Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Сподвижник Шавырина

Номер 45 (620) от 14 ноября 2012 г.В нашей истории есть особенное число – 19 ноября 1942 года. В этот день под Сталинградом началось мощное контрнаступление Советской Армии. Вскоре оно завершилось разгромом группировки фашистской армии, переломив ход Второй мировой войны. От знаменательной даты ведёт свой логичный отсчёт День ракетных войск и артиллерии, который отмечают и в коломенском Конструкторском бюро машиностроения, где в 1942 году была сосредоточена практически вся работа с миномётами. Гладкоствольная артиллерия сыграла огромную роль в Великой Отечественной войне: почти половину потерь в живой силе немцы понесли именно от миномётов.

Весной в КБМ отметили сразу два юбилея: 70-летие предприятия и 110-летие со дня рождения первого начальника и главного конструктора Б.И. Шавырина. Но в этом году ещё одна большая дата – 6 февраля исполнилось сто лет со дня рождения Алексея Георгиевича Соколова, ближайшего сподвижника Бориса Ивановича.

На фотографии А.Г. Соколов – с волевым взглядом, смотрит несколько испытующе, прямо и твёрдо. На одной стороне его пиджака расположены ордена и медали, на другой – два лауреатских знака Сталинской премии, а под ними – орден Красной Звезды, которым не часто, а только за особые заслуги в развитии военной науки и техники награждали штатских людей.

Их биографии с Шавыриным очень похожи. Оба ярославские. Соколов родился в деревне Горки Некоузского района. Оба рано стали взрослыми, когда пришлось самим зарабатывать на кусок хлеба: Шавырину – в пятнадцать лет, Соколову – в двенадцать. Шесть лет Алексей отработал на маслобойном заводе. Оттуда уехал в Гатчину Ленинградской области. Тогда город назывался по-революционному – Красногвардейск. Поступил на завод «Цветметштамп».

Обоих неудержимо тянуло к знаниям. И пусть разменяли уже третий десяток, начали учиться на рабфаке. Днём работали, вечером садились за книги. Следующий этап – институты, только в разных столицах. Шавырин поступил в Московское высшее техническое училище, Соколов – в Ленинградский военно-механический институт.

Именно в тот год, когда Соколов поступает в вуз, Шавырин переезжает в Ленинград, на заводе «Красный Арсенал» сначала разворачивает выпуск миномётов конструкции Н.А. Доровлева, затем создаёт собственную гамму вооружения для оснащения Красной Армии калибром 50, 82, 107, 120 мм.

Стране, которая в годы революции и Гражданской войны растеряла или уничтожила огромное количество образованных людей, специалистов, катастрофически не хватало инженерных кадров. В то же время выдвигаются яркие таланты из молодой пролетарской поросли.

Одним из таких инженеров-самородков стал Соколов. За десять лет на «Цветметштампе», не имея высшего образования, он последовательно прошёл все ступени: бригадир, мастер, старший мастер, начальник цеха, старший конструктор, начальник технического отдела.

Трудно сказать, где и когда познакомились два талантливых конструктора. Шавырин постоянно общался с представителями профессионального сообщества, был частым гостем и в Военмехе. По-видимому, кто-то из преподавателей обратил его внимание на студента четвёртого курса Алексея Соколова. И в ноябре 1940 года Соколов переходит работать по будущей специальности в КБ Шавырина, которое к тому времени перебазировалось в Научно-исследовательский институт № 13.

Вторжение гитлеровцев на территорию Советского Союза в июне 1941 года показало, как прав был Шавырин и его сподвижники, всеми силами стремившиеся форсировать работы по конструированию и наращиванию выпуска миномётов.

В августе 1941-го в Кремле, в главном кабинете страны, состоялась встреча Сталина с наркомом вооружений Устиновым и Шавыриным. Глава Госкомитета обороны СССР сформулировал неотложную задачу: сделать всё для увеличения производства так нужных на войне миномётов, особенно полковых, 120-миллиметровых, которые красноармейцы на фронтах уже тогда называли «шавыринскими». Требовалось упростить орудия без снижения боевых качеств. Решение этой проблемы было по плечу только специалистам самого высокого класса.

В один из пасмурных дней второй половины сентября 1941 года из блокадного Ленинграда в Москву вылетели два военно-транспортных самолёта с конструкторами миномётного вооружения, которых отобрал Шавырин. Среди них был и А.Г. Соколов.

Невероятно, но факт – за месяц с небольшим немногочисленный шавыринский коллектив, переработав своё же изделие, создал упрощённый вариант 120-мм миномёта, который можно было выпускать даже на гражданских заводах. Трудоёмкость изготовления снизилась почти вдвое, а расход материалов уменьшился более чем на четверть. В итоге поставки мощного оружия на фронт резко увеличились.

Ненадолго судьба привела конструктора-оружейника в Пермь, тогда город Молотов, где складывался костяк будущего знаменитого СКБ. А 11 апреля вышло постановление ГКО о создании в Коломне Специального конструкторского бюро по созданию миномётов.

