Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Слово к ученикам

Номер 45 (569) от 16 ноября 2011 г.18 ноября исполняется 100 лет со дня рождения Андрея Павловича Радищева (1911–1997), педагога-просветителя, чьё имя вписано в историю нашего города. Выпускник Московского музыкально-инструкторского техникума, он в 1935 году приехал в Коломну, которая стала для него родным городом.

Всю свою жизнь Андрей Павлович посвятил детям. У него было одно место работы – коломенский Дом пионеров. Здесь он руководил хором, неизменным участником городских концертов и областных певческих смотров. Здесь занимался с юными пианистами и собирал ребят в походы.

А.П. Радищев стоял у истоков литературного краеведения страны. Вместе со своими учениками он изобрёл идеальную форму познания Родины – литературно-музыкально-исторические походы. За 25 лет походов были собраны материалы для Литературной карты СССР.

Сотням юных коломенцев он привил чувство прекрасного, открыл двери в безграничный мир знаний, помог стать увлечёнными, не устающими удивляться и радоваться жизни людьми.

В 1991 году благодарные ученики чествовали своего восьмидесятилетнего учителя. Андрей Павлович обратился тогда к ним с напутственным словом. Через двадцать лет оно не потеряло свою значимость. (Публикуется в сокращении).

«Всю свою жизнь в Коломне, начиная с 1935 года, я был окружён вами. Вы помогли мне познать себя самого, найти своё место в жизни, которому я никогда не изменял, не изменяю и пока жив – не изменю.

Работа с вами предъявляла ко мне как к руководителю высокие требования. Накапливая опыт в литературных походах, на музыкальных занятиях, учась на своих ошибках, я понял, что роль педагога-воспитателя состоит не в механическом перекачивании почерпнутых в книгах знаний, а в живой творческой работе с детским коллективом, где происходит взаимное обогащение педагога и учеников. За эту науку вам великое спасибо.

Вы все – разные и неповторимые. Каждый, став взрослым, идёт по жизни своим путём. Являясь представителями разных поколений, некоторые из вас не знают друг друга. Для меня же вы все – единая семья. Но как у старшего у меня перед вами есть одно преимущество. Кто-то путешествовал со мной два–три года, кто-то пел в хоре пять–десять лет. А я ходил с вами в походы 25 лет и с хором занимался почти 40.

В чем вижу смысл нашего многолетнего содружества?

В первый большой поход, на Бородинское поле, мы пошли в 1948 году. В эти же послевоенные годы совершали маленькие путешествия и поездки в Озёры, Дулебино, в Бронницы, Авдотьино, Абрамцево, Мураново, в Клин.

Начинал я тогда буквально с нуля, без какой-либо теоретической подготовки. Мало знал о тех местах, по которым нам предстояло пройти, о писателях, с которыми эти места связаны. Порой остро чувствовал свою беспомощность. Но я был требователен к себе. Приходилось постоянно пополнять свою копилку знаний. Я не рисуюсь. Просто хочу подчеркнуть бесконечность, безграничность знаний, которые надо иметь человеку. Недаром потом родился у нас лозунг: «Поход закончился – да здравствует поход!».

Мы возвращались из очередного путешествия и сразу окунались в работу: приводили в порядок походные дневники, оформляли собранные материалы, заводили переписку с музеями, новыми знакомыми, разрабатывали маршрут следующего похода и читали, читали…

Пятидесятые–шестидесятые годы. В дома пришло телевидение. И вот какие проблемы возникли. Народ начал отдаляться от природы, от книг. На жизнь стали смотреть через голубой экран. Всё чаще слышались разговоры, что книга с развитием телевидения умрёт. Ничего подобного. Я горячий сторонник обратного. Ведь в чём смысл книги? Мы читаем эти знаки на печатных страницах и у себя в голове создаем собственные образы, именно собственные. Чтение – творческий процесс. Книга развивает фантазию, заставляет трудиться ум и душу, помогает человеку быть созидателем, творцом, а не потребителем. Так же как с книгой, человеку важна живая связь с природой.

