Статистика

Яндекс.Метрика



Погода

GISMETEO: Погода по г.Коломна

Ушла на войну в семнадцать лет…

Номер 2 (475) от 20 январяИзвестие о том, что началась война, что фашистская Германия напала на нашу Родину, застало коломенскую школьницу Клаву Дарзиманову в городе Куйбышеве, куда она приехала с отцом навестить родственников. Дарзимановы заспешили домой, в Коломну. В поезде поняли, какая большая беда обрушилась на страну, на каждого в отдельности человека, увидев на станциях и полустанках плачущих людей, провожавших мобилизованных в армию мужчин. И девушке стало страшно…

С КАЖДЫМ днём война приближалась всё ближе и ближе к Коломне. Призвали в армию отца Клавы сорокалетнего Трофима Фёдоровича, как на русский лад звали его, татарина по национальности, Рахимзяна Дарзиманова. Не говоря ничего маме, Евдокии Ивановне, засобиралась в армию Клава. Ходила в военкомат, но там с ней всерьёз не разговаривали: «Нос ещё не дорос. Убежишь из первого же боя». И действительно, лет-то ей было ещё маловато: родилась Клава в селе Белые Колодези Коломенского уезда 2 декабря 1925 года.

Что делать? От страстного желания встать в ряды защитников Родины Клава не отказалась. По характеру была настойчивой, упорной. Раздобыла книжку – наставление об устройстве автомата ППШ, стала по ней изучать оружие. Иногда в их доме останавливались фронтовики, девушка просила солдат помочь разобрать и собрать автомат. И хорошо усвоила и пистолет-пулемёт Шпагина, и трёхлинейную винтовку Мосина.

Сидеть без дела Клава не могла и поступила работать на завод имени Энгельса (его эвакуировали в Коломну из Ленинграда и разместили в цехах выехавшего в Сибирь патефонного завода). Быстро освоила профессию токаря и стала выполнять нормы на 150–200 процентов.

После наступления советских войск под Сталинградом Клава решилась ещё раз сходить в военкомат. Ей повезло. С фронта приехали за пополнением. Одна девушка не смогла выехать, и Клава упросила старшего лейтенанта вместо её фамилии поставить «Дарзиманова». Понимала, что обманывать нехорошо, но, успокаивала себя, иначе не добиться желаемого, да ведь просилась-то на фронт, а не на курорт.

Так Клавдия Дарзиманова оказалась в действующей армии. В одном из писем своему школьному учителю Афанасию Васильевичу Ососкову в Коломну она писала: «Попала под Воронеж. В жестокие кровопролитные бои. Было что-то жуткое кругом, но у меня не было страха. В первый день было тревожное возбуждение необычайности и неизвестности будущего. Потом всё прошло. Была лишь одна страшная ненависть, злоба. И когда первый раз пришлось участвовать в атаке, это было самым моим наилучшим наслаждением. У меня был автомат. Немцы бежали из дота цепочкой, и мой автомат ходил тогда вдоль этой цепочки бегущих людей, и, еле сдерживаясь, чтобы не кричать неодолимо бьющим изнутри стихийным радостным криком, видела как переламываются, спотыкаются и падают бегущие. Потом мы пошли вперёд, и я видела их. Немцы валялись вокруг, срезанные пулями на бегу, плоские, серые, обескровленные, похожие на раздавленных вшей. Скрюченные пальцы их в судороге врывались в мокрую землю, за которой они пришли. И знайте, Афанасий Васильевич, вид этих уничтоженных мной самой фрицев пробудил во мне мстительное веселье».

ПО РУССКОЙ, украинской земле до Бессарабии пролёг боевой путь Клавдии Дарзимановой, а потом по территории Румынии, Венгрии. Была автоматчицей, санинструктором. Её избрали комсоргом батальона.

В Коломну приходили письма домой – маме, Евдокии Ивановне, и младшему братишке Славе. В одном из них она сообщала: «Милая мама, прости, что я не воспользовалась предоставленным мне отпуском. Не хочу отставать от своей части, с которой я сжилась, которая является для меня второй семьёй» (отпуск полагался ей по ранению).

Первокласснику Славе писала: «Спасибо, Славик, за твоё письмо и рисунок. Меня они очень радуют. Плохо одно, Славик, что ты стал баловаться. Я всегда надеялась на тебя… Мне бы хотелось, чтобы ты стал лучшим из нашей семьи. Бери пример с папы-героя». Трофим Фёдорович Дарзиманов погиб в бою 28 апреля 1942 года.

Не стало отца, с которым Клава была очень дружна. Девушке необходимо было с кем-то поделиться своими мыслями, рассказать об увиденном и пережитом. И она стала переписываться со своим учителем Афанасием Васильевичем Ососковым, у которого три года училась в Коломенской школе № 5. Впоследствии А.В. Ососков (1888–1965) стал заслуженным учителем школы РСФСР.

