Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Героем стал на Балтике

Номер 7 (531) от 24 февраля 2011 г.Событие, произошедшее в конце октября 1973 года в Ленинграде, несказанно обрадовало Героя Советского Союза капитана первого ранга в отставке Василия Михайловича Старостина. В городе, который он защищал в Великую Отечественную войну и в котором остался жить после её окончания, был торжественно открыт памятник, имеющий к нему, ветерану Балтийского флота, самое непосредственное отношение. У самой кромки моря на гранитном постаменте установили торпедный катер «Комсомолец». Архитектору 12-й мастерской института «Ленпроект» А. Травникову удалось создать впечатляющий мемориал: создаётся впечатление, что стремительный торпедный катер рвётся с каменного пьедестала в море, в бой… Этот памятник о многом напомнил Василию Михайловичу Старостину.

С первого и до последнего дня войны В.М. Старостину пришлось принять самое непосредственное участие почти во всех боевых действиях торпедных катеров на Балтийском море. Вместе с другими товарищами не раз проводил караваны транспортов, выполнял минные постановки на форватерах и у баз противника, высаживал на берег врага разведывательно-диверсионные группы, принимал участие в поддержке наших дозоров, вёл борьбу с подводными лодками противника, а также участвовал в поисках и атаках кораблей противника, во многих десантных и других операциях.

Наибольшую активность катера, которыми командовал В.М. Старостин, развили в 1944 году. К этому времени блокада Ленинграда была прорвана, советские войска отбросили гитлеровцев на реку Нарву. Фашисты, боясь высадки десанта в их тыл, создали в районе Нарвского залива подвижные дозоры, состоящие из большого количества катеров, тральщиков и сторожевых кораблей. Чтобы затруднить плавание советских торпедных катеров, немцы выставили ещё так называемые мины-ловушки. Немало наших катеров подорвалось на них. Но это не останавливало советских моряков. Они смело шли в море, находили вражеские суда и топили их.

В ЧЕТВЕРГ 1 июня 1944 года газета «Коломенский рабочий» опубликовала подборку информаций «От Советского информбюро». В ней, в частности, говорилось: «В ночь на 30 мая корабли Балтийского флота атаковали в Нарвском заливе три тральщика противника. В результате атаки потоплены два тральщика. Третьему немецкому тральщику нанесены серьёзные повреждения».

Никто из коломенцев, конечно же, не мог знать, что к этому событию имеет непосредственное отношение наш земляк Василий Михайлович Старостин.

Та ночь выдалась тёмная и ненастная. Четыре торпедных катера под командованием В.М. Старостина, отчалив от пирса, взяли курс на запад. Старостин повёл свой отряд малым ходом, прижимаясь к берегу. Он был уверен, что фашисты не ждут советских кораблей с этой стороны. Гитлеровцы внимательно следили за открытым морем. К тому же, что-либо рассмотреть на фоне тёмного берега вряд ли удастся самому «глазастому» вахтенному; всё сливается в одну чёрную береговую полосу.

На востоке чуть забрезжил рассвет. И на светлеющей полоске неба сигнальщик увидел силуэты нескольких фашистских судов: тральщиков и сторожевых кораблей. «Подойти как можно ближе, не дать противнику обнаружить себя, – рассудил Старостин. – Ведь у нас такое весомое преимущество – скрытность и надо сполна использовать это ценное качество». И командир отдаёт кажущийся странным приказ: «Сбавить скорость, двигаться наперерез немецким кораблям».

С каждым оборотом винта приближались катера к вражеским судам. Те всё явственнее вырисовывались на фоне светлеющей полоски неба.

Катера подошли на расстояние торпедного удара. Наступает самый ответственный момент. Командир отряда распределяет цели. По радио до всех командиров катеров доносится приказ Старостина:
– Атака! Задоя – головной! Кривошеин – второй! Макаров – третий! Я атакую четвёртый.

И катера, прибавив ходу, устремляются на врага в торпедную атаку.

Долгожданный торпедный залп.

Лишь после этого гитлеровцы заметили храбрецов и открыли беспорядочную стрельбу. Но поздно. Раздаются оглушительные взрывы торпед. А катера, отвернув, увеличили ход и вскоре растворились в предбереговой мгле.

Итоги того боя и были сообщены в оперативной сводке Совинформбюро. А спустя несколько дней по уточнённым данным стало известно, что после того памятного боя затонуло три тральщика. Это была большая победа отряда Старостина. К тому же это была первая победа кораблей Балтийского флота в летней кампании 1944 года.

О командире 1-го отряда 3-го дивизиона бригады торпедных катеров капитане 3-го ранга В.М. Старостине заговорили в бригаде, на всём флоте.

После удачного ночного боя катерники вернулись в Кронштадт, чтобы пополнить боезапас, залить баки горючим да сменить на одном из катеров вышедший из строя мотор.

ЧЕРЕЗ неделю отряд Старостина встретил в открытом море несколько немецких кораблей. Командир принял решение атаковать их. Он выводит торпедные катера как можно ближе к фашистским судам, чтобы с минимального расстояния дать по ним прицельный залп.

Дерзкая атака увенчалась большим успехом. Два тральщика от прямого попадания торпед затонули, один был подорван. Старостин же не потерял ни одного катера.

