Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Математическая точность в языке

Номер 31 (555) от 10 августа 2011 г.Издавна считалось, что все люди делятся на «физиков» и «лириков», у одних склонность к точным наукам, у других – к образному мышлению. Но выпускник гимназии № 8 Алексей Козлов стал исключением, которое, как всегда, только подчёркивает правило. Его результат – 100 баллов по ЕГЭ по русскому языку и математике, 96 – по литературе. К тому же этот талантливый юноша неоднократный призёр различных областных олимпиад, победитель Всероссийских олимпиад по русскому языку и истории. Недавно он зачислен на филологический факультет МГУ, отделение теоретической и прикладной лингвистики.

Наша встреча с Алексеем произошла по ещё одному приятному поводу: на Девятой международной олимпиаде по теоретической, математической и прикладной лингвистике, которая прошла с 25 по 29 июля в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США), он завоевал малую золотую медаль, набрав 66 баллов из 100. Участникам было предложено решить всего пять задач, но каких! О морфологии языка индейцев меномини, орфографии фарерского языка, синтаксисе африканского языка ваи, семантике языка империи ацтеков науатль и структуре штрихкодов.

– Алексей, было сложно?
– Да. Очень сложно. Особенно трудной была задача на принципы формирования штрихкода. Если максимальное количество баллов за каждое задание – 20, то средний балл по этому заданию был 0,8. Я тоже с ней не очень-то справился, написал только самое очевидное. Самой интересной была задача о языке древних ацтеков, автор которой наш соотечественник. Надо было догадаться, что жена по-древнеацтекски – это владелец мужчины, а мать – владелец ребёнка. Сложно было сопоставить ацтекские слова и русский перевод в перепутанном порядке.

– Что тебе помогало: знание языка, логика, мышление?
– Логика была главной, а с лингвистикой разобрался с помощью математики, надо было понять структуру, конструкции языка, выделить составные элементы. Помогало знание исторической грамматики русского языка, которую я изучал для московской олимпиады.

– Как попал на международный конкурс?
– Туда едут победители национальных олимпиад. Так как у нас нет всероссийской лингвистической олимпиады, а проводятся отдельно московская и петербургская, то я пошёл на московскую, где мог участвовать любой желающий, и стал победителем.

– Как готовился к международному конкурсу?
– Решал лингвистические задачи, их немного, потому что создаются они специально к таким олимпиадам.

– А как общались между собой участники?
– Меня удивило, что многие знают русский язык. И участники, и жюри, которое на две трети состояло из русских и русскоговорящих болгар. Все люди хорошие, весёлые. Мы подружились. Никакой спортивной злобы на таких серьёзных мероприятиях не бывает. Туда приезжают люди высокоинтеллигентные, соблюдающие правила честной игры. То есть цель не только победить, но и получить удовольствие от процесса.

– На олимпиаде были задачи по уже не существующим языкам древних ацтеков, индейцев, как их можно решить, не зная язык?
– На самом деле для того, чтобы олимпиада прошла успешно, участники не должны знать язык, на котором даются задачи. Для их решения нужны логика и представление, как устроен язык. Предположим, есть несколько предложений на языке «тумбо-юмбо» и их перевод на язык «юмбо-тумбо», и наоборот. Надо заметить аналогии, параллели.

– Когда ты начал увлекаться лингвистикой?
– Похоже, я ею ещё увлекаться не начал, математической или прикладной лингвистикой занялся совсем недавно. А вот русским языком и филологией я занимаюсь действительно давно, потому что моя мама, Анна Юрьевна Козлова, – кандидат филологических наук, доцент, преподаёт на филфаке МГОСГИ.

– Считается, что человек либо физик, либо лирик. Ты одновременно являешься и тем, и другим.
  – Знаете, Андрей Анатольевич Зализняк, один из ведущих лингвистов современности, считает, что в школе математику и русский язык должен преподавать один и тот же человек.

– Ты стал студентом филфака МГУ, давно принял это решение?
– Очень давно, моя мама тоже заканчивала этот факультет, но выбрал отделение теоретической и прикладной лингвистики сравнительно недавно. Очень жалко, что у меня в программе не будет литературы. Как это без антички (античной литературы – прим. автора), без фольклора? Зато будет 144 часа математического анализа. Лингвистика сейчас выходит из филологии, это уже не столько лирика, сколько что-то прикладное.

– Что подразумевается под словами «прикладная лингвистика»? Как это можно использовать в повседневной жизни?
– Например, сейчас пока очень слабо развиты онлайн-переводчики именно с русского языка и на русский. Это потому, что наш язык плохо описан, поэтому и переводы некачественные. Так что поле большое для работы.

– Чем ты ещё увлекаешься?
– Люблю литературу и оперную музыку, не могу сказать, что очень хорошо в ней разбираюсь, но времени много впереди.

– Остался ещё один месяц каникул, как ты его решил использовать?
– Поеду в интеллектуальный лагерь сначала в Мордовию, в Саранск, там пройдёт молодёжный чемпионат по игре «Что? Где? Когда?», а потом в Переславль-Залесский на Плещеево озеро, тоже в интеллектуальный детский лагерь.

– Кем ты себя видишь после окончания университета?
– Пока я планов не строю, кто знает, что мне может понравиться. Может, захочу работать в Яндексе в IT-службе (от англ. information technology – информационные технологии). Кстати, Яндекс был нашим спонсором, оплачивал билеты на самолёт и проживание. Может, захочу работать в науке или преподавать, возможно, стану программистом. У меня ещё есть время выбрать, кем быть.

Беседовала Елена ЛИФАНТЬЕВА.