Первое письмо учителю Клава написала 12 июня 1944 года:

«Привет с Карпат!
Здравствуйте, дорогой Афанасий Васильевич!
Извините за нескромность. Решила за долгие фронтовые месяцы написать Вам эту открытку. Хотела ещё давно написать Вам, но, по правде говоря, стеснялась.
Афанасий Васильевич, много я прошла, много повидала, много пришлось пережить, но и в пекле боёв всегда вспоминала Вас, родную школу. В часы затишья иногда так хотелось поговорить с Вами, узнать школьные новости, но Вас близко не было, ограничивалась тогда только воспоминаниями. Афанасий Васильевич, если Вам не трудно, черкните о Вашей жизни, работе, новостях. Буду ждать с нетерпением.
С приветом Клава Д.
Адрес отправителя: полевая почта 24039-А, Дарзимановой Клаве».

Старый учитель ответил, и ему стали периодически приходить весточки от бывшей ученицы Клавдии Дарзимановой: «Получила очень важное задание. Выйду живой, обязательно всё напишу». «Не знаю, может быть, я не вернусь. Но хочу всем, всем нашим учителям сказать: «Помните, дорогие воспитатели! Ваши ученики не опозорят Вас, не опозорят нашу дорогую Родину».

Вьюжным морозным декабрьским днём 1944 года Афанасий Васильевич получил письмо со знакомым обратным адресом полевой почты. Развернул свернутый в треугольник лист. Знакомый почерк Клавы Дарзимановой: «20 ноября 1944 года. Привет с фронта! Здравствуйте, родной Афанасий Васильевич! Мои наилучшие фронтовые пожелания в Вашей работе и жизни». Глаза бегут по строчкам. Но что это? Очередной абзац написан другим почерком: «Дорогой Афанасий Васильевич, продолжать письмо, не дописанное Клавочкой, пришлось мне. Вам, конечно, очень будет тяжело, но я сразу же хочу сообщить, что Клава… погибла смертью героя… Она была в последнее время в моём подразделении. Я являлся непосредственным начальником. Клаву весь личный состав нашей части знал как самую лучшую, боевую, скромную девушку…» Письмо было подписано старшим лейтенантом Ильёй Кузьмичём Протопоповым.

Через несколько дней А.В. Ососков получил ещё одно письмо от И.К. Протопопова, в котором он рассказал о том, как произошла трагедия: «Клава погибла от осколка снаряда на поле боя героической смертью. Погибла она со мной рядом, умерла на моих руках. Я её вынес с поля боя и нёс на себе километр. Этот трагический для меня и для Вас случай получился 2 декабря 1944 г. в день её рождения. Вечером после боя мы собирались отметить именинницу, а вместо этого пришлось… похоронить».

Домой Клава отправила письмо за четыре дня до гибели:

«29.11.44.
Привет с фронта!
Здравствуй, мама!
Получила твою маленькую записочку. Извини, мама, что позабыла поздравить с великим праздником (с 27-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции – А.К. ). Письмо писала задолго до праздника, поэтому и выпустила из виду. Рада, что получила моё фото, только никак не могу дождаться от вас обещанного. Какой же сейчас Славик? Мама, я хочу тебя предупредить – ты мне пока не пиши, я же иногда буду посылать тебе весточку о себе. Только ты не беспокойся, ничего страшного нет. Я жива и здорова, ничего страшного нет, но у меня будет такая обстановка, что твои письма не будут доходить до меня. А потом я тебе напишу, когда можно будет писать. Вот и всё, мама, новостей никаких.
Послала вам 500 р.
Ну, желаю вам счастья и здоровья, я ухожу…
Целую крепко. Всегда ваша Клава».

СТАРШИНА Клавдия Трофимовна Дарзиманова воевала отважно и смело. Не раз ходила в разведку. С поля боя вынесла 56 раненых солдат и офицеров. За мужество и героизм была награждена орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, Славы III степени, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

По ходатайству А.В. Ососкова память о героине, погибшей в девятнадцать лет, была увековечена в Коломне. Именем отважной девушки-воина Клавдии Дарзимановой была названа семилетняя школа № 5, которую она окончила. Но… В 1960-е годы школу объединили со средней школой № 26 имени В.П. Чкалова. И на здании появилась новая краткая вывеска: «Филиал школы № 26».

А спустя несколько лет снесли здание бывшей школы № 5, построив на этом месте Дом торговли (площадь Советская). Да и школы № 26 уже нет. Об истории, о преемственности поколений, о традициях почему-то в последнее время стали всё меньше думать. Да и на воспитание патриотических чувств у молодёжи этот конкретный факт вряд ли повлияет положительно.

Анатолий КУЗОВКИН.