Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Жил интересами глухих детей

Номер 39 (614) от 3 октября 2012 г.Глухой. Так говорят о человеке, который ничего не слышит или слышит плохо. Способности слышать человек бывает лишён или от рождения, или вследствие перенесённой болезни. Однако слабослышащий или глухой ребёнок не обречён на изоляцию от общества. Им на помощь приходят специалисты-дефектологи, сурдопедагоги.

 

Сергей Никанорович Галанов.

ВОТ уже 80 лет в Коломне действует школа-интернат № 19. В ней обучаются глухонемые дети. А открыли её 20 сентября 1932 года во многом благодаря стараниям Сергея Никаноровича Галанова. Было ему тогда 50 лет, и считался он опытным руководителем детских учебных заведений, в которых занимались глухонемые дети.

Сергей Никанорович Галанов родился 18 июля 1882 года в семье крестьянина в глухой деревушке Толпыги Юхновского уезда Смоленской губернии. Рано проявил жажду к знаниям и обнаружил недюжинные способности к ученью. Начальное образование получил в Кикинской земской школе. Потом обучался в уездном училище. И по рекомендации учителя четырнадцатилетнему мальчику поручили вести занятия в сельской школе. Это и определило его дальнейший путь. Сергей Никанорович закончил учительскую семинарию, выдержал экзамен на звание уездного учителя при Московском учебном округе. До 1923 года работал в начальной сельской школе в Тверской губернии.

Десять лет С.Н. Галанов возглавлял Тверскую (Калининскую) школу глухонемых. С 1 сентября 1930 года по сентябрь 1932 года работал учителем Ульяновской школы глухонемых.

ВЫЗОВ в сентябре 1932 года в Москву, в Народный комиссариат просвещения РСФСР был для Сергея Никаноровича неожиданным. Узнал, что в уездном городе Коломне в ста с небольшим километрах к юго-востоку от столицы решено создать школу глухонемых и его, Галанова, назначают директором этого учебного заведения. От поручения не отказался и переехал с женой и дочерью в незнакомый для них город.

С документом Наркомпроса на руках пришёл С.Н. Галанов в отдел народного образования. Там сообщили, что подыскали под создающуюся специальную школу две комнаты в двухэтажном доме на Старо-Кирбатской улице, выделили учителей, но среди них не было ни одного специалиста, которые бы могли объясняться с глухонемыми детьми. Понимали их лишь Сергей Никанорович и его жена Антонина Александровна, имевшие немалый опыт работы с такими ребятами.

Начинать Сергею Никаноровичу пришлось буквально с нуля. Он метался по разным учреждениям, добивался нормального помещения для школы-интерната, одеял, башмаков, тетрадей, карандашей, улучшения питания и многого другого, чтобы наладить нормальный учебный процесс и быт. Ребят трудно было удержать в помещении, многих притягивала железная дорога (станция была недалеко) и они стремились убежать домой. Часто дежурные учителя вызывали директора по ночам из-за возникающих различных чрезвычайных ситуаций. Стало несколько легче, когда в здании освободилась маленькая комната и туда переехала семья Галановых. Скверным было снабжение продуктами. И Галановы, отрывая от своего скудного пайка, постоянно носили что-то детям.

Как маленькую, но такую необходимую победу, воспринял Сергей Никанорович весть о том, что при школе-интернате открывается столовая. Об этом даже проинформировала читателей городская газета «Коломенский рабочий». В номере от 8 октября 1932 года она написала: «При школе глухонемых с 6-го октября начнёт функционировать столовая, которая будет отпускать обед, ужины и завтраки учащимся школы глухонемых».

 

Занятия на свежем воздухе во дворе школы № 19.

А вот когда С.Н. Галанов добился большой победы – постановления исполкома горсовета о передаче под школу здания на Малой Запрудной улице, то радости на первых порах не испытывал из-за страха, что это решение вдруг отменят. Но переезд состоялся. И там, на новом месте, Сергей Никанорович начал создавать педагогический коллектив из настоящих профессионалов.

Школа росла и развивалась. В помещениях было чисто и опрятно. Прибранный двор, ухоженный сад. Всех, кто посещал школу, поражали размеренный ритм жизни учебного заведения и, конечно же, опрятные, приветливые дети, которые охотно и смело вступали в разговор с незнакомыми людьми. В 1941 году состоялся первый выпуск воспитанников Коломенской школы-интерната.

С НАЧАЛОМ Великой Отечественной войны школа была закрыта, но ненадолго. Уже в 1942 году в ней возобновились занятия. Неутомимый директор вместе с педагогами добился новых успехов. В первую очередь за счёт творческого подхода к решению стоящих перед коллективом задач.