Вот по телевизору показывают Михайловские рощи, Кавказские горы. А мы пешком прошли всю Военно-Грузинскую дорогу от Владикавказа до Тбилиси. Стоим на Крестовом перевале – 2395 метров над уровнем моря! Внизу серебряной ниточкой течёт Арагви. Вдали орёл висит в воздухе. И кто-то из ребят невольно, с волнением выдыхает:

Кавказ надо мною. Один в вышине
Стою над снегами у края стремнины.
Орёл, с отдалённой поднявшись вершины,
Парит неподвижно со мной наравне.

Вдруг подул холодный ветер, посыпал дождь со снегом. Мы заторопились вниз и сразу попали в солнце, в яркие цветы альпийских лугов.

Или приезжаем в Михайловское. Идём по аллее, по которой Пушкин прохаживался с Анной Керн. Спотыкаемся о корявые корни, дотрагиваемся до шершавых стволов старых деревьев. Может, некоторые из них ровесники поэта?

И в Михайловском, и на Крестовом перевале мы всем своим существом ощущали реальность этих дорогих мест. По полноте впечатлений, чувств, мыслей такое непосредственное прикосновение к природе, к жизни ушедших от нас людей разве можно с чем-то сравнить?

А с какими людьми мы общались! Своим духовным отцом считаем Ираклия Луарсабовича Андроникова, замечательного писателя, литературоведа и удивительного рассказчика. Он стоял у истоков наших походов. Познакомились с ним в 1953 году. Он называл нас ветеранами литературного труда. Пригласили как-то его на областной слёт туристов. Сидим вечером у костра. Тепло, звёздное небо над головой. Шутки, смех – Андроников рассказывает. Мы его привыкли слушать в больших залах, со сцены. А тут рядом. И такая самоотдача, такое желание писателя заразить нас литературой, наполненной не выдуманными, а реальными людьми. Незабываемая встреча!

Ещё одно памятное знакомство – с Юрием Львовичем Давыдовым, племянником Чайковского и внуком декабриста Василия Львовича Давыдова, у которого в Каменке, на Украине, бывал Пушкин.

Юрия Львовича застали довольно глубоким стариком, но был он стройный, энергичный и поразительно похож на старого Петра Ильича. Входим в дом-музей композитора. Навстречу Юрий Львович. Машет приветливо: «О, коломенские пилигримы!». Гуляем по аллеям, сидим на веранде, беседуем. «Вы думаете я сейчас скажу, что Пётр Ильич – это великий композитор? Нет, прежде всего – он великий труженик. У него был чёткий распорядок дня. Он много гулял, но обязательно с записной нотной книжечкой».

Юрий Львович многое помнил. Семнадцатилетним юношей он сопровождал Чайковского, когда композитор поехал в Петербург дирижировать своей последней симфонией. Эта поездка оказалась трагической: Пётр Ильич, по известной нам версии, заболел холерой и скоропостижно скончался.

Пожимаю руку моему собеседнику и как будто здороваюсь с самим Чайковским. Потом моё воображение разыгралось. Юрий Львович рассказывал, как он ездил в Каменку к бабушке, застал её живой. Александра Ивановна помнила молодого Пушкина, наверняка, держала руку поэта. И к своему удивлению я почувствовал, как через теплоту руки Юрия Львовича до меня дошло тепло руки Александра Сергеевича Пушкина.

Такие встречи имеют глубокий смысл. Ведь это личностное прикосновение одного поколения к другому. А в чём состоит смысл жизни человека? В том, чтобы ощущать себя звеном в цепочке поколений и не дать этой цепочке прерваться.

Цените жизнь и общайтесь, больше общайтесь».

Андрей Павлович Радищев.

PS Вечера, посвящённые 100-летию А.П. Радищева состоятся: 18 ноября, в 16 часов – в Центре детского творчества (улица Малышева, 19а), 23 ноября, в 16 часов – в Центральном выставочном зале (ТЦ «Глобус»).