думал, что так легко привыкнуть к картине боя. И представь себе, что ни чувства страха, или даже, я бы сказал, инстинкта самосохранения я не испытывал. Было лишь чувство неудовлетворённости, чувство, что жизнь отдаёшь слишком дёшево и бесполезно». 14 марта он сообщил: «Моя дорогая, я снова на фронте. 9-го был в бою. Сейчас я командую ротой… Обо мне не расстраивайся, береги себя. Ты ещё молода, у тебя всё впереди… Умирать я не собираюсь. Две пули не взяли, авось и третья не возьмёт».

Борис писал часто, во всяком случае всегда, когда позволяло время. И с большим нетерпением ждал весточек от любимой жены. Как-то в одном из писем признался: «Муся, каждая твоя строчка, чем она теплее и нежнее написана, вливает в меня больше сил, энергии, разжигает больше ненависти к этим чёрным душам, носившим когда-то почётное имя немцев и осквернённое ими до последних пределов…»

И Мария старалась как можно чаще писать мужу на фронт. Сообщала о делах на заводе, о товарищах и друзьях, о своей жизни и, не в силах написать мужу правду о дочери, свято лгала, описывая Борису, как растёт Танечка, что говорит, как выглядит…

Письмо, пришедшее в августе 1942 года, заставило Марию Григорьевну поволноваться и вновь пережить трагедию, разыгравшуюся зимой в Актюбинске. Борис сообщал, что его направляют на курсы в Военную академию имени М.В. Фрунзе, которая тогда находилась в Ташкенте. И он надеется на скорую встречу, а что она состоится – уверен.

Мария потеряла покой и сон. «Что я скажу Борису? Солгать ему в глаза не смогу. А сказать горькую правду язык отнимается». Но не встретиться с мужем – выше её сил.

Помогли товарищи по работе. Отправили Марию в командировку на один из ташкентских заводов.
Борис, как только увидел жену, сразу понял, что стряслось какое-то несчастье.
– Что… Что произошло? С дочкой что-то?

Мария глянула на него, и слёзы заполнили глаза:
– Нет у нас больше Танечки…

И лишь в гостинице, несколько придя в себя от волнения встречи, она поведала мужу горькую историю.

Он понял жену. Не упрекал её. Лишь молча прижал заплаканное лицо к своей груди и тихо сказал:
– Одни мы остались, Муся, одни. Нет дочки… Как же я ненавижу фашистов. Это они растоптали наше счастье… Возьми себя в руки, дорогая. А я постараюсь отомстить немцам. За тебя и за Татьянку…

Неделя пролетела как одно мгновенье. И вот уже пришла пора прощаться. Борис в последний раз обнял жену, поцеловал, подсадил на ступеньку вагона.

– До свидания, Муся, до свидания, родная!

А у неё почему-то вырвалось:
– Прощай, Боря!...

ГВАРДИИ капитана Б.Н. Хитёва направили офицером связи штаба 18-го гвардейского стрелкового корпуса. Он участвовал в боях на Орловско-Курском и Киевском направлениях. Погиб 14 сентября 1943 года при выполнении боевого задания, связанного с подготовкой к форсированию полноводного Днепра. Похоронили его в селе Гайворон Бахмачского района Черниговской области.

Мужественные и умелые действия Б.Н. Хитёва были отмечены орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

  

Сын Героя Владимир Хитёв у могилы отца Бориса Никитовича Хитёва. 13 сентября 1968 года.

Мария Григорьевна узнала о гибели мужа из письма, которое прислал ей друг Бориса парторг управления корпуса И.Д. Демьянов. Тёплое письмо отправил вдове командир корпуса генерал И.М. Афонин: «Слава о Вашем муже, как о герое, войдёт в историю борьбы нашего народа. Мария Григорьевна, воспитывайте своего ребёнка таким же преданным своей Родине, как и отец – Борис Никитович Хитёв».

А сыну Владимиру Хитёву в те дни не было ещё и двух месяцев…

Узнав о гибели мужа, Мария Григорьевна поклялась свято продолжить дело, ради которого отдал свою жизнь Борис – честно работать на благо Родины, своим трудом внося лепту в её расцвет и могущество. И ещё она дала клятву вырастить сына настоящим человеком.

Прошли годы, десятилетия. Сын Героя вырос. Отслужил положенный срок в армии. Окончил институт. Работал инженером в одном из московских НИИ.

Мария Григорьевна Цвигун после войны приехала в Подмосковье, поселилась в городе Апрелевка. В Коломну не было сил вернуться, здесь очень многое ей напоминало Бориса. Да и патефонного завода, где она работала мастером отделения цинкования и фосфатирования гальванического цеха, а Борис Никитович заведовал акустической лабораторией, не было, на его месте действовал завод текстильного машиностроения. В Апрелевке М.Г. Цвигун поступила на завод граммпластинок. На разных должностях трудилась, избиралась секретарём парткома предприятия, много лет возглавляла завод, который был крупнейшим не только в нашей стране, но и за рубежом. Мария Григорьевна отмечена высокими государственными наградами – орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почёта», медалями, ей присвоено почётное звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

Трудовая биография М.Г. Цвигун, вся её послевоенная жизнь – яркое свидетельство того, что клятву свою она выполнила.

Мария Григорьевна и Владимир не раз ездили в село Гайворон на могилу мужа и отца. Жители всегда тепло и приветливо встречали их. Приезжали они и в Коломну, чтобы возложить цветы к бюсту Бориса Никитовича Хитёва в Мемориальном парке.

Анатолий КУЗОВКИН.