Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Человек гвардейской закваски

Номер 19 (646) от 22 мая 2013 г.В один из осенних дней 1969 года в редакцию газеты «Коломенская правда» позвонил из села Лукерьино бригадир животноводов колхоза имени XXII съезда КПСС Павел Николаевич Абрамов (а я работал тогда корреспондентом сельскохозяйственного отдела): «Анатолий, неотложное дело есть, поговорить надо. К тебе можно приехать?». Конечно, говорю, приезжайте. И через час Абрамов вошёл в кабинет.

  
Павел Николаевич Абрамов.

– А дело-то у меня вот какое. Письмо я получил из Венгрии. – И Павел Николаевич протянул мне конверт.

Читаю письмо. В нём просьба к Павлу Николаевичу Абрамову как участнику освобождения Венгрии от немецко-фашистских захватчиков, поделиться воспоминаниями о боях осенью 1944 года.

– Анатолий, я кое-что набросал. Посмотри, подредактируй.

Я прочитал написанное Павлом Николаевичем, а потом ещё часа два беседовал с ним.

Через день показал Абрамову текст со сделанными вставками, добавлениями. Ещё кое-что уточнили. И Павел Николаевич отправил свои воспоминания заказным письмом в Венгрию.

Не прошло и месяца, как неожиданно появился в редакции улыбающийся Павел Николаевич. Показал венгерскую газету. На одной из страниц был напечатан его портрет и воспоминания.

– Вот, Анатолий, наш труд.

– Павел Николаевич, поздравляю Вас, Это, конечно, Ваш труд. А я чем мог, помог. С Вашего разрешения, напечатаю воспоминания в «Коломенской правде». На тематической странице «Сыновьям – о подвигах отцов».

– Не возражаю.

11 декабря 1969 года появилась большая статья П.Н. Абрамова под заголовком «Одни сутки из 1200, проведённых на фронте». А в качестве иллюстрации к материалу была помещена фотография гвардии старшего лейтенанта Павла Николаевича Абрамова, сделанная в 1945 году. Грудь отважного танкиста украшали шесть орденов и несколько медалей.

С ПАВЛОМ Николаевичем я встречался и раньше. Знал, что он в начале войны был председателем колхоза имени Сталина в Лукерьине, что отсюда ушёл на фронт в сорок втором рядовым, а вернулся через четыре года гвардии старшим лейтенантом.

Боевое крещение П.Н. Абрамов получил в боях под Москвой. 61-я сибирская стрелковая дивизия прибыла в марте 1942 года на Западный фронт и заняла оборону в районе Вязьмы. В составе одного из батальонов дивизии был красноармеец Абрамов.

Однажды разведка донесла, что в районе совхоза «Красный Октябрь» немцы предпримут наступление. Впереди пойдут танки.

Встретить их должны наши истребители танков.

Шестеро бойцов, в том числе и Павел Абрамов, скрытно ночью подготовили ячейки и залегли, имея каждый при себе противотанковые гранаты и бутылки с зажигательной смесью.

С рассветом шесть немецких танков устремились в узкую горловину между лесом и высотой. Выждав удобный момент, бойцы-истребители забросали их гранатами и бутылками с горючей жидкостью. Вспыхнули четыре бронированные машины. Одну из них подбил Абрамов. Два неповреждённых танка развернулись и стали уходить.

Неожиданно один из танков остановился недалеко от Абрамова. Экипаж выпрыгнул из него и бросился бежать.

Мысль сработала мгновенно: залезть в танк. Под огнём врага Павел пробрался к покинутой немцами машине, залез внутрь, дотронулся до рычагов. Бронированная машина оказалась послушна рукам водителя.

– Ребята, ко мне, – крикнул товарищам.

Пушку развернули, чтобы наши же не подбили, к тому же один из красноармейцев, встав на башню, усилено махал шапкой: «Мол, свои едут». Так и возвратились все истребители на вражеской машине в расположение своей части.

О смелом поступке узнал командир дивизии. Приехал к вечеру в часть, нашёл героев, расцеловал:

– Молодцы! Вот так надо Родину защищать.

