Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Человек-легенда

Номер 28 (655) от 24 июля 2013 г.Впервые о писателе Иване Андреевиче Козлове я узнал из городской газеты «Коломенская правда», которую наша семья выписывала много лет. 9 декабря 1954 года газета начала публиковать главы из книги воспоминаний И.А. Козлова «Жизнь в борьбе». Чтение увлекло. С нетерпением ждал очередных номеров с продолжением. Немало любопытного услышал о нём, будучи учеником коломенской школы № 26, от учительницы истории Натальи Николаевны Гальпериной.

Иван Андреевич Козлов родился 22 июня (это по старому стилю, а по новому – 4 июля) 1888 года в селе Сандыри Коломенского уезда. В семье четверо детей. Прокормиться на небольшом наделе земли было трудно. Отец батрачил, а детей с ранних лет отдавали на заработки.

Одиннадцатилетнего Ваню Козлова устроили учеником в московский магазин. Тяжёлая работа, порою до восемнадцати часов в сутки, издевательства хозяина вынудили мальчика сбежать. Он поступил учеником на мебельную фабрику «Мюр и Мерелиз». Там познакомился с революционно настроенными рабочими.

Тянуло домой. Вернулся в Сандыри. Шестнадцатилетним пареньком поступил работать на Коломенский машиностроительный завод. Здесь втянулся в революционную борьбу. Боевое крещение получил во время революционных событий 1905 года. В ноябре вступил в партию большевиков. Принял активное участие в проведении 11 декабря 1905 года политической демонстрации рабочих Коломзавода, которую жестоко разогнали казаки недалеко от Рязанской городской заставы. Козлов был ранен в голову. Через некоторое время в Коломну нагрянул карательный отряд полковника Римана. Без суда и следствия на станции Голутвин было расстреляно 27 человек.

Ивану Козлову пришлось скрываться в соседнем городе Егорьевске. Через некоторое время вернулся в Коломну. Поработал немного кустарём­одиночкой, а затем с помощью друзей устроился на Коломзавод. И продолжил подпольную революционную деятельность. В апреле 1908 года вынужден был уехать в Москву и перейти на нелегальное положение профессионального революционера. И.А. Козлова избрали членом Московского окружного комитета большевистской партии. И начинается долгий опасный период его жизни.

В биографии Ивана Андреевича семь подполий, пять тюрем, два побега из ссылок, побег изпод расстрела, концлагерь, эмиграция.

ОБ Иване Андреевиче Козлове можно рассказывать много, так как его жизнь была очень интересной и насыщенной и до революционных событий 1917 года, и после установления Советской власти. Остановлюсь лишь на одном эпизоде его поистине героической биографии.

Летом 1941 года И.А. Козлов находился в Москве в больнице. Ему сделали две операции на глазах. На больничной койке Иван Андреевич и услышал в 12 часов дня 22 июня выступление по радио народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова, который сообщил о нападении на нашу страну фашистской Германии. Особенно запали в душу слова Вячеслава Михайловича о том, что всем народом воевать будем, и то, что нарком назвал войну Отечественной.

Иван Андреевич заспешил домой, а жил он тогда в Симферополе, где работал инструктором областного комитета партии.

Козлов настоял, чтобы у него до срока убрали повязку с глаз. Оказалось, что левый глаз и после операции ничего не воспринимал, а правый сохранил зрение на 15 процентов.

Как только сняли швы, не долечившись, И.А. Козлов уехал в Крым. Врачи строго-настрого наказали, чтобы он не занимался физическим трудом, не читал, не писал и ежедневно пускал в глаза капли. В этом случае они гарантировали, что зрение правого глаза не ухудшится.

Но разве мог Козлов с его беспокойным, борцовским характером сидеть сложа руки в тяжёлое время, когда шла война? Иван Андреевич пришёл в обком партии и потребовал, чтобы ему дали работу…

Шли недели, месяцы. Обстановка на фронте складывалась так, что стало ясно: Крым будет оккупирован фашистами. И тогда Козлов настоял, чтобы его направили на подпольную работу в тыл к врагу. Выбор пал на город Керчь. Там и появился за несколько дней до того, как в город вошли немецкие воинские части, пожилой человек в очках, с бородой и усами. По паспорту он значился Петром Ивановичем Вагиным. Фамилию такую Козлов выбрал не случайно: в его родном селе Сандыри Вагиных жило немало. Устроился работать младшим диспетчером в контору «Крымрыбакколхозсоюза».

55-летний Вагин не скрывал, что он бывший кустарь-столяр, 18 августа 1938 года Красноярским краевым судом был осуждён по статье 116-й Уголовного кодекса РСФСР к трём годам лишения свободы и из-под стражи освобождён 18 августа 1941 года по отбытии срока наказания.

Новый работник снял небольшую комнату. Вскоре к нему приехали жена и пятнадцатилетняя дочь.

Когда в город пришли немцы, Вагин достал свой инструмент и открыл столярно-слесарную мастерскую. Никто не знал, что под видом старика Вагина живёт и работает в Керчи секретарь Крымского подпольного комитета партии Иван Андреевич Козлов.

Народу в мастерскую заходило немало, поэтому обо всех городских новостях её хозяин узнавал довольно быстро. Так же быстро Вагин-Козлов и его друзья-подпольщики (в том числе фиктивные жена и дочь) распространяли всё, что считали нужным.

