Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Жизнь с непредсказуемыми поворотами

Номер 28 (501) от 21 июляВремя быстротечно. И об этом известном каждому обстоятельстве постоянно может что-то напомнить. Работаю я сейчас над биографическим словарём «Край Коломенский: имя вписано в историю», и понадобилось кое-что уточнить из биографии земляка Владимира Николаевича Баркова. Открыл нужную папку, в которую собирал многие годы документы об именитом коломенце, и подивился: он родился 120 лет назад, а, кажется, не так уж и давно я с ним не раз встречался, подолгу разговаривал. Вчитался в записи бесед с Владимиром Николаевичем, в выписки из документов и других источников, и вновь явственно встал передо мной крепкий пожилой человек с ясным взглядом, доброй улыбкой и светлой памятью. Судьба его уникальна, его жизнь была наполнена многими непредсказуемыми поворотами, насыщенными и счастливыми, и трагическими страницами. Имя Владимира Николаевича Баркова было вычеркнуто из истории Коломны почти тридцать лет. И лишь только с конца 1960-х годов его фамилия стала появляться в материалах, имеющих отношение к нашему городу начала XX столетия.

РОДИЛСЯ Владимир Николаевич Барков 4 мая 1890 г. в Саратовской губернии, в селе Красавка. С раннего детства его судьба связана с Коломной. Вначале жил в доме отца на улице Курчевской (ныне это улица Островского, дом 13), а с 1895 года на улице Олений Вражек (родители построили дом). Однако семейная жизнь не сложилась. Отец, Николай Михайлович, уехал в Смоленскую губернию и работал бухгалтером в имении князя Волконского. И осталась в этом доме народная учительница Анастасия Ивановна Баркова с четырьмя детьми. Это была женщина прогрессивных взглядов, занималась политикой. Увлекла революционная романтика и Володю. Он окончил четырёхклассное училище, работал диспетчером на железнодорожной станции Голутвин, а затем – регистратором земской больницы. Зимой 1904 года вместе со старшей сестрой Надеждой посещал гимназический марксистский кружок на квартире Маргариты Георгиевны Штейгер. А чуть позже познакомился с руководителем коломенских социал-демократов Николаем Иосифовичем Сапожковым, который и стал его первым партийным учителем. Барков принимал активное участие в событиях первой русской революции в Коломне. В 1906 году вступил в члены РСДРП, окончил школу агитаторов, руководил партийным кружком в Сандырях.

В 1906–1907 годах в доме Барковых была подпольная явочная квартира Московской окружной организации РСДРП – «Окружки». Здесь же «Володя» – такая подпольная кличка была у Владимира Баркова, хранил типографский шрифт, печатал листовки сначала на гектографе, а потом на мимиографе, хранил и часть оружия боевой дружины, книги партийной библиотеки. В дом № 6 на улицу Олений Вражек (ныне дом № 13) приезжали и здесь подолгу жили многие видные деятели «Окружки». Близкое общение с профессиональными революционерами было для В. Баркова замечательной школой – партийной и подпольной.

За революционную деятельность В. Баркова трижды арестовывали, в общей сложности в неволе он находился около двух лет. И в ссылке был столько же, в Рязани. Там экстерном на «отлично» сдал экзамены за курс гимназии. А потом служба в армии. Воинскую повинность отбывал в Киеве, в 165-м пехотном полку. Перед увольнением В.Н. Барков сдал экзамены по всем предметам на «отлично» и ему было присвоено воинское звание прапорщика запаса.

В 1914 году В.Н. Барков поступил в Московский университет на историко-филологический факультет и сразу же занялся привычной партийной работой. Учиться долго не пришлось. За революционные выступления В.Н. Баркова уволили из университета, а вскоре мобилизовали в армию.

ШЛА Первая мировая война. Семь месяцев прапорщик В.Н. Барков находился на фронте, участвовал в боях. В Карпатах был взят в плен. Более трёх лет находился в лагере для военнопленных в Венгрии. Там входил в группу большевиков и занимался самообразованием.

Лишь только после заключения Брестского мира смог вернуться в Россию. Перед тем, как отправиться в Москву, решил заехать в Крым, навестить маму, с которой не виделся несколько лет (она работала в Алуште в земском госпитале). Установить связи с большевиками не удалось. Оставаться в Крыму, где хозяйничало белое правительство Петра Струве, не мог.

Решил пробираться в Москву. Подделал воинский билет военнопленного, «превратившись» в нижнего чина 12-го стрелкового полка. Мать на рынке купила солдатское обмундирование, и Владимир отправился к линии фронта. Пришлось преодолеть немало трудностей, в том числе и угрозы разоблачения его как большевика. В Симферополе и в Джанкое встретил мобилизованных в добровольческую армию прапорщиков, которые находились вместе с Барковым в плену и знали его как активного члена большевистской партии. Но всё закончилось благополучно, никто из встретившихся знакомых не выдал. Перейти на территорию, контролируемую Красной Армией, вместе с группой женщин-беженок удалось в ночь на 18 марта 1919 года недалеко от Мелитополя. А через два дня был в Москве.

С ВОКЗАЛА В.Н. Барков пришёл в Центральный Комитет партии большевиков к секретарю ЦК Елене Дмитриевне Стасовой. Рассказал о себе, о крутых изменениях в судьбе за последние годы, попытался узнать, где находятся его друзья по революционной деятельности в Коломне. Встретился с земляком Владимиром Николаевичем Максимовским, который заведовал орготделом ЦК РКП(б). По его совету устроился работать инспектором труда Сокольнического района Москвы. Через некоторое время Баркова назначили членом коллегии подотдела охраны труда отдела труда Моссовета. А спустя несколько месяцев он перешёл на партийную работу – секретарём Сокольнического районного комитета.