Павла Николаевича Абрамова за тот бой наградили орденом Красного Знамени.

Через некоторое время его судьба круто изменилась. В одном из боёв Абрамова ранило: осколок разорвавшейся неподалёку немецкой мины раздробил ногу. С передовой в медсанбат доставил раненного санитар, земляк Павла, однофамилец Егор Абрамов. Пришлось полежать в госпитале. А оттуда направили солдата в танковое училище. Закончил его по ускоренной программе.

ВОЕННАЯ страда танкиста П.Н. Абрамова началась на Орловско-Курской дуге. Харьков, Кривой Рог, Яссы, Бухарест, Будапешт, Вена… Через эти города пролегли фронтовые дороги Павла Николаевича.

Сколько было боёв, скольких друзей потерял в огненном смерче войны танкист Абрамов! Сам несколько раз оказывался в критическом положении, когда, казалось бы, чудом оставался в живых, покидал подбитый горящий танк. Но не уходил с поля сражения. Пересаживался в другую машину и руководил боем до победного конца.

… Бои шли на территории Венгрии. Советские войска охватывали в кольцо столицу сателлита Германии. Фашисты отчаянно сопротивлялись. В настоящую крепость они превратили железнодорожную станцию Хаймашкер, через которую шло снабжение гитлеровских войск вооружением и боеприпасами.

Тогда-то и было принято решение направить в тыл фашистам советские танки. Командиром танкового рейда был назначен лейтенант Абрамов.

Более шести часов длился рейд. Ехали по просёлкам. Недалеко от Хаймашкера Абрамов решил выбраться на шоссе.

Немцы не ожидали здесь встречи с русскими танками и слишком поздно разгадали замысел советского командования.

Танкисты в упор били по укреплениям врага, расстреливали танки, паровозы, вагоны. В этом скоротечно проведённом бою танкисты лейтенанта Абрамова подбили 31 фашистский танк.

Командир танкового рейда, заместитель командира батальона лейтенант П.Н. Абрамов был награждён орденом Александра Невского.

А вскоре был предпринят ещё один глубокий рейд по тылам врага.

Противник создал сильный оборонительный рубеж Херед-Вершаг. Нужно было захватить ряд населённых пунктов и развить прорыв на север.

Командир 46-й гвардейской танковой бригады гвардии подполковник Н.М. Михно вызвал П.Н. Абрамова в штаб и сообщил о назначении командиром передового отряда. В подчинении его было 10 танков, рота автоматчиков, взвод сапёров, отделение разведчиков – всего 100 человек.

Задача была не из лёгких: «повиснуть на хвосте» отступающего противника и не дать ему возможности организовать оборону.

П.Н. Абрамов собрал командиров взводов. Посоветовались и приняли решение: выйти на дорогу, ведущую на Херед, построиться в колонну, развить максимальную скорость, не открывая огня, ворваться в город и уже там открыть огонь на полную мощь.

Замысел удался. Своими действиями танкисты Абрамова ввели фашистов в заблуждение: те приняли советские танки за свои отступающие части и не сделали ни одного выстрела.

Ворвавшись в Херед, танкисты и десантники открыли огонь из пушек, пулемётов, автоматов, Это так ошеломило врага, что фашисты открыли огонь только тогда, когда, проскочив город, советские танки выходили на северную его окраину. Здесь завязался ожесточённый бой. Но пути отступления немецких частей отрезаны. Вскоре подошли другие советские части, и Херед был полностью очищен от противника.

В тот же день, 5 декабря 1944 года, предприняв дерзкий бросок, танкисты Абрамова подошли к населённому пункту Надькекеньяш и после короткого, но жаркого боя овладели им. Вечером был освобождён ещё один сильно укреплённый населённый пункт – Эрдетарч.

П.Н. Абрамов по радио доложил об этом командиру бригады. И в ответ услышал:

– Молодцы! Вперёд, на Ваньярц! Ни минуты покоя фашистам.

Бои продолжались. А на груди отважного воина П.Н. Абрамова засверкал второй орден Александра Невского.