По вешней воде из Камы в Волгу, а потом по Оке шёл пароход «Композитор Дунаевский». На его борту в свой будущий «порт приписки» плыли с семьями лучшие миномётные конструкторы и технологи нашей страны. Среди них был ведущий конструктор Соколов. На берегу тихой красавицы Оки, в стенах бывшего оборонного завода, эти люди продолжили своё важнейшее дело.

За огромный вклад в дело разгрома фашистской Германии в 1945 году в числе группы коломенских конструкторов А.Г. Соколов был награждён орденом Красной Звезды.

Основные труды Алексея Георгиевича во время и после войны были вложены не только в модернизацию, но и в создание особо мощных миномётов калибрами 160, 240 и 420 миллиметров. О степени участия Алексея Георгиевича в конструировании столь грозных образцов миномётного вооружения говорит редкий случай того времени: дважды, в 1950 и 1951 годах, Алексей Георгиевич стал лауреатом Сталинской премии.

В число созданных при его активном участии изделий входят морские бомбомёты МБУ-200, МБУ-600, БМБ-2.

Он же по поручению Шавырина стал одним из ведущих разработчиков безоткатных 82-мм и 107-мм артиллерийских орудий, которые до того момента в оборонной отрасли страны никто не делал. Надо подчеркнуть, что советские безоткатные орудия оказались мощнее и дешевле, чем у американцев.

Несколько позже А.Г. Соколов стал заместителем главного конструктора, долгие годы внутри предприятия возглавлял КБ-2. К тому времени СКБ перешло на ракетную тематику. В новую эпоху русский конструктор оружия вошёл мощно и уверенно.

Одной из важнейших задач КБ-2 было создание боевых машин ракетных комплексов и наземного оборудования для них. Две боевые машины были созданы для первого советского противотанкового ракетного комплекса (ПТРК) «Шмель». Соответствующие машины в дальнейшем создали для многих грозных изделий СКБ (с 1962 года КБМ): уникального ПТРК «Малютка» и первого в мире сверхзвукового ПТРК «Штурм», для непревзойдённых высокоточных ракетных комплексов «Точка» и «Ока». За «Оку» в 1981 году Соколов был награждён орденом Ленина.

Борис Иванович Шавырин всегда высоко ценил творческий талант, техническую и человеческую интуицию А.Г. Соколова. Стоит заметить, что именно Алексей Георгиевич, когда шла активная работа с безоткатными орудиями, обратил внимание на энергичную хватку и конструкторскую сметку молодого тогда С.П. Непобедимого – будущего преемника Шавырина. Об этом факте Сергей Павлович с теплотой написал в книге воспоминаний «Оружие двух эпох».

Как и для всех КБМовцев, главной для Алексея Георгиевича была работа. Всю жизнь он работал, как тогда, в войну, – до победного конца. Не только за кульманом в КБ, но и в постоянных командировках на испытательные полигоны, предприятия-смежники, в руководящие структуры в Москве. Дочь Алексея Георгиевича Ирина Алексеевна, которая, к слову, также много лет проработала в КБМ инженером-конструктором, вспоминает, что отец отсутствовал так часто, что его возвращения из командировок в семье были настоящими праздниками.

Но поколение этих людей умудрялось объять необъятное. Он совмещал работу с должностью депутата городского Совета депутатов трудящихся, а также ему не была чужда жизнь во всех её проявлениях. Причём, за что бы он ни брался, изучал дело досконально. Обожал охоту. Знал всё о птицах, которые водятся в наших краях, о породах собак, их повадках, болезнях и так далее. Каждую свободную минутку помогал жене по хозяйству. Когда было под шестьдесят, неожиданно фанатично увлёкся садом. Перелопатил груду книг по садоводству. Списался с известными селекционерами.

Он обладал великолепной памятью, аналитическим умом, всё изучал дотошно и глубоко, и никогда не был поверхностным человеком. Много читал и проводил время за кульманом, но никогда не носил очков и был невероятно меток: с первого выстрела попадал в летящего вальдшнепа. Глубоко уважал людей. Даже в преклонном возрасте не позволял себе занять место в автобусе, если стояла хотя бы одна женщина.

Алексей Георгиевич ушёл из жизни за 10 дней до 90-летия. Его трудовой стаж составил 63 года. Из них без малого полстолетия, до 1988 года, он работал в СКБ-КБМ. В числе заслуженных наград, помимо перечисленных, – два ордена Трудового Красного Знамени, орден «Знак Почёта», много медалей. Но дело не только в наградах и стаже.

Цепочка всех изделий предприятия – от миномётов до ракетных комплексов – вмещает в себя неоценимые результаты его незаурядного конструкторского дара. Глубоко советский человек, Александр Георгиевич всегда верил в свою страну. И многое из того, что было сделано, по-прежнему её защищает. И за это Алексею Георгиевичу Соколову – особенное спасибо.

Валерий ПЕТРОВ.