Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Письма с фронта – живые голоса войны

Номер 14 (487) от 14 апреляСчитанные дни отделяют нас от светлого дня Победы в Великой Отечественной войне. В этом году мы будем праздновать его в шестьдесят пятый раз. Будем чествовать тех, кто всё сделал, чтобы этот день настал, будем вспоминать тех, кто не дожил до дня Победы. В Коломне, как и в других городах России, десятки тысяч жителей ушли на фронт, ещё больше – остались в тылу ковать оружие для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. Среди наших земляков есть участники войны, ушедшие на фронт сразу после выпускного школьного бала. Среди них были и выпускники средней школы № 9 Коломны, о которых рассказал в своей книге «Семь Андреев» Сергей Гуськов. Одним из героев этой документальной повести был Сергей Чернятин, который погиб в 1944 году.

Сергей Чернятин писал письма с фронта своей школьной учительнице Зинаиде Григорьевне Ямпольской в Коломну (ул. Шоссейная д. к/з 120, кв. 26). Сегодня мы их приводим полностью, без сокращений и редакторской правки, они достойны этого.

Действующая Красная Армия
19.I.42 г.

Зинаида Григорьевна!
Пишет Вам Чернятин Сергей, тот самый, Чернятин, который учился у Вас, отличался ото всех учеников своей длинной долговязой фигурой, который любил литературу, но не мог терпеть учить «стишки» наизусть, словом пишет тот, которого Вы, надеюсь, не забыли.
Я – на фронте, уже 5ый месяц. Бьемся на Ленинградском фронте, идем вперед навстречу осажденному городу Ленина. Люди дерутся и живут в лесах, где стоят высокие заснеженные сосны да ели, где много снега, где много ярости в сердцах бойцов. Воевать – не простое дело, прежде всего надо научиться переживать трудности фронтовой жизни. Здесь на фронте окончательно формируется характер человека, он дополняется новыми качествами, иногда этот характер просто изменяется.
Армия и война дала мне многое, она прежде всего заставила крепко полюбить все окружающее, полюбить наше, я бы сказал суровое время. Не правда – ли?
Я работаю радистом – это нужная специальность, все идет в порядке. Правда приходилось иногда лежать или работать под вражеской бомбардировкой или обстрелом. Но что здесь удивительного? Ничего. Ведь это война.
Ну а как идут дела у нас в школе? Вот видите, я пишу «у нас в школе», школа всегда, на всю жизнь останется «моей», родной и дорогой, в которой было проведено много хороших полезных часов.
Работает – ли Георгий Михайлович? Если Вы его увидите, то передавайте ему привет от «ненадежного паренька», который иногда и, надобно правду сказать, был зол на судьбу, получал «единички» и «двоечки», но глубоко уважал гордость 9ой школы – Г.М. Горшкова. Передайте привет и остальным преподавателям, а также Зинаиде Петровне.
Вот и всё.
С красноармейским приветом С. Чернятин.
P.S. А что Вам известно о моих школьных товарищах?
Напишите, прошу Вас. С.Ч. 

Действующая Красная армия,
16.III.42 г.

