Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Первый в золотом созвездии коломенцев

Номер 14 (692) от 16 апреля 2014 г.Сегодня исполняется 80 лет со дня учреждения самой почётной награды СССР – звания Герой Советского Союза. Это высшая степень отличия. Она была установлена Постановлением Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 16 апреля 1934 года. Звание присваивалось за личные или коллективные заслуги перед Советским государством и обществом, связанные с совершением героического подвига. Первыми Героями Советского Союза стали семеро отважных лётчиков, которые в невероятно сложных условиях Севера спасли более ста человек с затонувшего в Чукотском море парохода «Челюскин». С той поры до декабря 1991 года высшей степени отличия были удостоены 12745 человек. И в этом поистине золотом списке 55 человек, которые родились или жили на коломенской земле. Среди них люди различных воинских званий, представители разных родов войск: лётчики, моряки, артиллеристы, танкисты, пехотинцы. Первым Героем Советского Союза среди коломенцев стал в 1937 году Иван Тимофеевич Спирин. Этой награды он был удостоен за подвиг в мирные дни.

  

Комбриг И.Т. Спирин.
1936 г.

ЕЩЁ в царской России предпринимались попытки исследования и освоения Северного морского пути. Этим занимались различные экспедиции. Работа оживилась в советское время, с начала 1930-х годов.

Освоение Северного морского пути настоятельно требовало проникновения советской науки в неизученные области Полярного бассейна. Чрезвычайно важно было познать характер дрейфов льдов Центральной Арктики, установить его закономерности, выяснить направление течений в различных водных слоях Ледовитого океана и множество других вопросов, связанных с развитием навигации на Севере и, следовательно, развитием всего края. Не менее важными были и вопросы, связанные с периодическими непрохождениями радиоволн, работой различных радиоприборов в самых высоких широтах Арктики. Науке нужны были данные по геофизике, земному магнетизму, которые можно было получить в процессе непосредственных наблюдений в Центральной Арктике. Опыт исследователей Полярного бассейна подсказал смелый ход: многие из этих вопросов могут быть решены научной станцией, которую нужно создать на дрейфующем льду Северного полюса. Всё необходимое для её работы и полярников предполагалось доставить к Северному полюсу на самолётах.

Замысел смелый, но рискованный, он таил в себе много опасностей. Ведь ещё никто в мире не достигал Северного полюса на самолётах и не высаживался там на льдину.

Работы по осуществлению задуманного плана начались в сентябре 1936 года. Начальником экспедиции был назначен неутомимый полярный исследователь и талантливый учёный Отто Юльевич Шмидт. Требовалось осуществить огромный объём работ. В них принимали участие десятки заводских коллективов, работники НИИ и КБ, лётчики, учёные, авиационные конструкторы и метеорологи.

Тщательно подбирались кандидатуры лётчиков и штурманов. Флаг-штурманом, то есть главным штурманом будущей экспедиции О.Ю. Шмидт предложил назначить хорошо известного в авиационных кругах специалиста Ивана Тимофеевича Спирина. К лету 1936 года он успел сделать немало для развития штурманского дела. Приборы, расчёты, штурманские таблицы, инструкции, пособия – всё это составляло значительную часть работы Спирина. Но не меньшую занимали испытательные и рекордные полёты, в ходе которых проверялись и совершенствовались приборы, отрабатывалась методика штурманской службы, рождались новые приёмы воздушной навигации.

В ходе беседы со Спириным О.Ю. Шмидт сказал:

– Одна из важных задач – отыскать Северный полюс. Как вы представляете себе решение этой загадки?

– Решить её можно: для этого существуют разработанные нами приёмы воздушной навигации и астрономии. С их помощью можно достаточно точно определить в полёте местонахождение полюса.

Когда же речь зашла о конкретном решении задачи, Спирин назвал необходимую аппаратуру, перечислил серию штурманских и других специальных приборов и механизмов, которыми необходимо оснастить корабли.

Иван Тимофеевич с подчинёнными ему штурманами тщательнейшим образом произвели предварительный расчёт элементов полёта каждого этапа маршрута Москва – Архангельск – Нарьян-Мар – о. Рудольфа – Северный полюс. Составили картографические сетки с линиями радиопеленгов для определения места самолёта при полёте над безориентирной местностью или вне видимости земли, проработали запасные варианты на случай вынужденного отклонения от основного маршрута. Особое внимание было уделено астрономии. Спирин разработал методику астрономических определений и расчётов, подготовил специальные таблицы, с помощью которых в течение одной минуты можно было определить местонахождение самолёта, предварительно измерив секстантом высоту солнца. Он знал, как бывает тяжело, а порой и вовсе невозможно определить угол сноса, путевую скорость и другие навигационные элементы полёта, когда под самолётом нет ни единого пятнышка, за которое можно было бы уцепиться глазами. Одержимый страстью к изобретательству, он придумал небольшую четырёхсотграммовую бомбочку для создания искусственного ориентира. При разрыве стеклянной бомбочки на морских волнах или заснеженной поверхности образовывалось ярко-красное пятно, долго и хорошо приметное с самолёта. Это с виду немудрёное изобретение очень пригодилось штурманам потом, в полёте.

  

И.Т. Спирин (справа) и М.В. Водопьянов на Северном полюсе. 1937 г.