Козлову было приказано начать работу в оккупированной Керчи через два месяца после ухода в подполье. Но он и его товарищи не смогли спокойно смотреть на происходящее, на то, как фашисты наводили «новый порядок», потому и начали действовать сразу. Вошли в доверие к немцам, подыскали квартиры и для жилья, и для подпольной типографии, стали создавать боевые группы из рабочих, других патриотов. Однако эта работа была прекращена по той причине, что Красная Армия высадила десант и 28 декабря 1941 года гитлеровцы поспешно бежали из Керчи. Пришлось Козлову легализоваться и приступить к работе по восстановлению города.

А с октября 1943 года по март 1944 года И.А. Козлов руководил подпольным комитетом партии в Симферополе. Там он жил, имея паспорт на Ивана Андреевича Бунакова. Эта фамилия тоже была хорошо знакома Ивану Андреевичу. В юности в Сандырях у него был друг по фамилии Бунаков.

Много трудных и славных дел было на счету подпольщиков. Жизнь Козлова была подобна хождению по краю пропасти. Но пожилой, больной, полуслепой человек умело направлял деятельность подпольщиков Симферополя, партизан Крыма. Боевые заслуги И.А. Козлова были отмечены орденом Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» 1й степени.

О ТОМ трудном времени Иван Андреевич Козлов рассказал в книге воспоминаний «В Крымском подполье». В 1948 году автор был удостоен Сталинской премии.

Это была не первая литературная работа И.А. Козлова. Желание писать пришло к нему, когда он оказался на каторге, где познакомился с Михаилом Васильевичем Фрунзе. Но попытка написать о событиях Первой русской революции оказалась неудачной. Он понял, что не хватает грамотности, образования: за плечами были лишь три класса церковноприходской школы.

ВЕСНОЙ 1917 года И.А. Козлов возвратился в Россию из вынужденной эмиграции. Прибыл в бурлящий после Февральской революции Петроград. Встречался с людьми, которых знал, с которыми давно не виделся. Долгое время находился под впечатлением беседы с Алексеем Максимовичем Горьким. Писатель с пристрастием выспрашивал Козлова о его жизни и, расставаясь, произнёс: «Я не пророк, но предвижу – писать вы будете. У вас богатый жизненный опыт… Всё увиденное и пережитое не даст вам покоя и доведёт до писательства».

Слова знаменитого писателя оказались вещими. Поле Октябрьской революции судьба забросила И.А. Козлова на Украину: подпольная работа в Екатеринославе, в Севастополе, в Харькове…

  

Писатели Иван Андреевич Козлов (справа) и Александр Серафимович Серафимович.

Наступило мирное время, и И.А. Козлов решился на литературный труд. В 1920 году написал пьесу «Подполье». Её ставили на сценах рабочих, крестьянских и красноармейских клубов. В 1922 году была поставлена другая пьеса И.А. Козлова «Стена» – из жизни Владимирского каторжного централа. На материалах «тюремного университета» написал пьесу «На волю». А потом приступил к сочинению повести «Встряска».

Произведения И.А. Козлова получили одобрение его друга и учителя Александра Серафимовича Серафимовича. С ним Иван Андреевич был дружен до последнего дня жизни.

В 1923–25 годах И.А. Козлов учился в Высшем художественном литературном институте. После его окончания по решению ЦК РКП (б) уехал на работу в Новосибирск, заведовал отделом пропаганды обкома партии…

ПОСЛЕ Великой Отечественной войны здоровье Ивана Андреевича резко ухудшилось. Но он уже не мыслил себя без литературного труда. После книги «В Крымском подполье» о том же военном периоде написал книгу «В городе русской славы» (о Севастополе).

Была у Ивана Андреевича заветная мечта: написать книгу воспоминаний о прожитом и пережитом. И, несмотря на многие трудности, он свой замысел осуществил, написал книги «Жизнь в борьбе», «Ни время, ни расстояние», «Наш последний и решительный». Совершенно слепой, перенёсший несколько инсультов, писатель вынужден был работать над словом под диктовку, на слух, писать с помощью самодельного транспаранта. Большую помощь ему оказывала жена Александра Ивановна Смирнова­Козлова. По поручению Ивана Андреевича она разыскивала героев его будущих документально­беллетристических произведений, ездила в архивы, подбирала в библиотеках нужные книги, расшифровывала написанное сбивчивым почерком мужа.

Иван Андреевич Козлов умер 27 марта 1957 года. Его похоронили в Москве на Новодевичьем кладбище.

24 июня 1958 года общественность Коломны широко отметила 70-летие со дня рождения Ивана Андреевича Козлова. Во Дворце культуры тепловозостроителей состоялось торжественное собрание, на котором присутствовали коллеги­писатели, приехавшие из Москвы. Выступивший на вечере автор широко известной книги «Люди с чистой совестью» лауреат Сталинской премии Пётр Петрович Вершигора сказал: «Человек, чью память мы сегодня отмечаем, был выдающимся коллективистом и в жизни, и в литературе. Иван Андреевич Козлов раскрыл самую трудную сторону жизни – жизнь подпольщика, который не имеет права пользоваться записной книжкой. Книги Козлова являются и автобиографией, и в то же время революционной эпопеей».

П.П. Вершигора выразил уверенность, что наступит время, когда в Коломне будет стоять памятник Ивану Андреевичу Козлову.

Памятник И.А. Козлову не создан. А вот улица в честь писателя в городе есть. 2 июня 1958 года исполнительный комитет Коломенского городского Совета депутатов трудящихся постановил переименовать улицу Рязанскую и называть её отныне улицей Козлова.

Анатолий КУЗОВКИН.