Зинаида Григорьевна!
Получилось это так: 8го мне сказали, что мне есть письмо. Письмо – это хорошо, и я был твердо уверен, что оно от Нины Клочковой (я с нею переписываюсь), получил, смотрю знакомый почерк, но никак не могу вспомнить где я его читал и какова была моя радость, когда узнал что пишите это Вы, моя бывшая учительница литературы, мой бывший, я бы сказал, командир. Именно командир, не такой уж строгий, но сумевший влиять на ум и характер молодого парня. Вам я во многом обязан. Я полюбил и люблю все творческое, люблю музыку, живопись и литературу и эту любовь сумели привить мне четыре женщины: [С. 2] моя мать, Варвара Васильевна Рождественская – моя первая учительница, Надежда Ивановна Хлебникова – преподаватель литературы в НСШ и Вы – Зинаида Григорьевна Ямпольская. Почему я все говорю о литературе? Да потому, что есть у меня мечта: когда нибудь написать о том, что пережил и прочувствовал я, что волнует людей. Особенно мно<го> впечатлений сейчас, здесь, на фронте. Только вот времени нет, а то бы каждый день давал очерк.
Можно писать о первом виденном пленном немце, о детском резиновом мячике, который нашли в немецком блиндаже, о герое Лоскутове, уничто<жи>вшем 147 «фрицев» и о многом другом. Нет времени, но это не беда – я стараюсь запоминать главное, стержень событий [С. 3] остается в голове.
Идет март – мы наступаем, стоят холода, морозы до 35, но люди идут вперед, к городу Ленина. По какой бы дороге мы не шли, она для нас – начало Невского проспекта, по которому мы гордо пройдем.
Ведь это так?
Вы, конечно, по прежнему работаете в нашей школе, сейчас это труднее работать, сейчас нужно сделать так, чтобы каждая цифра и буква била по врагу.
Очень приятно, что у Георгия Михайловича сын такой большой морской командир, я уже этим перед товарищами по взводу хвалился. И совершенно законно.
[С. 4] Пишите что нового в городе, школе, в Вашей жизни, это все очень интересно.
Вашу вырезку я сохраню, если останусь жив, то мы вместе вспомним о войне, вместе еще раз прочитаем о «самом лирическом городе».
Вот и все.
Крепко жму руку
Ваш ученик, а сейчас красноармеец-радист С. Чернятин.
P.S. Привет Георг. Мих. и всей школе от долговязого Сергея.

5 янв. 43 г.

Зинаида Григорьевна!
За эти дни, недели, месяцы я, как губка, напитался целыми гроздьями впечатлений. Может быть будет суждено мне поведать их неискушенным. Кто знает?..
Конечно я ни во что не верю, но кажется иногда, что какая-то сила уж сколько раз вытаскивала изо всяких бед за шиворот хотя бы для того, чтобы написать Вам это письмо.
Война – страшная вещь. Она берет у людей жизнь, но она дает человеку новые качества, которых мы хорошенько и не знали. Послушали бы Вы какие длинные разговоры ведутся по вечерам в нашей тесной землянке… В них так много тревоги, грусти и надежд. И все они пропитаны суровой [С. 2] солдатской уверенностью в свое и общее наше счастье.
Сколько раз, сгрудившись вокруг коптилки, мы рассматриваем уж в сотый раз карточки родных, знакомых, любимых…
Далекие, милые…
Черт знает, как легко человек впадает в лирику. А особенно фронтовик. Но, конечно она сразу забывается, когда идет бой.
Эренбурга читаю с удовольствием и удивляюсь: «Сколько его душа накопила ненависти?! Ведь легко написать одну – две статьи, а дальше трудно будет найти слов. Конечно и впечатления и особую журналистскую наблюдательность нельзя здесь забыть. Но все же…
Привет школе, и учителям Серг. Чернятин.
P.S. Передайте этот листок в 10-ый кл.

Январь. 15. [1943]