В ЭКСПЕДИЦИИ участвовали четыре тяжёлых четырёхмоторных самолёта АНТ-6 конструкции А.Н. Туполева и лёгкие одномоторные самолёты Р-5 и У-2 (они были заранее доставлены на остров Рудольфа), в задачу которых входила ближняя разведка погоды, облачности, льдов, и двухмоторный разведчик погоды, который должен был лететь впереди «главных сил» воздушной эскадры от Москвы до острова Рудольфа.

После многих дней ожидания погоды наконец-то 22 марта 1937 года ярко-оранжевый флагманский самолёт «СССР Н-170» оторвался от поля Центрального аэродрома Москвы. Спирин записал в бортовом журнале: «Взлёт – 12.30». Через несколько минут вся эскадра была в воздухе.

Синоптики не обещали благоприятных метеорологических условий по всему маршруту. И их опасения оправдались. Самолёты встретили зону сплошных облаков, туго набитых мокрым снегом. Пришлось прижиматься к земле. Мощные воздушные потоки заставляли штурмана внимательно следить за курсом, делать расчёты, выдавать командиру необходимые поправки.

А потом начался снегопад. И пришлось лётчику Герою Советского Союза Михаилу Васильевичу Водопьянову (а он же был и командиром всей эскадры воздушных кораблей) вести самолёт на высоте всего 30 метров над землёй. Лишь за Вологдой снегопад прекратился.

При подлёте к Архангельску погода вновь забесновалась. К тому же пришло сообщение, что из-за оттепели аэродром на реке Двине опасен для посадки. Пришлось садиться в Холмогорах.

Испытания первого этапа маршрута все экипажи выдержали. Но не менее трудным оказался и второй этап. Почти во всё время полёта неистовствовали снежные бури. Несмотря на это Спирин уверенно прокладывал курс сквозь пургу и снежные тучи над утомляющим однообразием белой тундры и вывел самолёт к Нарьян-Мару. Там задержались на тринадцать дней: непогода не давала возможности подняться в небо. Посоветовавшись, решили изменить маршрут. Вылетели на Новую Землю и уже оттуда на остров Рудольфа. И там из-за непогоды задержались.

Начальник экспедиции принял решение дождаться незначительного улучшения погодных условий и вылететь к полюсу на одном головном самолёте.

И вот 21 мая самолёт «СССР Н-170» с ярко выделявшейся надписью «Авиаарктика» тяжело оторвался от заснеженного аэродрома, и флаг-штурман И.Т. Спирин проложил курс на север.

Четыре часа летел самолёт над ледяным морем в серой мгле. Лишь трижды Спирину удалось измерить высоту солнца и рассчитать местоположение. Выручили приборы, которые он сам сконструировал: на них не влияли магнитные силы земли.

Самолёт шёл над облаками, когда Спирин зафиксировал, что вышли к полюсу. Иван Тимофеевич вышел из штурманской рубки и чуть глуховатым голосом произнёс: «Под нами полюс!»…

Лыжи тяжелогружёного самолёта коснулись льда Северного полюса в 11 часов 35 минут. Впоследствии И.Т. Спирин вспоминал: «На несколько секунд в отсеках воцаряется мёртвая тишина. Люди словно прислушиваются: как поведёт себя льдина под неожиданным грузом? Корабль стоит спокойно. Льдина выдержала. Общее молчание вдруг сменилось бурным взрывом радости. А что было потом – вообще трудно рассказать…».

А природа снова и снова проверяла готовность полярников к суровым законам Арктики. Пурга сбивала с ног, пыталась сорвать палатки, унести пришельцев в неведомую, завьюженную круговерть. Но люди не только сопротивлялись стихии – они продолжали обживать льдину. Строили из снежных кирпичей радиостанцию, кухню, утепляли палатки, готовили складские помещения.

Оставшиеся на острове Рудольфа корабли смогли вылететь к полюсу только 26 мая. Не без осложнений перелетели они на льдину зимовщиков. Лишь 5 июня прилетел в лагерь последний самолёт.

Все в сборе. Завершены и работы по оборудованию научной станции.

6 июня самолёты взяли курс на остров Рудольфа. Среди арктических льдов остались жить и работать на долгие месяцы четверо исследователей: начальник станции «Северный полюс» И.Д. Папанин, радист Э.Т. Кренкель, астроном Е.К. Фёдоров и гидролог П.П. Ширшов.

  

Генерал-майор И.Т. Спирин. Начало 1940-х гг. (Снимок публикуется впервые.)

ПРОШЛО немного времени, и страна узнала имена новых Героев Советского Союза.

ЦИК СССР 27 июня 1937 года принял Постановление, в котором говорилось: «За образцовое выполнение задания Правительства и героизм наградить участников Северной экспедиции, достигшей Северного полюса и основавшей полярную станцию на дрейфующем льду у полюса, званием Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина: 1. ШМИДТА О.Ю. – начальника экспедиции. 2. СПИРИНА И.Т. – майора, флаг-штурмана экспедиции». Всего в Постановлении были названы 8 человек.

На Грамоте, подписанной Председателем ЦИК СССР М. Калининым и секретарём ЦИК СССР И. Акуловым, которую торжественно вручили Ивану Тимофеевичу, стоит номер 21. Двадцать первым Героем страны стал наш земляк – уроженец Коломны, выросший от подсобного рабочего станции Голутвин до профессора, доктора географических наук, генерал-лейтенанта авиации. Его именем названы улицы в Москве и Коломне, бюст Героя установлен в городском Мемориальном парке.

Анатолий КУЗОВКИН.