  

Старший лейтенант П.Н. Абрамов (в первом ряду третий слева) с боевыми товарищами. На обратной стороне снимка П.Н. Абрамов написал жене и дочери: «Шуре и Гале! Пусть эта фотография сохранит у вас память о боевых друзьях Великой Отечественной войны. Кто не жалея ни сил, ни жизни завоёвывал свободу и честь своей Великой Родине. Среди них найдёте и меня. Венгрия, февраль 1945 г. Павлик Абрамов. Слева тот, кого я заместитель».

9 мая 1945 года наступил долгожданный День Победы. Но не долго длилась мирная передышка для прославленной в боях 46-й гвардейской дважды Краснознамённой орденов Суворова и Кутузова Днестровско-Венской танковой бригады. Через несколько недель её передислоцировали на Дальний Восток, и там она приняла участие в войне с милитаристской Японией. В боях участвовал и командир танкового батальона гвардии старший лейтенант П.Н. Абрамов.

ИЗ РЯДОВ Советской Армии Павла Николаевича Абрамова демобилизовали в июне 1947 года. Вернулся в родное село. И колхозники вновь избрали его председателем сельхозартели. В этой должности работал почти тринадцать лет.

В начале 1960-х годов колхоз укрупнили. По рекомендации райкома партии председателем нового хозяйства избрали ветерана войны Алексея Константиновича Маринича. А Павел Николаевич Абрамов был у Маринича чем-то вроде «резерва главного командования». И в заместителях ходил, и, когда дело не заладилось у животноводов, возглавил этот трудный участок, и строительством занимался, и другими делами. Несмотря на перебои со здоровьем, не отказывался от общественных нагрузок. Двадцать лет исправно исполнял обязанности депутата Лукерьинского сельского Совета, был начальником штаба гражданской обороны колхоза, работал председателем районной комиссии по начислению пенсий колхозникам, народным заседателем в народном суде, секретарём парткома колхоза.

Долгих двадцать лет Павел Николаевич глубоко в душе таил боль постигшего его в 1937 году горя. 5 октября того страшного года арестовали его отца, 47-летнего Николая Васильевича Абрамова, бригадира лукерьинского колхоза. Его обвинили в контрреволюционной деятельности и 21 октября 1937 года расстреляли на Бутовском полигоне. Были репрессированы и дед, и дядя. И лишь 2 ноября 1957 года всех троих посмертно реабилитировали. Павла Николаевича официально перестали считать сыном врага народа. Незаслуженное обидное клеймо он носил двадцать лет, но, несмотря на это, верно служил своему народу, отличился и в бою, и в труде.

Заслуги Павла Николаевича Абрамова высоко оценены. Он был награждён двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Александра Невского, орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды, «Знак Почёта», медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За победу над Японией», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За освобождение Праги», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «50 лет Вооружённых Сил СССР».

Награды Павла Николаевича были укреплены на его гимнастёрке, в которой он прибыл из армии по демобилизации. Надевал он её не часто, лишь по особым поводам. Несмотря на прошедшие годы, гимнастёрка не была ему тесноватой, ветеран оставался всё это время строен и подтянут.

КАК-ТО, приехав в очередной раз в колхоз по заданию редакции газеты, я застал Павла Николаевича в окружении пионеров Лукерьинской школы. Ветеран рассказывал детям о минувших боях и походах. Ребята с заворожёнными глазами слушали бывшего гвардейца-танкиста. А возле них хлопотал кинооператор. Оказалось, прослышали о нашем земляке в столице. И вот по заказу Главной редакции передач для Москвы и Московской области группа работников телевидения приехала в Лукерьино, к П.Н. Абрамову. А через несколько дней по второй программе телевидения транслировалась передача «Разговор с земляками». Коломенцы встретились со своим земляком, ветераном войны и труда Павлом Николаевичем Абрамовым, с интересным человеком, настоящим патриотом.

П.Н. Абрамов умер 10 октября 1979 года, шёл ему 66-й год. Похоронили Павла Николаевича там, где он родился, в Лукерьине, на сельском кладбище.

Анатолий КУЗОВКИН.