16 июня катерники Старостина, находясь в свободном поиске, наткнулись на большой отряд немецких судов. Вновь дерзкая атака – и вновь победа.

Тяжёлый бой произошёл в ночь с 16 на 17 июля.

В.М. Старостин неожиданно принял радиограмму от капитан-лейтенанта А.Г. Свердлова: «Обнаружил большую группу кораблей. Иди на помощь».

Раздумывать было нечего. Катера Старостина сменили курс и менее чем за тридцать минут были у места боя.

По команде Старостина катера устремились на фашистские суда.

Враг с каждой минутой всё ближе и ближе. Его корабли ощетинились дулами орудий. Нервы напряжены до предела.

От прямого попадания взорвался катер лейтенанта Панкова. А другие уверенно несутся вперёд, на врага. Старостин решил сблизиться с фашистскими кораблями на минимальное расстояние, чтобы уверенно поразить цель.

Командир в рубке крепко стоит на ногах, устремившись вперёд. Быстро приближаются громады вражеских кораблей. Вот они почти рядом, и лишь тогда раздаётся короткая, как выстрел, команда Старостина: «Залп!»

Торпеды устремляются к цели. А катера, отвернув, ложатся на обратный курс. За спинами моряков слышны мощные взрывы. Задача выполнена.

Настроение отличное. И в этот момент катер Кривошеина налетел на мину. К счастью, никто не пострадал. По приказу Старостина наиболее опасные места, где фашисты поставили много мин, катера проходили на максимальных скоростях. И мина срабатывала чуть позже, когда катер проносился над ней. Так получилось и на этот раз.

Подобрав товарищей из воды на борт катеров, отряд взял курс на базу.

Катер Старостина стал заметно сбавлять ход. Через большие пробоины (осколки фашистского снаряда попали в борт, когда катер разворачивался после атаки) вода быстро наполняла отсеки. Другие катера тоже стали сбавлять ход, видя опасное состояние судна командира.

Старостин хладнокровно стоял в рубке, не показывая своим поведением, что положение стало угрожающим. Его мысль лихорадочно работала: «Надо искать выход из создавшегося положения. До базы не дойти. Воды уже много».

Командир посмотрел через люк на радиста мичмана Григория Юнкера. Кажется, только что тот был по колено в воде, и вот она уже доходит ему до груди. Но моряк продолжает держать связь с другими катерами и берегом. Мотористы, стоя в воде, обеспечивали бесперебойную работу моторов. Старший лейтенант Борис Фруль и главный старшина Александр Назаренко, крепко ухватившись за рукоятки дросселей, держат по указанию командира отряда полный ход.

А вода всё поступает и поступает. Остаётся одно – выбрасываться на берег. Но куда? Кругом камни. И вдруг Старостин вспомнил, что в стороне от базы есть небольшая песчаная полоска. Там спасение…
– Полный вперёд! Лево руля! – командует командир.
Катер вздрагивает и устремляется к берегу. Через некоторое время с ходу вылетает на песок. Люди и катер спасены.

ПОСЛЕДНЮЮ боевую операцию В.М. Старостин провёл 9 мая 1945 года – высадил десант на датский остров Борнхольм. Это было в тот день, когда вся страна узнала о победном завершении Великой Отечественной войны. Фашистская Германия капитулировала. Но отдельные части ещё продолжали сопротивление, в том числе и на Борнхольме.

Нелепо, несправедливо было бы, пройдя всю войну, погибнуть в тот день, который назвали долгожданным словом «Победа». Но Старостин был в первую очередь воин. И, услышав сигнал боевой тревоги, он, не раздумывая, приступил к выполнению поставленной задачи. К великому счастью, он остался жив. Но в тот яркий весенний день на его голове увеличилось число серебристых волос.

Вечером, когда Борнхольм был освобождён, Старостин с моряками отметил День Победы. И перед его мысленным взором чередой прошли все долгие 1418 дней и ночей священной войны, боевой опасной жизни. С первой минуты разбойного нападения фашистской Германии Василий Михайлович Старостин был уверен: враг будет разбит, победа будет за нами. И всеми своими помыслами, делами старался приблизить её.

Боевые дела отважного катерника В.М. Старостина были высоко оценены. 22 июля 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза, он был награждён орденами Ленина, дважды – Красного Знамени, Ушакова II степени, Отечественной войны I степени, дважды – орденами Красной Звезды, медалями.

После войны мужественный моряк, умелый командир-воспитатель капитан I ранга В.М. Старостин ещё десять лет служил в Военно-морском флоте. Его избирали депутатом Верховного Совета РСФСР по Кронштадскому избирательному округу.

Жители села Горки Коломенского района (а в этом селе Василий Михайлович Старостин родился 7 февраля 1911 года в крестьянской семье, учился в начальной школе, в школе крестьянской молодёжи) гордились своим земляком. Признательные сельчане вскоре после войны построили новый дом родителям Героя Анне Ильиничне и Михаилу Фёдоровичу Старостиным в благодарность за то, что вырастили и воспитали мужественного человека, настоящего патриота Родины. Умер В.М. Старостин в Ленинграде 17 января 1976 года.

Анатолий КУЗОВКИН.