С.Н. Галанов критически проанализировал практику специальной школы и настойчиво искал новых, более совершенных путей обучения и воспитания глухонемых детей. У Сергея Никаноровича сложились собственные взгляды на некоторые вопросы сурдопедагогической теории и практики. Он решительно боролся со всякого рода формализмом и схоластикой, требовал теснейшей связи обучения и воспитания с практической жизнью. Его глубокое убеждение: дети должны заговорить, и нацеливал педагогов на то, чтобы занимались с учащимися разговорной речью, связанной с различными видами деятельности и обслуживающей потребности непосредственного общения. Огромное значение придавал работе над речью во внеклассное время. Подчёркивал: «Мы никогда не научим глухонемого ребёнка говорить, если развитием словесной речи будем заниматься только в часы школьных занятий». И приказом по школе было вменено в обязанность всем работникам, включая технических служащих, общаться с детьми речью.

 

Ученики школы № 19 участвуют в смотре художественной самодеятельности.

Результаты не замедлили сказаться. Дети заговорили и понимали собеседника. Сергей Никанорович требовал, чтобы педагоги внедряли такие виды работы над речью, как отчёты учащихся о выполнении поручений, составление писем, заметок в стенную газету, ведение дневников. Большое значение придавал речевым играм. Возражал против раннего изучения грамматики. Был убеждён, что оно «не только не способствует правильному построению речи, но закладывает у глухонемого учащегося начало всяческих аграмматизмов, от которых потом трудно избавиться на протяжении всего курса обучения».

Много счастливых моментов пережил Сергей Никанорович от сознания, что в школе научили детей говорить. Вот тому яркий пример. Как-то после окончания учебного года за дочкой Маней Кириной приехал отец. По ряду причин он не видел её два года. За это время глухонемая девочка стала неплохо говорить. И отец, услышав, как она сказала: «Папа, здравствуй. Я тебя долго ждала», заплакал от радости и всё повторял: «Говорит… Говорит…».

В ШКОЛЕ большое внимание уделялось воспитательной работе. Сергей Никанорович вместе с коллективом увязывал её с бытовым трудом, с работой в мастерских и на пришкольном участке, с выполнением различных общественных поручений, с участием в кружках, во внутришкольных и в городских смотрах художественной самодеятельности, спортивных соревнованиях. Дети развивали свои способности.

Как-то (было это ещё в 1930-е годы) ученик Коля Молодчиков показал воспитательнице Ксении Дмитриевне Левкоевой сделанный им рисунок. На нём были изображены две женщины и мальчик. Коля пояснил, что он нарисовал себя и маму во время встречи с Надеждой Константиновной Крупской, которая и помогла ему устроиться в Коломенскую спецшколу. Николай окончил школу перед Великой Отечественной войной. Учительница много лет хранила этот рисунок своего воспитанника. И однажды спустя лет тридцать показала его в редакции журнала «В едином строю» (он выпускался Центральным правлением Всероссийского общества глухих) и сказала: «Николай Петрович Молодчиков поддерживает отношения со школой. Он ветеран труда, награждён орденом «Знак Почёта», живёт в посёлке Шатурторф Московской области».

Корреспондент журнала И. Львов заметил:
– Понимаю ваше естественное чувство гордости за своего ученика, рассказывающего о нём, гордящегося его успехами.

На что К.Д. Левкоева уточнила:
– Коля – ученик Сергея Никаноровича Галанова, кстати, и моего учителя. Прекраснейший был человек и педагог. Ребята в нём души не чаяли и звали «папой Серёжей». А я у Коли была воспитателем.

В год 800-летия Коломны я собирал материалы для словаря «Ими гордится Коломна». Связался с дочерью Сергея Никаноровича и получил от М.С. Галановой биографические сведения об отце. И не только. В письме она упомянула об одном интересном факте: «Помню, у одной девочки, окончившей школу, Гали Энгельбрехт, были большие неприятности на работе из-за отца. Мать девочки умерла. Девочка приехала за помощью к нам домой. Мой отец не успокоился до тех пор, пока не нашёл доказательства, что отец Гали был честным воином, погибшим в бою за Родину».

Сергей Никанорович Галанов воспитал много хороших людей и помог им, несмотря на глухоту, стать равноправными членами общества.

Беспартийного учителя, директора специальной школы Сергея Никаноровича Галанова несколько раз избирали депутатом Коломенского горсовета. Его долгий плодотворный труд отмечен государственными наградами – орденом Ленина, медалями, присвоением почётного звания «Заслуженный учитель школы РСФСР».

Умер С.Н. Галанов в Коломне после тяжёлой болезни 5 июля 1957 года. Урна с прахом похоронена в Москве на Пятницком кладбище.

Анатолий КУЗОВКИН.