Осенью 1922 года бюро городского комитета РКП(б) назначило В.Н. Баркова заместителем заведующего орграспредом МК. Одновременно его утвердили редактором журнала «Известия МК».

Журналистская работа пришлась по душе Владимиру Николаевичу. По личной просьбе его перевели редактором издательства МК РКП (б) «Московский рабочий».

После смерти В.И. Ленина Центральный Комитет партии направил В.Н. Баркова в газету «Правда» на ответственную должность редактора партийных вопросов, как тогда называли отдел партийной жизни. А через некоторое время назначили представителем редакции на заседаниях Секретариата и Оргбюро ЦК РКП (б).

С 1927 года Владимир Николаевич вновь в издательстве «Московский рабочий» уже на посту главного редактора. Помню, с особым удовлетворением и гордостью он мне рассказывал о том, что в бытность его главным редактором издательство первым в стране выпустило в свет роман М. Шолохова «Тихий Дон». Чувствовалось, что очень приятно было В.Н. Баркову упомянуть, что он первым подписал «Тихий Дон» к печати.

А через некоторое время вместе с заведующим издательством Э. Кольманом (впоследствии он стал доктором философских наук, членом Академии наук Чехословакии) В.Н. Барков задумал издавать роман-газету. Печатать её решили на газетной бумаге на ротационной машине. В первом номере «Роман-газеты» опубликовали роман А. Фадеева «Разгром» и выпустили его тиражом 200 тысяч экземпляров. «Я имел честь подписать его к печати», – отметил в автобиографии В.Н. Барков.

Новые веяния, введённые В.Н. Барковым в издательстве, прижились, хотя Владимиру Николаевичу пришлось расстаться с работой. В 1928 году Центральный Комитет партии назначил его ответственным редактором газеты «Рабочая Москва».

БАРКОВ усиленно занимался дипломной работой в Институте красной профессуры, когда его вызвали в ЦК партии. То, что он там услышал, вначале ошеломило его, но, поразмыслив, пришёл к выводу, что в общем-то не всё уж так неожиданно. Ему предложили работу в Народном комиссариате иностранных дел. Немаловажную роль в этом несомненно сыграло то, что Барков в совершенстве знал несколько европейских языков, да и вся предыдущая работа не оставляла сомнения, что он и на новом посту будет также ревностно и самозабвенно служить Родине.

В середине 1930 года В.Н. Барков прибыл в Париж на должность первого секретаря советского полпредства. Работал там два года. В том, что отношения с Францией значительно улучшились за это время, была и заслуга Владимира Николаевича.

В.Н. Баркова отозвали в Москву, но здесь он долго не задержался. С конца 1932 года был советником посольства СССР в Китае и генеральным консулом в Тяньцзине. Одновременно выполнял и разведывательную работу.

С 1935 по 1941 год В.Н. Барков – заведующий протокольным отделом Народного комиссариата иностранных дел СССР. Он познал всю премудрость дипломатического протокола.

Большая нагрузка выпала на долю В.Н. Баркова осенью 1940 года, когда он организовал поездку Председателя Совета Народных Комиссаров СССР и Народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова в Берлин, где участвовал во встречах нашей делегации с рейхсканцлером Германии Гитлером, министром иностранных дел фон Рибентропом и другими руководителями Третьего рейха.

«Это был тяжелейший труд, – делился со мною воспоминаниями Владимир Николаевич, – нервы были напряжены до предела, ведь нельзя было допустить ни малейшего срыва, ни малейшей неточности с моей стороны в смысле ведения дипломатического протокола на всех этапах пребывания высокой советской делегации в Берлине. Приятно сознавать, что я со своей задачей справился».

ЕЩЁ один зигзаг судьбы. В самом начале Великой Отечественной войны Владимира Николаевича Баркова репрессировали. В автобиографии он написал: «Я был арестован по указанию Берии и, как мне дали понять в МВД, не без участия А.Я. Вышинского… Наступила трудная полоса, но главная задача – сохранить партийное лицо и соответственно действовать – мною была выполнена».

25 лет пребывания в лагерях – такая мера наказания была объявлена «врагу народа» Владимиру Николаевичу Баркову. Поезд привёз его в Сибирь, в исправительно-трудовой лагерь в Красноярске. Там участвовал в строительстве завода, имеющего цех военного значения. А после войны побывал в других лагерях, пришлось поработать и на лесозаготовках.

В.Н. Барков пробыл в заключении более 14 лет. Вернулся в Москву в сентябре 1955 года. Квартира была занята, и пришлось Владимиру Николаевичу уехать в Коломну. Некоторое время без прописки жил у родственников. Затем нашёл приют у своего старого товарища по революционной борьбе в Коломне, лауреата Сталинской премии писателя Ивана Андреевича Козлова, жил и у сестры Зинаиды, у друзей.

Старые друзья-товарищи Владимира Николаевича И.А. Козлов, И.А. Кокушкин, И.У. Карасёва, Н.М. Алексеева написали письмо Первому секретарю ЦК КПСС Н.С. Хрущёву с просьбой реабилитировать В.Н. Баркова. Реакция последовала незамедлительно. Баркова вызвали в Военную прокуратуру, где выдали справку о реабилитации. А вскоре на заседании Центральной Контрольной Комиссии КПСС было принято решение о восстановлении В.Н. Баркова членом Коммунистической партии Советского Союза с октября 1906 года. А спустя несколько дней ему вручили партбилет.

Человек нелёгкой, но яркой судьбы Владимир Николаевич Барков умер в Москве на 92-м году жизни. Его похоронили на Никольском кладбище.

Анатолий КУЗОВКИН.