Добрый день, Зинаида Григорьевна!
Вы уж простите мне мое настойчивое желание писать Вам. Ведь мои письма отнимают у Вас время, а оно сейчас не дешево. Конечно, я знаю, вы сейчас думаете, что это неплохо, что мои письма идут к Вам сквозь дымные ветры войны…
Я бы может быть не написал Вам сегодня, но надо как-то убить это ужасно медленно текущее время.
Четверо суток я не спал, если не считать 5–6 часов в общей сложности, когда сидя прикурнул, [так в оригинале – А.Д. ] положив голову на колени товарища.
[С. 2] А сегодня еще сделал глупость: выпил водки. Ударило в голову, сладкая истом<а> разлилась по телу, стало тяжело в движениях и легко в мыслях, которые спутались в какой-то хаотический клубок. Спать… Хоть один час…Но нельзя спать. Нельзя – есть нельзя. И вот я пишу уже второе письмо. Пусть оно еще раз напомнит Вам долговязого парня, в котором, как говорили, есть способности, но ни одна из них не сделает его человеком.
Так было все время: всего понемногу, а в общем – ничего. Может быть я еще молод? Нет, это глупо. Иные в мои года уже точно определили свой жизненный маршрут, встали на дорогу и пошли. А я так, на месте. Не думайте, что война [С. 3] мне помешала... Наоборот. Буду жив – может быть и что-нибудь из меня получится. А пока строю планы и мечтаю. Меня Нина К. так и зовет «мой мечтатель» (мне приятно).
Фронтовики – самые большие в мире мечтатели. Их желания может быть иногда малы, примитивны, смешны, но те кто хоть раз имел честь смотреть смерти в лицо, поймет этих оторванных от дома хороших людей. Они мечтают обо всем: о доме и о кружке шипучего пива, о любимой и о тишине, о мягкой постели, о книге, об удовольствии пить чай из блюдца…
Если все эти мысли, мечты большие и малые сложить, то получится одно чувство – одиночество и тоска. Но тоска хорошая, законная и оптимистическая…
[С. 4] После же сжимаются пальцы в кулак, глаза загораются огнем ненависти, а сердце подсказывает уверенность в силы свои.
Дней пять назад я получил письмо от Счастневой Нины, думаю, что с этой интересной и умной девушкой у нас завяжется прочная переписка. Вспомнила меня и Тоня Колосова. Прислала такую возбуждающую открытку, свойственную ее темпераменту. Как видите, мне пишут.
Посылаю Вам свой рассказ. Прочтите и напишите, стоит ли мне заниматься этими пустяками.
С приветом Сергей Ч.
P.S. Передавайте привет всем, кто знает меня. Чернятин.

22.I.43.

Здравствуйте Зинаида Григорьевна!
Сегодня мне снова захотелось написать Вам маленькое письмецо. Мне сегодня что-то очень грустно, подумал, как трудно человеку одному вдали от тех, с кем вместе жил до армии, до войны. Эта проклятая война, подобно вихрю ворвалась в жизнь и осушила все счастье людей, сделала их тверже, резче, а я этого не люблю. Я хочу чтобы люди были очень добрыми и хорошими, чтобы радость светилась в их глазах.
Ведь я еще все таки молод… Конечно мечтал о девушках, был полон разных лирических переживаний, но все это растаяло… Осталась лишь одна надежда…
Верить хорошо, но когда над головой висит меч Домокла, [так в оригинале – А.Д. ] то становится немного не по себе…
Ленинград освободился от блокады. Это замечательно! Как было трудно ленинградцам в осажденном городе, сколько мужества, [С. 2] великой стойкости проявили они. У меня есть дневник одной девушки – ленинградки. В нем она хорошо правдиво и точно показала, как жили ленинградцы в зиму 1941 г. Жутко… Буду жив – буду всегда хранить эту маленькую черную книжечку, документ, летопись жестоких дней.
А пока все. Со временем напишу Вам большое письмо.
С приветом Сергей Чернятин.

Уважаемые читатели, в заключение приводим список литературы, ознакомившись с которой, вы сможете больше узнать о Сергее Чернятине:

Книга памяти погибших, умерших и пропавших без вести воинов в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. Том 10. Московская область, Коломенский район. – М.: Мысль, 1997. – 556, [3] с. – (РФ. Моск.). – 6 000 экз. – С. 454.

Цветы России: стихи, проза, рисунки /сост., общая ред. и вступ. статья Г.Н. Матвеевой; худ.: М.Г. Абакумов. – [Коломна:], 1995. – 88 с.: ил. – (50-летию великой победы посвящается). – 5 000 экз. – С. 82:

С.В. Гуськов, Семь Андреев /С.В. Гуськов; худ. К. Соколов. – М.: Политиздат, 1968. – 142 с.: ил. – (Портрет твоего современника). – 17 коп. – 100 000 экз. – (С. 8, 13–29).

Публикация А. Денисова.
На фото Сергей Чернятин.